Дела телесные, или Наше тело, которого у нас нет

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 22 апреля-6 мая

В доиндустриальную эпоху тело украинского крестьянина жило в полном согласии со своей физиологией и окружающей средой — мерзло, потело, воняло, хотело и болело...

В доиндустриальную эпоху тело украинского крестьянина жило в полном согласии со своей физиологией и окружающей средой — мерзло, потело, воняло, хотело и болело. С развитием индустриализации телесные практики стали более утонченными. Даже в селах появились парфюм и протокосметика. Женщины надели панталоны и бюстгальтеры (любопытно, что в 1920-е годы в номенклатуре одной из отечественных фабрик были четыре вида мужских кальсон и только один (!) бюстгальтеров). Нововведение значительно улучшило силуэт женщин, но вызвало потребность овладевать новыми формами личной гигиены. Этому учили многочисленные брошюрки, где печатались статьи типа «как стирать свое белье». Брошюрки распространялись через сеть амбулаторий и поликлиник. О советском «теле» вообще говорили только в медицинском аспекте. Культура тела сводилась к физическому воспитанию (а само это название сменило более раннее — телесное воспитание, несовместимое с пуританскими настроениями новой страны).

Постиндустриализм подшутил над телом довольно кардинально. Он сделал его эфемерным. Тело перестало быть биологическим, теперь таковым оно осталось разве что в медицине. Социальное тело (и не только живое, но и мертвое) стало насквозь искусственным, кондовым и кодовым.

Женское тело было втянуто в эту «постиндустриальную индустрию» первым и более кардинально, нежели мужское. Теперь, стремясь соответствовать определенному социальному стандарту, в женском теле можно менять все — форму, величину, цвет, длину, плотность и упругость. Едва ли не в повседневное употребление вошли такие простые косметические приемы, как маски, массажи, скрабы, обертывания, парфюмирование, колорирование, окрашивание. Тело органично удлиняется акриловыми ногтями и синтетическими ресницами. Прижились и средства для торможения роста кутикулы (кожицы вокруг ногтя). Различные виды депиляций применяются уже совершенно по всему телу, за исключением разве что спины и головы (но это по желанию). Наконец, мы становимся свидетелями такого, зачастую хирургического усовершенствования тела, как увеличение губ (и татуирование вокруг них цветного ободка), увеличение груди, уменьшение ягодиц, утончение талии, разглаживание морщин, ликвидация растяжек, устранение целлюлита, имплантация волос (и увеличение их длины наращиванием), изменение цвета глаз (цветными линзами). В аптеках нашей традиционно консервативной Украины продаются пластинки, вкладываемые между пальцами ног, чтобы те росли ровно (кто бы мог подумать, что наши тела будут стремиться к такому совершенству!). В глянцевых журналах предлагаются «несложные», убеждают нас, операции по созданию ямочек на щеках, носящих соблазнительное название «улыбка Амели». Новое и модное веяние — употребление особых лекарств, которые бы уменьшили количество месячных до одного раза в год, дабы осточертевшие предменструальные синдромы не влияли на производительность работающего женского тела (ведь вы слышали, гормональные лекарства нового поколения не только безвредны, они очень полезны, их стоит принимать даже просто так, профилактически).

И все перечисленное призвано только эстетически украсить тело, оно даже не нацелено на здоровье, не связано с устранением каких-то физических недостатков, мешающих полноценно жить, и не сделает жизнь удобнее (если только единственной и главной вашей проблемой не стал предменструальный синдром).

«Эталонное» тело окончательно лишилось своих естественных параметров, а вот естественное стало не то что неконкурентоспособным, а вообще маргинальным. Искусственные маркеры на теле (акрил, синтетика, шлифовка, депиляция) рассматриваются как важные признаки цивилизованности, даже функциональности, дееспособности тела. Можете себе представить модель на подиуме с непобритыми подмышками или ногами? Это раньше принимали по одежде, теперь еще и по состоянию тела.

Женщины удостоены даже специальных женских станков для бритья! Еще недавно мужчины, для которых станок уже Бог знает как давно стал будничным элементом туалета, не обременяли себя бритьем подмышек, паха, ног или груди. Но стандарты растут... В прошлом году мы с подругой долго смеялись над побритой грудью какого-то работника таможни. Он заметил, и это доставило нам немного неприятностей. Да что там бритье, теперь можно найти даже мужскую декоративную косметику.

Женское тело признано более эротичным. Ну, конечно, оно столь привлекательно... Позвольте спросить, для кого? Для преобладающей части человечества объектами эротических фантазий все еще остаются мужчины.

Однако безусловный эротизм женского тела безапелляционно стал почти аксиомой. И удивительно, ведь женское тело в процессе беременности, рождения детей и лактации подвергается значительным и зачастую необратимым деформациям. Достигнуть стандартов красавицы с обложки — не то что не по карману, но даже «не по телу» для большинства населения нашей страны. Это зачастую недостижимо и для самой красавицы с обложки, над цифровым образом которой кропотливо работают компьютерные специалисты. Тело это уже совершенно виртуальное, но юная читательница журнала именно его воспримет как путеводитель к успеху...

Роль соблазнительницы некогда стала эдаким негласным социальным соглашением между мужчинами и женщинами (не уверена, в конце концов, что женщины давали на это согласие, скорее всего, у них просто не было выбора). Мужчины взяли на себя право руководить миром. Зато милостиво согласились соблазняться, впрочем, если женщины будут стараться. Это означало, что женщина изначально обречена продавать себя — либо на брачном рынке, либо на домашней «толкучке». Мужчина предлагает «пакет благ». А женщина — тело. Чем привлекательнее пакет — тем выше конкуренция среди тел. Чем привлекательнее тело и длиннее ногти — тем толще пакет можно отхватить.

А еще это означало, что мужчина, в процессе решения важных государственных (жизненных, тусовочных, после пьянки, от-нечего-делать-и-домой-идти-не-хочется) вопросов может заливаться пивом. Но упаси Бог, чтобы жена СНОВА встретила его с детьми на руках, в рваном халате и плохом настроении да еще и заляпанная манной кашей. Он же перестанет ее хотеть!

Ну, это дела минувших дней, теперь все не так примитивно. Сегодня уважающий себя мужчина женщину покупает, это толерантно называется «иметь дорогую женщину» (высший пилотаж — «бывшую мисс» или «модель»). Ее арсеналом становится все то, о чем шла речь во втором или в третьем абзаце. Она обязана уметь за собой ухаживать, а в наше время это уже значит очень многое. Это искусство высшего пилотажа, где биеннале — «вывод в люди», показ друзьям (желательно, чтобы они при этом почувствовали себя лузерами). И тогда ее тело становится билетом в прекрасное будущее. И хорошо, если ее внутренние амбиции всегда будут тесно прилегать к телу.

Считается, что такая особа с помощью вышеупомянутого арсенала лучше справится с взаимопротиворечащими жизненными патриархальными задачами (которые все равно рано или поздно перед ней возникнут) рожать детей и сохранить при этом все то, что было — тонкий стан и высокую грудь («Ведь вокруг так много женщин!»). Впрочем, как выяснится позже, ее мужа не устраивает подобное однообразие («Скучно жить»).

В прошлом или позапрошлом году был проведен интересный эксперимент. Женщинам предложили сфотографироваться обнаженными, причем атрибутику и философию снимка они могли выбрать сами. Симптоматично, что образы, созданные женщинами из собственных тел, были неэротичными. Это отмечали все эксперты-мужчины. «Обычно съемка обнаженного женского тела мужчинами (связанная с рекламой, эротикой или порнографией) ни в коей мере не учитывает восприятие женщиной своего тела, полностью подчиняя его мужскому желанию», — пишет автор проекта А.Альчук. Похоже, сами женщины не воспринимают себя только как постоянный объект сексуальных желаний, скорее как творческий потенциал... А это дает больше пищи для отношений.

Ну вот, собственно, и все. Впрочем, чтобы установить гендерный паритет, несколько слов о теле мужском. Создание женского тела — неотъемлемая часть его социального роста. Это утверждение не касается тел мужских, где, наоборот, о социальном росте может свидетельствовать их огрубление и располнение. Но в субкультурном пространстве города, в большинстве комьюнити в первую очередь, регулируется внешний вид мужчины. Речь идет о различной степени выражения маскулинного комплекса: от гиперболизированной демонстрации маскулинности посредством накачки мышц, выстригания ирокезов (или выстригания волос), нанесения тату, шрамирования и пирсинга, агрессивного вида до почти полного нивелирования пола посредством отращивания длинных волос, голодания, мешковатой одежды. Женские роли здесь рассматриваются скорее в качестве приложения к мужским и регламентируются значительно меньше.

Телесные практики и так далеко зашли в стремлении соответствовать патриархальному пониманию их эталона. Эталон ушел слишком далеко от нас. А мы, похоже, от себя. Тело — это первая степень овнешнивания нашей души, это оболочка нашей сути, нашего естества, с ней мы рождаемся, живем и умираем. И если уж оставаться верным себе, то с пониманием, что единственным материальным представителем нас является наше тело. Так вот, если хотите понять, что с вами происходит, куда вы движетесь, чем занимаетесь и о чем думаете, — взгляните на свое тело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно