Эдипов комплекс: «психологический брак» или «убийство души»?

21 января, 2011, 13:30 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

Незадолго до смерти Варвара Петровна Тургенева, властная московская барыня и нелюбимая жена, разбила стекло, покрывавшее портрет ее любимого и ненавистного сына — писателя Ивана Сергеевича Тургенева.

© http://nnm.ru

Незадолго до смерти Варвара Петровна Тургенева, властная московская барыня и нелюбимая жена, разбила стекло, покрывавшее портрет ее любимого и ненавистного сына — писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Сын не успел к умирающей матери: она ушла в мир иной в окружении прислуги и крепостного оркестра, который по приказу Варвары Петровны играл веселую польку. Ей так хотелось почувствовать себя в последнюю минуту молодой и красивой барышней Лутовиновой, танцующей польку с красавцем-офицером Сергеем Николаевичем Тургеневым, на которого так похож сын. Тогда неверный впоследствии муж был в нее влюблен (или притворялся!), и ни единой тучки не было на горизонте. Потом все изменилось, и Варвара Петровна перенесла на сына свои не в полной мере реализованные чувства к его отцу.

Согласно идеям современной аналитической психологии, отношения Варвары Петровны с сыном можно было бы назвать «психологическим браком»: мать любила и ненавидела Ванечку, как раньше любила и ненавидела его отца, и всячески мешала сыну завести собственную семью. «Иногда мне кажется, что сын появился на свет только для того, чтобы я узнала, что могу быть любима», — эти слова часто повторяют многие несчастные в любви женщины, которые надеются, что сыновья возместят им беды и разочарования молодости. Но сын — не муж, не любимый мужчина, и с этим ничего не поделаешь. Рано или поздно сын выходит из сферы влияния матери, перестает удовлетворять ее платонически-романтические фантазии и (о горе!) влюбляется или женится. «Психологический брак» разрушается. Это происходит рано или поздно со всеми матерями, платонически влюбленными в своих сыновей, но, увы, ни одна из них не может смириться с «психологическим разводом». Не смогла с ним смириться и Варвара Петровна Тургенева. Больше всех на свете она ненавидела «проклятую цыганку» — певицу Полину Виардо, которая «увела» от нее сына. Тургенев жил во Франции, в Буживале, «на краю чужого гнезда», поскольку Полина была замужем. А Варвара Петровна балансировала между любовью и ненавистью, между привычкой к одиночеству и страстным желанием быть нужной.

Почему многие современные матери выбирают горестный и ошибочный путь Варвары Петровны Тургеневой? Почему стремятся вступить в «психологический брак» со своими сыновьями? Почему сыновья вынуждены отвечать за несостоявшуюся личную жизнь матерей?

«Все писатели так или иначе ведут в?своих книгах диалог с?собственной матерью: спорят с?ней, доказывают ей?свою любовь или мстят за?детские обиды», — считает французский психоаналитик Жан-Бертран Понталис, автор книги «Брат предыдущего», посвященной взаимоотношениям старших и младших братьев. Многие матери, в свою очередь, охотно признаются, что мальчика им растить интереснее, чем девочку, что у мальчика и кругозор шире, и характер проявляется ярче. Все это отговорки, следствие подсознательного желания скрыть подлинную проблему: платоническую влюбленность в сына, который так похож на отца! Женщины, у которых не сложились отношения с мужем, подсознательно ищут в отношениях с сыном моральную компенсацию за беды прошлого, не понимая, что такой компенсации, несмотря на любовь к матери, ребенок дать не в силах. Доказывать матери, что она может быть любима, должен не сын, а совсем другой человек.

С другой стороны, как считает Жан-Бертран Понталис, если взрослый мужчина слишком сильно привязан к матери, то в психологическом плане ему больше никто не нужен. Такой великовозрастный «маменькин сынок» на подсознательном уровне ощущает себя младенцем. Отношения с другими женщинами складываются у такого мужчины поверхностно: ему ненадолго нужны их тела, но совершенно не нужны их души. Место любимой женщины в его жизни занимает мать. «Инцест?» — скажете вы. На психологическом уровне — да. Или «психологический брак», в котором оба «супруга» не в силах отказаться от однажды выбранных ролей. Театральная маска приросла к лицу.

Западные психоаналитики (МакКарти, Бэннинг, Марголин) все чаще пишут даже не о случаях платонического «психологического брака» между матерью и сыном, а о примерах инцеста. Взрослеющий сын привык ощущать, что все лучшее в его жизни исходит от матери: только мать способна понимать и любить его. Остальные женщины грубы и жестоки, они не способны понять его ранимую и нежную душу! В этом случае инфантильный «маменькин сынок» выбирает для сексуальных отношений либо женщину намного старше его самого, внутренне или внешне похожую на мать, либо — в самых патологических случаях — вступает в сексуальные отношения с собственной матерью. Царь Эдип не знал, что женился на матери и убил отца, и страшная правда лишила его разума. Нынешние «Эдипы», лишенные матерью подлинной мужественности, индивидуальности и чувства собственного достоинства, все знают и порой даже не пытаются бунтовать.

Психоаналитик Татьяна Алавидзе отмечает: «психологический брак» между матерью и сыном чаще всего возникает тогда, когда роль отца, мужчины в семье деформирована или занижена. Но мать, пытающаяся воспринимать сына как копию мужа или любимого, тем самым лишает ребенка собственного пути в жизни, убивает его душу. Еще в 1989 г. психоаналитик Шенголд называл такие отношения матери и сына «убийством души» и посвятил этой теме серьезное научное исследование. «Убийство души» понималось Шенголдом как преднамеренная попытка исказить или уничтожить индивидуальность другого человека, как попытка матери помешать сыну выбрать собственный путь в жизни.

Подлинная трагедия наступает тогда, когда мать-«жена» умирает. Сын остается «вдовцом» и мучительно осознает произошедшую с ним перемену. Он ни разу не был женат или же все его браки распались, детей у него нет, обожаемая и подсознательно ненавидимая мать ушла из его жизни, а дома караулит пустота. Многие такие «вдовцы» после смерти матери-«жены» не в силах войти в опустевшую квартиру. Тишина и пустота тяготит их, хочется поскорее восполнить образовавшуюся брешь, а новые отношения, особенно в солидном возрасте, налаживать мучительно трудно. Мать, воспринимавшая сына как «платонического мужа», сломала ему жизнь, а сын, согласившийся на такую подмену, лишил себя подлинных семейных отношений.

Эдипов комплекс, о котором так много писали и Фрейд, и Юнг, проявляется не только в детском возрасте, когда сын зачастую обожает мать и подсознательно ненавидит отца, воспринимая его как соперника, но и во взрослой жизни. Этот комплекс может стать подлинной и глубокой трагедией взрослого человека. Ибо женщины, даже самые любящие, редко задерживаются рядом с мужчиной, страдающим эдиповым комплексом и платонически влюбленной в него матерью. Иногда, впрочем, невестка вступает со свекровью в отчаянный поединок. Если муж поддерживает жену в этом поединке, то свекровь может оставить молодую семью в покое и заняться налаживанием собственной личной жизни или хотя бы перенести свою любовь на внуков. Если невестка борется в одиночку, а ее муж постоянно принимает сторону матери, с которой состоит в «психологическом браке», то такая борьба обречена на неудачу. Главное — понять, способен ли мужчина повзрослеть и морально разорвать привязывающую его к матери пуповину. Если способен, то его семейная жизнь рано или поздно наладится. Ибо подлинные семейные ценности все равно одерживают победу над соблазнами и миражами, а подлинная любовь сияет ярче, чем лживая и лицемерная моральная эксплуатация. Убийство души не состоится, если сама душа скажет этому «нет»!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно