ЧУЖОЙ БЕДЫ НЕТ

8 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 8 сентября-15 сентября

Роды были тяжелые, но врачи то ли по некомпетентности, то ли из-за равнодушия не решились на «кесарево сечение»...

Роды были тяжелые, но врачи то ли по некомпетентности, то ли из-за равнодушия не решились на «кесарево сечение». Так пятнадцать лет назад Олечка получила серьезную черепно-мозговую травму.

— Олечка была нашим первенцем, — рассказывает Антонина, — и мы с мужем, тогда еще очень молодые родители, далеко не сразу поняли, что наш ребенок отстает в развитии. Прошел почти год, когда я, встревоженная неясными подозрениями, пошла в роддом и попросила показать Олины документы. То, о чем я узнала, было для меня шоком. Уверена, что с такими как я должен работать опытный психолог. Я же тогда оказалась один на один с неразрешимой, как мне показалось, проблемой. Было отчаяние, что не могу спрятать свой «позор» от людей. Казалось, наступило солнечное затмение, которое для меня не закончится никогда. Прошли годы, прежде чем я научилась жить со своей бедой и более-менее спокойно реагировать на жестокие замечания типа: «Пить нужно было меньше, тогда и ребенок был бы здоров».

— Как же вы смирились с тем, что именно вам пришлось нести такой тяжкий крест? — решаюсь спросить Антонину Корчинскую.

— Раньше я часто плакала, не находя ответа на вопрос: почему именно со мной, с моим ребенком случилась эта беда? Со временем появились иные мысли. Пожалуй, не зря в цивилизованных странах дети-инвалиды окружены особой любовью в семье и настоящей заботой государства. Там люди, особенно глубоко верующие, небезосновательно считают, что именно такие дети своими страданиями расплачиваются за грехи всего своего рода, а то и государства. К сожалению, как и большинство наших людей, я и до сих пор остаюсь в значительной степени атеисткой. Но и мне теперь ясно: это моя обязанность, моя судьба — заботиться об Олечке. И страдать вместе с ней...

Когда девочка немного подросла, хлопот и проблем стало больше. Ее не принимали ни в один детсад. Тоталитарное государство обрекало ребенка-инвалида на беспросветное существование в четырех стенах. Более того, в стране, где должны были вот-вот «построить коммунизм», «вообще не было» детей-инвалидов. Ответственные компартийные лица советовали «сдать калеку в интернат и не морочить себе и другим голову».

Но в конце концов встретился человек с открытым сердцем — заведующий гороно, немолодой уже мужчина. С сочувствием выслушав беспомощную маму, он достал пузырек валидола, отсчитал по сорок капель ей и себе, а затем пообещал помочь.

Уже осенью в одном из детсадов была открыта группа для детей с отставанием интеллектуального развития. Вместе с Олечкой ее начали посещать десять детей-инвалидов. Слух об этом распространился по Хмельницкому быстро, и вскоре по просьбе родителей пришлось открыть еще одну группу. Десятки тяжело больных мальчиков и девочек вырвались из четырех стен, у них появился шанс увидеть мир.

На первых порах персонал детсада, приставленный к ним, активно занимался разве что... вязанием носков и кофточек. Родителям же убедительно советовал их не беспокоить, дескать, скажите спасибо, что ваших детей сюда приняли. Так продолжалось до тех пор, пока Антонина не решилась выступить против подобных «методик» по местному радио. Это выступление услышали — в детсаду появился специалист-дефектолог. Дети начали выходить из своих тупиков: они рисовали, танцевали и пели, мастерили самоделки, следовательно развивались. Окрыленные родители осваивали научные методики и работали с детьми еще и дома.

— В эмоциональном плане наши дети достаточно развиты, — рассказывает Антонина. — Они чувствуют и радость, и горе, умеют сопереживать и любить. Мне очень хотелось, чтобы в их жизни было больше радости. Поэтому и взялась за создание фонда социальной защиты и реабилитации инвалидов детства.

Хотя наше время часто и небезосновательно называют жестоким, тем не менее богатые люди города с сочувствием отнеслись к проблемам тяжелобольных детей. Благодаря этой молодой женщине с печальными глазами, которой, по ее словам, уже давно кажется, что она прожила по крайней мере сто лет. Просто потому, что ей доверяют. А фонд действительно работает очень интенсивно, организовывая для детей-инвалидов поездки в луна-парк, на концерты и выставки, в музеи и зоопарк. На Рождество Дед Мороз и Снегурочка развозят подарки от фонда всем детям-инвалидам, включая тех, кто не может подняться с кровати. Фонд заботится, чтобы возможно чаще искрились радостью детские глазенки, ведь ничто не лечит так хорошо, как положительные эмоции.

Разумеется, у Антонины Корчинской личных проблем не убывает. Хотя Олечке уже исполнилось пятнадцать, она до сих пор наивная и беспомощная перед недобрыми людьми. Недавно вышла во двор погулять и вернулась домой... босая. «Какая-то тетя туфли забрала», — растерянно объяснила она. Отняли у Оли и велосипед, а кто это сделал — она, к сожалению, объяснить не может.

Недавно Антонина собрала немного денег и попросила врачей продиагностировать девочку с помощью современной аппаратуры, но услышала в ответ раздраженное: «А зачем это нужно? Разве не видите, что ей уже ничего не поможет?». Странно, когда врачи вместо того, чтобы добросовестно выполнять свои обязанности, помня о клятве Гиппократа, берут на себя функции то ли зловещих оракулов, то ли вершителей человеческих судеб... Неужели человек не имеет права на маленькую надежду?

— Что ты больше всего любишь? — спрашиваю у Олечки.

— Слушать музыку.

Девочка нередко часами слушает магнитофон, особенно песню о девочке, которая не желает сидеть в четырех стенах и мечтает о синем море и ярком солнце.

— Мне в это довольно трудно поверить, но этим летом мечта моего ребенка сбылась, — взволнованно рассказывала Антонина.

Дело в том, что в этом году Оля вместе с мамой приняла участие в областном фестивале «Поверь в себя», изготовив в четыре руки симпатичную самоделку — котика, и победила. А потом девочку пригласили на первый Всеукраинский фестиваль детского творчества «Живая игрушка», проведенный в июле Национальным советом детских и пионерских организаций Украины в Детском центре «Молодая гвардия» в Одессе.

— Пока Олечка радовалась теплому морю и солнцу, — продолжает Антонина, — я восхищалась особой атмосферой милосердия, господствующей в центре. Ничего подобного я раньше не встречала. Разумно и заботливо организованный отдых, прекрасное пятиразовое питание. Но больше всего меня поразили вожатые, работавшие в отрядах детей-инвалидов. Казалось бы, обычные современные ребята и девчата, но сколько такта, терпения, доброты в отношении к тяжелобольным детям! Они игрались с ними, быстро решали все проблемы, сносили по лестнице инвалидные коляски тех, кто сам не может ходить. Рядом жили здоровые мальчики и девочки, которые тоже не отворачивались от наших детей, вместе с ними участвовали в разнообразных играх и конкурсах. Впечатление было такое, словно мы с Олечкой попали на островок цивилизованных человеческих отношений, каким-то чудом возникший среди нашей трудной жизни.

В семье Антонины подрастает второй ребенок — мальчик, в этом году на «отлично» закончивший первый класс. Возможно, это судьба наградила Антонину за силу духа и терпение...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно