Элита во «внутренней эмиграции»?

8 июня, 2012, 13:21 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-15 июня

Все двадцать лет независимости были потрачены «верхушкой» на то, чтобы ограничить элиту в правах и возможностях.

© dpa/pa

Когда мы задумываемся об общественном устройстве, перед нами встает вопрос вопросов: всякий ли социум продуцирует элиту, или же она возникает и полноценно функционирует только в «обществах победившей демократии» развитых стран? Обречены ли наши граждане «отсекать» жирной чертой властную «верхушку» от истинной элиты из народа, чьей силы не хватает для того, чтобы реально изменить нашу жизнь?

К написанию этой статьи меня подвиг читатель Victor4, оставивший на нашем сайте комментарий к материалу «Бедняцкое сознание народа как порок системы». Вот что он пишет: «Наши люди продолжают уезжать из страны, поскольку в стране бедных нет возможности для самореализации, а для активных людей она важна. Бедность порождает апатию, постепенную маргинализацию, утрату чувства собственного достоинства. И никакую элиту бедность произвести не в состоянии. Элита предполагает активность, креативность, способность к анализу, к действиям, чувство собственного достоинства. Эти черты несвойственны бедности. Элиту производит средний класс, который у нас и был-то в зачаточном состоянии, а с нынешней властью вообще вымирает. Страна в целом семимильными шагами маргинализируется. Богатые в нашей стране также не представляют собой элиту. Они получили свое богатство не за счет креативных идей, эффективного управления в условиях конкуренции. Они разными, но в основном очень сомнительными путями присвоили себе общенародное достояние. И понимают свою неконкурентоспособность в жесткой конкурентной среде, всячески препятствуя ее появлению. И, таким образом, тоже представляют собой маргинальный слой — только материально обеспеченный. Слой случайно уцелевших интеллектуалов — чужеродный слой для этой страны — уходит во «внутреннюю эмиграцию» и постепенно исчезает. Жить в такой стране некомфортно всем. Слабая надежда лишь на некоторых пассионарных личностей, которые, возможно, смогли бы встряхнуть общество, вывести его из депрессии и апатии. И возродить надежду. Человек, получивший надежду, может совершить чудо».

Оказывается, тот самый народ, об интересах которого имеет стойкую привычку забывать власть, мало того, что четко отделяет свое представление о настоящей элите общества от «забродивших сливок» власти, еще и способен говорить о ней с теплотой и проникновенностью. А это значит, что народу не чуждо чувство гражданственности, и именно это стремление жить в полноценном, чутком к позиции каждого человека социуме и дает нам надежду на нормальную жизнь. И на фоне представлений граждан о роли в общественной жизни подлинной элиты невразумительно бледным пятном кажется инициатива Януковича о «штамповке» так называемого кадрового резерва из молодых госслужащих, — а ведь никто и никогда не возлагал надежд на бюрократов. 

Об элите — наш разговор с доктором экономики и социологии, профессором Юрием Саенко.

Появление элиты как условие выживания социума

— Люди, которые так понимают сегодняшнюю ситуацию в стране и принимают нынешнее безвременье настолько близко к сердцу и своему человеческому достоинству, судя по их комментариям, сами как раз и относятся к элите. То, что мы видим в системе управления государством, в политике — это не элита, а всего лишь властная «верхушка». Ни наши политики, ни управленцы не принадлежат к самым лучшим личностям нашего общества. Где же наша элита? Среди народа она, конечно, есть, а вот почему ее не видно, почему нет ее представителей среди политиков и государственных менеджеров? Потому что власть возвела прочные заслоны между собой и элитой. И здесь прав автор комментария: разрушить их могут только средний класс и гражданское общество. И именно потому «сборище», которое нами управляет, подавляет средний класс и не дает ему развиваться. Поэтому наша подлинная элита вместо того, чтобы выходить на общественную арену, чтобы демонстрировать лучшие человеческие ценности — гуманитарные, интеллектуальные, демократические, — находится на маргинесе социума. Все двадцать лет независимости были потрачены «верхушкой» на то, чтобы ограничить элиту в правах и возможностях.

Но ведь у нас была элита в шестидесятых годах прошлого века! У нас были лучшие ученые (вспомним, как Виктор Глушков развивал кибернетику, а Николай Амосов — хирургию). А украинский национальный кинематограф, театральная жизнь! В общественной жизни — целая плеяда диссидентов. Почему наше время не рождает таких личностей? Казалось бы, тогда более жестокое время было… Уже прошло пятьдесят лет, а у нас на сцене, как на кону, те же шестидесятники — это Иван Дзюба, Евгений Сверстюк, Мирослав Маринович, Семен Глузман… Я не могу ответить на вопрос, почему у нас сегодня нет новой молодой плеяды таких ярких личностей, — и это не только у нас, а на всем пространстве СНГ. Но важно помнить, что любое общество, самое бедное, в самом беспросветном состоянии, все равно продуцирует элиту. Считается, что гении рождаются постоянно — один на сто тысяч. Правда, в процессе социализации реализуется лишь один гений из ста рожденных. Вспомним, что в советское время из Донбасса, где была слабая культурная среда: сплошные заводы, шахты, лагеря и рабочие поселки,— вышли такие гиганты, как Иван Дзюба и Васыль Стус. А возьмите бедную Индию — она дала жизнь Рабиндранату Тагору и Ганди, Вивекананде и Кришнамурти. Вспомним, как при советах бедный, колониальный украинский социум вывел на мировую арену Сергея Королева.

Так что появление элиты актуально для любого общества. Кибернетики часто приводят пример с муравейником. В каждом муравейнике сообщество муравьев поделено на две части — это рабочие и «менеджеры»-управленцы. Эти две касты в одном муравейнике стабильны. Исследователи разделили муравейник: рабочих переселили отдельно от «менеджеров». Думали, обе части по отдельности погибнут, но ничего подобного: среди рабочих появились «менеджеры», а среди «менеджеров» — рабочие. Условие выживания любого общества — это обязательное присутствие действующей элиты, без этого общество, бедное или богатое, не может жить. Сейчас США и ЕС привлекают научную элиту из бедных стран. Вспомним, как в советское время Россия вытягивала научные и творческие кадры из своих бедных колоний, и Украины в их числе. Если Украина будет и впредь разбазаривать свою элиту, не допуская ее к управлению, — она обречена.

Заслоны между властной «верхушкой» и народным интеллектом приводят к тому, что интеллектуал, равно как и квалифицированный рабочий, хочет вырваться отсюда, чтобы себя реализовать. 45—50% наших граждан хотят уехать из страны, а среди молодежи еще больше. И это не беспокоит нашу власть, которая не ценит и боится таких людей. И если это не прекратится, мы можем достичь такой точки деградации, откуда возврата уже нет. Нынешняя социально-политическая система не способна — ей это не присуще — обогащать управленческую систему интеллектом и духовно-моральными принципами. И без изменения социально-политической системы выхода у социума нет.

За элитой — шансы на развитие

Рассмотрим структуру социума от элиты к «широким массам». Во-первых, это гении. Гений — это тот, кто открывает новое, о котором до него никто не догадывался, а если кто и догадывался, то думал, что это невозможно. За гениями следуют таланты — они подхватывают открытия и идеи гения и апплицируют их на сегодняшний день и на будущее. За талантами идут профессионалы, которые разрабатывают технологии, как эти идеи превратить в услуги и товары. За профессионалами идут производственники. Дальше идут массы, потребляющие продукты производства и строящие на этом свою повседневную жизнь. Это живая цепочка, и если в стране нет элиты, нет гениев и талантов, то жизнь там останавливается. То есть функция элиты — это отыскание шансов построения новых моделей развития, для того, чтобы улучшить жизнь страны и ее граждан. 

Многие считают, что у нас в стране нарушен механизм поиска и отбора управленческих кадров, но он не нарушен, он просто другой. Янукович якобы планирует «назначать» в элиту молодых госслужащих, — а из кого он будет выбирать? Из своих сыновей, родственников и прочих «глубоко преданных»? Только таким путем он сохранит себя и свою партию у власти. Если он будет выбирать не среди своих сторонников, то быстро окажется не у дел. Так что его идея провальна. Посмотрите, кого он приближает к себе: родственников, партийцев, земляков. Как в анекдоте: «Улицы Донецка опустели, потому что первого попавшегося прохожего хватают и отправляют на должность в Киев». Вот вам и отбор. К тому же для того, чтобы отбирать людей в государственные менеджеры, самому нужно быть моральным человеком, демократом. А с этим у нас туго. Разве президент и его окружение способны сформировать критерии, механизмы отбора, — чтобы завтра эти во всех смыслах избранные люди сместили их из «верхушки»? Покажите мне, где власть отбирала бы и воспитывала своих гробовщиков?

Хотя есть пример. Помнится, Маркс сказал, что рабочий класс — это гробовщик капитализма. Капиталисты поняли, что их дело может развиваться только в том случае, если расширится круг потребителей. А для его расширения, нужно больше платить рабочим, чтобы они покупали товары. А для этого необходимо давать им рабочие места, квартиры. А чтобы развивать инновационную экономику, требуются образованные люди, значит, надо их обучать. А с появлением массы образованных людей возник «средний класс». Так появились либеральные идеи, демократия. То есть гробовщик общественного строя превратился в его союзника. Люди бизнеса ушли из политики, а политики и управленцы профессионализировались, выйдя из народа.

Интеллектуалы и модель будущего страны

Интеллектуальный слой у нас не исчезает, просто он так долго находится на маргинесе, что, на первый взгляд, уже начинает засыхать на корню. В советские времена этот слой не привлекался в систему управления, но в то же время был очень востребован на производстве. Производство развивалось — и космические корабли делали, и танки, и кастрюли клепали… А отсюда — нужны были научно-исследовательские институты, для той же работы «на оборонку». А сейчас у нас производства нет, как и престижа ученого, инженера, конструктора.

Элита сейчас появляется — ей проявиться мешают. И порядочные люди в парламенте ничего не меняют — не набирается критическая масса. Точно так же, как диссиденты не имели в обществе критической массы, и Советский Союз не они развалили — просто это была нежизнеспособная система, она сама себя уничтожила. Вспомним, к большим народным потрясениям не привело и выступление декабристов на Сенатской площади в 1825 году.

У Кришнамурти есть фраза: «Если не произойдет изменение сознания индивидов, не произойдет никаких изменений в обществе». А у нас двадцать лет никто не работал, чтобы развивать сознание людей. И надежда на пассионарных личностей, способных повести за собой людей, реализуется только тогда, когда эти люди сами способны измениться. Ведь любая сильная личность без поддержки ничего не сможет сделать. Посмотрите на Тимошенко и Луценко — ведь пассионарии же… Поэтому их и отгораживают от народа тюремными решетками. 

Интересный вопрос: есть ли у нас вообще теория общества? Ее, по идее, разрабатывают управленцы с учеными. Но они у нас не в контакте последние двадцать лет. Но зато у нас сколько угодно теорий и моделей будущего общества — стоит открыть любую аналитическую газету, чтобы это увидеть. Все строят желаемые модели общества и никто не говорит, как это сделать, какие механизмы, ресурсы привлечь. Казалось бы, Гуманитарный совет при президенте продуцирует некие программы, а у нас в последние два года углубляется гуманитарная деградация. Теория же в том, чтобы создать возможную переходную модель, чтобы достичь определенной цели. 

С другой стороны, начиная с Кучмы, переходя к Ющенко и возвращаясь к Януковичу, мы не можем выбрать свою конечную цель — выбираем ли мы западные ценности или будем болтаться в хвосте цивилизации вместе с Россией. Поэтому на самом деле у нас нет понимания будущей модели Украины: мы живем в неопределенности, и беда не в том, что мы бедное общество, а в том, что мы страна «без руля и без ветрил».

Вся «верхушка» употребляет такой термин, как «модернизация». Это полный абсурд. Начнем сначала — с понятия изменения. Это значит, что мы из пункта А хотим перейти в пункт В. Это желаемое вербальное намерение. Но мы должны сказать, каким образом мы осуществим этот переход, для этого нужно иметь программу, или проект Q. Если известен конечный пункт В и программа Q, тогда это трансформация. Скажите, в Украине это известно? Значит, никаких трансформаций здесь на самом деле нет. А модернизация происходит, когда из всех возможных отбираются наилучшие программы и наилучшие пути развития общества, — а что мы делаем лучше других? Пока у нас работают шахты, сталелитейные заводы, супермаркеты и развлекательные центры… 

А люди с прогрессивным сознанием продолжают находиться во «внутренней эмиграции». 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно