Фашизм vs нацизм

8 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 8 декабря-15 декабря

Украинцам хорошо знакома ситуация, когда исторические события 70—50-летней давности становятся поводом для грандиозных баталий в обществе и политикуме...

Фашистский марш в Риме 28 октября 1922 года, который возглавил 
 лидер «чернорубашечников» Бенито Муссолини (в центре), 
 в течение нескольких часов привел к назначению дуче премьер-министром королем Италии Виктором Эммануилом
Фашистский марш в Риме 28 октября 1922 года, который возглавил лидер «чернорубашечников» Бенито Муссолини (в центре), в течение нескольких часов привел к назначению дуче премьер-министром королем Италии Виктором Эммануилом

Украинцам хорошо знакома ситуация, когда исторические события 70—50-летней давности становятся поводом для грандиозных баталий в обществе и политикуме. При этом в ход непременно идут слова «фашист» и «фашистский». Мало кто догадывается, что вообще-то их некорректно применять даже к самому Адольфу Гитлеру.

Лишь изредка отдельные историки и политологи замечают, что фашизм и нацизм — отнюдь не тождественные понятия. Но подробно останавливаться на этой скользкой теме у нас не любят. Кому охота выяснять разницу между двумя видами негодяев?

Увы, опыт показывает, что терминологическая путаница неизменно порождает искаженное восприятие истории. Даже если речь идет о таких одиозных явлениях, как фашизм или нацизм.

В мемуарах одного ветерана войны описан любопытный эпизод, имевший место в Германии зимой 1945-го. Советский офицер обозвал пожилого гражданского немца «старым фашистом», немало его озадачив:

«Немец спросил:

— Warum Faschisten? Faschisten — Italien. Mussolini.

— Фашисты — в Италии?! А здесь кто?!

— Hitler. NSDAP. Nazis.

— Ишь ты, — сказал гвардии капитан. — Оказывается, разница есть. Ничего. Повесим Муссолини, повесим и Гитлера».

Действительно, функционеры НСДАП и эсэсовские головорезы даже не подозревали, что в СССР их считают фашистами. В свою очередь советские люди не догадывались, что фашизм и нацизм — разные, хоть и во многом схожие движения.

Общие черты двух идеологий назвать нетрудно: тотальное неприятие демократических ценностей, стремление к жесткой однопартийной диктатуре, культ вождя, ненависть к марксистам и либералам, наконец, безоговорочный примат национальных интересов над индивидуальными и классовыми. Есть, однако, и существенные различия.

Эмблемой фашизма, зародившегося в Италии после Первой мировой войны, неслучайно стала древнеримская фасция — связка прутьев, символ единения и мощи. Фашисты выдвинули привлекательный тезис о «единстве нации» — в противовес классовой борьбе и партийным раздорам, порождаемым «гнилой» демократической системой. Идеологи фашизма считали, что парламентскую демократию должно сменить т. н. «корпоративное государство» на основе профессиональных групп (корпораций), выполняющих определенные функции. Вместе корпорации составляют единый национальный организм, и получается полная идиллия…

Отдельным классам и партиям фашизм противопоставлял, говоря современным языком, политическую нацию. И нас не должен удивлять тот факт, что в 20-е годы среди соратников Бенито Муссолини встречались этнические евреи — например, сенаторы Лурия, Анкона и Мейер, председатель Госбанка Теплиц или Гвидо Юнг, член Большого фашистского совета, министр финансов и активный разработчик «корпоративных» идей. То же можно сказать и о фашистских режимах в Испании и Португалии, кстати благополучно переживших войну, якобы ознаменованную победой над фашизмом.

А вот в случае с нацистами ситуация принципиально иная. Здесь на передний план выходит забота о «чистоте нации», нетерпимость к инородцам, дремучий биологизм с обмеркой черепов, высчитыванием процента арийской крови и т. п. Именно для нацизма характерна идея о «неполноценных расах» и «расе господ», якобы призванной править Землей. Фашисты были гораздо менее амбициозны, нежели нацисты, строившие грандиозные планы по радикальному переустройству всего мира.

Отсюда вытекает еще одно знаковое различие между фашизмом и нацизмом — отношение к религии. Если в фашистских государствах церковные институты пользовались большим авторитетом и влиянием, то нацисты церковь откровенно не жаловали. Для них религия являлась конкурентом в борьбе за души сограждан.

Американский историк Алан Кассельс еще в 70-х годах ХХ века выдвинул оригинальную теорию относительно распространения фашистской и нацисткой идеологий в государствах Европы. По его мнению, фашизм был характерен прежде всего для сравнительно отсталых стран, которые рассчитывали с помощью жесткой диктатуры и централизованной экономики добиться ускоренных темпов развития. Нацизм же, напротив, следует рассматривать как негативную реакцию на промышленный переворот и урбанизацию, породившие «смешение племен» и размывание национальных особенностей. Поэтому нацистские идеи получили наибольшую поддержку в передовых индустриальных странах вроде Германии.

Ошибочно считать, что фашисты и нацисты, выступавшие единым фронтом в период Второй мировой, были извечными союзниками. Весьма показателен пример Австрии. В начале 30-х у власти здесь находился канцлер Энгельберт Дольфус, убежденный фашист, мечтавший о корпоративном государстве, распустивший парламент, ликвидировавший основные гражданские свободы и заключивший союз с Муссолини. При этом злейшими врагами Дольфуса были местные нацисты, сторонники присоединения Австрии к Третьему рейху. Летом 1934-го австрийские наци предприняли попытку путча, захватив резиденцию канцлера-фашиста, смертельно ранив его самого. Кстати, эти бурные события едва не спровоцировали военный конфликт между Германией и Италией.

Одним из величайших преступлений ХХ века, бесспорно, является развязанный гитлеровским режимом геноцид. И одиозность понятия «фашизм» для нас связана прежде всего с трагедией Холокоста. Но, как ни парадоксально, фашисты имели к ней весьма отдаленное отношение.

В течение 15 лет после прихода Муссолини к власти в итальянском фашистском государстве не было национальной дискриминации. Антисемитские законы дуче принял лишь в 1938-м, под влиянием новоприобретенного союзника-фюрера. Тем не менее участвовать в «окончательном решении еврейского вопроса» Муссолини категорически отказывался и Гитлеру итальянских евреев не выдавал. Они оставались в безопасности вплоть до осени 1943 года, когда Италия капитулировала и немцы, занявшие север страны, открыли счет итальянским жертвам Холокоста.

Еще несколько красноречивых фактов. Находившуюся под итальянской оккупацией Албанию Холокост не затронул вовсе. В Хорватии в 1941-м несколько тысяч евреев бежали из районов, подконтрольных немцам и усташам, в итальянскую оккупационную зону. Год спустя немецкое руководство потребовало от Италии выдать беглецов. Фашисты отказались…

Наконец, были классические фашистские режимы Франко в Испании и Салазара в Португалии. Они не только не преследовали «своих» евреев, но предоставили убежище тысячам еврейских беженцев из других стран.

Разумеется, ни один нормальный человек не может испытывать симпатий к фашизму, с его культом дуче или каудильо, отрядами чернорубашечников и касторкой для инакомыслящих. Но в то же время объявлять Холокост порождением «звериной фашистской идеологии» вряд ли справедливо.

Отождествление фашизма и нацизма досталось нам в наследство от советской пропаганды. И, очевидно, связано со стремлением большевиков подогнать всех недругов под общий ранжир. Фанатики, наблюдавшие действительность в кривом зеркале марксистских догматов, уверенно заявляли: классовая сущность всех буржуазных партий одинакова! Сталинская пропаганда в 30-е годы легко ставила знак равенства между Гитлером и британскими консерваторами. Мол, в Германии — «открытая диктатура крупного капитала», а в Англии — «замаскированная». Где уж тут различать фашистов и нацистов?

Итальянский фашизм вышел на историческую арену раньше других одиозных движений, оттого слово «фашист» и превратилось в универсальный ярлык для политиков, враждебных коммунизму. С начала 1920-х гг. так стали называть буквально всех деятелей правой ориентации, от Гитлера до Пилсудского, от Муссолини до Ульманиса. Более того, европейских социал-демократов, которые никак не подпадали под определение «фашисты», но Сталину тоже не нравились, окрестили «социал-фашистами». Этот абсурдный эпитет активно использовался вплоть до середины 30-х годов.

Кстати, противоположный лагерь в 20—30-е гг. также страдал склонностью к искусственным обобщениям. Ультраправая пресса клеймила зловещих «красных», изображая русских большевиков, германских эсдеков и английских лейбористов как единое целое. Тем не менее сейчас ни один исследователь не оперирует этим пропагандистским ярлыком. А вот многоликие «фашисты» успешно перекочевали из агиток советской эпохи в современные монографии, статьи и школьные учебники. Заодно мы унаследовали и несколько производных штампов.

В частности, наши СМИ по-прежнему любят употреблять термин «фашист» для обозначения военнослужащих вермахта. Представлять каждого немца, мобилизованного в армию Гитлера, носителем определенной идеологии, причем даже не гитлеровской, абсолютно некорректно. С таким же успехом можно окрестить всех бойцов Красной армии «троцкистами».

Стоит упомянуть и словечко «немецко-фашистский». Этот термин не только ошибочен в историческом плане, но и довольно сомнителен с точки зрения лингвистики. Советские пропагандисты наплодили немало похожих словесных уродов, однако часть из них быстро потеряла актуальность. Еще при Сталине канули в Лету яркие перлы: «социал-фашист», «украинско-немецкий националист» (так одно время пробовали называть бойцов УПА), «право-левацкий блок Сырцова—Ломинадзе» (о разгроме этой антипартийной группы рапортовали советские газеты в начале 30-х). Судьба «немецко-фашистских захватчиков» сложилась удачнее — они до сих пор с нами.

Стоит ли отказаться от употребления термина «фашизм» в неверном контексте? Вопрос не из легких. Если на одной чаше весов — историческая объективность, то на другой — устоявшиеся стереотипы, горы книг и статей, опубликованных за последние 70 лет, наконец, политконъюнктура…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно