ЧАЙКА В КОСМОСЕ

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать

40 лет тому назад, 16 июня 1963 г. в пилотируемой космонавтике произошло выдающееся событие: в космос стартовала первая женщина в мире...

40 лет тому назад, 16 июня 1963 г. в пилотируемой космонавтике произошло выдающееся событие: в космос стартовала первая женщина в мире. Лозунг о равенстве мужчины и женщины превратился в действительность. И сделала это простая советская девушка Валентина Терешкова, ярославская ткачиха, влюбленная в небо.

Оказанная услуга ничего не стоит — гласит грузинская поговорка

Борьба за приоритет в космосе между СССР и США носила острый политический характер. После первых впечатляющих успехов русских в космосе социализм, как общественно-политический строй на мировой арене, предстал совсем в ином, более привлекательном свете. Понимали это и американцы, заявившие устами своего президента Дж. Кеннеди: если США не завоют приоритета в покорении космоса, осуществив высадку американских граждан на Луну, то многие государства мира могут пойти по пути строительства социализма. Так Кеннеди мотивировал свою просьбу к Конгрессу США о выделении гигантской суммы примерно в 26 млрд. долл. на космические исследования.

И американцам, и русским было необходимо в этой пропагандистской войне, построенной на новых космических технологиях, постоянно ошеломлять своего противника и весь мир неожиданными ходами, которые были бы убедительнее многих веских доводов в пользу того или иного политического строя. Такой сильный ход сделали Советы, запустив в космос женщину, доказав, что в стране почти победившего социализма мужчины и женщины имеют равные права и возможности на деле.

Задолго до полета в космос с целью привлечения союзников из числа будущих заказчиков космической техники С.Королев сумел расположить к себе нескольких высших военных руководителей, входивших в Совет обороны СССР. Ими были главком Ракетных войск стратегического назначения Митрофан Неделин и главком ВВС Константин Вершинин. М.Неделин вскоре погиб во время взрыва межконтинентальной боевой баллистической ракеты «Р-16» на испытательной стартовой площадке при проведении пусковых работ 24 октября 1960 г. Его потеря оказалась невосполнимой для космонавтики на протяжении многих десятилетий. У Королева не стало единомышленника и соратника в высшем военном руководстве страны.

А Константин Вершинин вскоре забудет, что его новые властные полномочия и статус поставщика космонавтов для осуществления космических полетов стали возможны только благодаря инициативе и поддержке со стороны Главного конструктора. Оказанная услуга уже ничего не стоила, и главком ВВС Вершинин постарался о ней забыть. После полета в космос первого человека в мире, летчика-истребителя, майора ВВС Юрия Гагарина у него отпала надобность в совместных действиях с С.Королевым. До конца своих дней Королев так и не простил себе эту ошибку: добровольно отдать отбор и подготовку космонавтов в другие руки. Только его фантастическое упорство позволило иметь свою часть блестяще подготовленных, так называемых «гражданских» космонавтов. Но и этого бы не было, не заручись С.Королев поддержкой директора Института медико-биологических проблем Олега Газенко, научные сотрудники которого рвались в космос изо всех сил. А слово полковника и академика О.Газенко при отборе в космонавты было весомым.

Николай Каманин, помощник Главкома ВВС по подготовке космонавтов, убеждает заместителя К.Вершинина маршала авиации Сергея Руденко в том, что пора запускать в космос женщин, напомнив о знаменитых летчицах Валентине Гризодубовой и Марине Расковой. К.Вершинин, минуя военно-промышленную комиссию, напрямую обращается в ЦК партии с инициативой о наборе нового отряда космонавтов, в том числе и женщин. Президиум ЦК одобрил эту инициативу, признав ее своевременной и политически полезной. Спустя некоторое время выпускает Постановлением Совета министров СССР, дается «добро» на финансирование создания нового отряда космонавтов, среди которых было и пять женщин. Инициатива о подготовке и пуске в космос женщины прошла без согласования с Королевым, и это сильно его задело — впервые с его мнением открыто не стали считаться.

В августе 1962 г. мы, военные и гражданские испытатели, тогда впервые увидели группу симпатичных младших лейтенантов, великолепно выглядевших в военных рубашках и юбках, в зале монтажно-испытательного корпуса на второй площадке. Мы разглядывали их, когда они слушали пояснения по кораблю «2 МВ-1» № 3, предназначенному для полета на Венеру. Но толпа, окружившая девушек, мгновенно растаяла, услышав, что сюда идет Королев. Он в это время был в Москве, и мы об этом знали. Но сработало «королевское» правило: больше трех не собираться. Горе было тому, кто не успел среагировать на его появление, страшного разноса в этом случае было не избежать. По совету скомкавшего объяснения руководителя испытаний корабля девушки-космонавты тоже быстро ушли. Троих из этой пятерки я запомнил и знал по фамилиям еще тогда: Валентина Пономарева, Валентина Терешкова и Ирина Соловьева.

В космосе мужчина и женщина

Впервые на Земле развернулось сражение вокруг кандидатур на полет. Шел яростный спор: раздельным или совместным будет запуск двух космических кораблей? Будет ли групповой полет чисто женским, как на этом настаивал Н.Каманин, или мужским, либо смешанным, как предлагали другие руководители ракетно-космической отрасли. Королев и президент Академии наук СССР М.Келдыш считали, что нет смысла торопиться с полетом женщины в космос, ибо желательно было сначала довести длительность полета до 6—8 суток, провести эксперименты по ручному управлению, а уж затем допускать к полету женщин-космонавтов.

Это были не просто технические и организационные споры: К.Вершинин с подачи своего заместителя С.Руденко и помощника Н.Каманина впервые дали открытый бой Королеву под лозунгом: Королев дает нам технику, а как ей распорядиться — решать только нам, и ничьи советы и рекомендации, кроме решений высшего руководства страны, не нужны.

Но, как показал ход дальнейших событий, военные руководители переоценили свои возможности. Королева, набравшего политический вес и имевшего высокий авторитет в глазах Н.Хрущева, не так-то просто было отодвинуть в сторону при решении вопроса отбора кандидатур на космический полет. В апреле 1963 г. Королев и командование ВВС договорились о главном: в космос должна лететь женщина. Королев и Гагарин поддерживали В.Терешкову, а маршал Руденко и Келдыш предлагали основным пилотом-космонавтом Пономареву, а дублером Терешкову и Соловьеву. Кандидатура Валерия Быковского ни у кого не вызвала сомнения, равно как и его дублера Бориса Волынова. Каждое кресло в точности повторяет индивидуальные особенности фигуры будущего космонавта, и Главный конструктор Гай Северин начал изготавливать три индивидуальных кресла.

С участием первых лиц от ВВС, ОКБ-1, Академии наук СССР и оборонного отдела ЦК состоялся большой совет в Центре подготовки космонавтов. Участники склонились в своем выборе основного космонавта в пользу В.Терешковой. Там же решили, что В.Быковский пойдет на установление мирового рекорда по длительности полета, а В.Терешковой установили срок полета не более трех суток. Страсти улеглись окончательно, когда 4 июня на заседании Государственной комиссии утвердили на полет двух космонавтов — майора В.Быковского и младшего лейтенанта В.Терешкову. Теперь можно было работать спокойно.

Особенностью программы полета В.Быковского и В.Терешковой была проверка организации питания в космосе при совершении длительных полетов. Если первые космонавты осторожно глотали воду при питье в условиях невесомости, то уже на третьем и четвертом полетах вопрос приема воды был снят с повестки дня. В этом полете космонавты должны были питаться телятиной, жареными языками, пирожками с колбасой, черным хлебом, котлетами и апельсинами. Скажем сразу: такой рацион пришелся им по вкусу.

Совместный полет

Пуск корабля «Восток-5» был изначально назначен на 7 июня 1963 г. Пуск «Востока-6» — через сутки, 9 июня 1963 г. Но сильный ветер, более 15 м в сек, не позволил идти на пуск по техническим условиям, и его перенесли на 10 июня. Но и здесь всех ждал сюрприз от директора Крымской обсерватории академика Андрея Северного, известного в мире специалиста по Солнцу. Из-за усиления солнечной активности прогнозировалось увеличение уровня радиации. Два дня в кабинете президента Академии наук Мстислава Келдыша шли научные споры о возможности пуска человека в космос в этот период, и только вечером 12 июня окончательно пришли к убеждению, что уровень радиации внутри корабля «Восток» будет не выше, чем на атомной электростанции, которая гарантированно безопасна для обслуживающего персонала.

Пуск Быковского перенесли на 14 июня. Казалось, что все идет по маслу. Но после объявления на стартовой позиции часовой готовности к пуску, выяснилось, что чека у катапультного кресла Быковского не снята. Объявили 30-минутную задержку, открыли люк № 1 корабля, монтажник свесился вниз головой и снял чеку под сидящим в кресле Быковским. Теперь кресло с космонавтом при приземлении на высоте 7000 м могло быть катапультировано из корабля через люк. Если бы чеку не сняли, то космонавт был бы вынужден приземляться вместе с кораблем, который не имел системы мягкой посадки, что неминуемо привело бы к тяжелым травмам. Затем сработал закон парности неприятностей: при объявлении пятиминутной готовности к пуску вышел из строя гирогоризонт, и его необходимо было менять. Был выбор: или откладывать пуск на сутки, или В.Быковский остается в корабле еще на несколько часов. Решили менять прибор, задержав еще на три часа время пуска, которые Быковский провел в закрытом корабле. Старт наконец-то состоялся 14 июня 1963 г. Корабль вышел на нерасчетную орбиту, гарантированное время нахождения корабля на которой не превышало 10—11 суток, после чего он мог начать «зарываться» в плотные слои атмосферы, т. е. тормозить. Баллистики вынуждены были постоянно контролировать орбиту «Востока-5». Старт же «Востока-6» с В.Терешковой на борту прошел без всяких осложнений 16 июня 1963 г. Чистая космическая сила во всем пошла навстречу женщине-космонавту. Пуски без осложнений — истинная радость для руководства и боевого расчета подготовки и пуска. Они не приносят радости только журналистам, которым нечего рассказать о героизме космонавтов.

«Ястреб» и «Чайка» — такие позывные получили Быковский и Терешкова, начали совместный полет. За Терешковой он так и сохранился на всю жизнь. Орбита «Востока-5» снижалась быстрее расчетного времени, и уже 17 июня приняли решение осуществить посадку корабля Быковского после 81 витка. У В.Терешковой достаточно трудно проходил период адаптации к невесомости, а Земля в лице Королева постоянно теребила ее с тренировками по ручному управлению кораблем, в частности по ручному построению ориентации, что в конце концов было выполнено так, как устраивало Королева.

Утром 18 июня Госкомиссия все внимание переключила на Быковского: от него была получена радиограмма о том, что был «космический стук». Королев немедленно сел за составление перечня причин, которые могли быть причастны к стуку в космосе, дошел даже до удара метеорита в корпус корабля. Повторные запросы на борт «Востока-5» помогли выяснить, что это был вовсе не «стук», а «стул», как обычно выражаются врачи, что вызвало гомерический хохот в космосе и на Земле. 19 июня в 10 часов по московскому времени по командной радиолинии на два корабля почти одновременно подали спусковые команды. Поступил доклад от Быковского о начале ориентации корабля при помощи солнечной системы. Затем последовал его доклад о включении тормозной двигательной установки, который приняли плавучие командно-измерительные комплексы у побережья Африки с дальнейшей ретрансляцией доклада об этом в Одессу и далее в Москву. Доклада от В.Терешковой Земля не получила. Королев поставил службу ПВО и авиационную службу поиска и спасения космонавтов на «уши», однако до 17 часов доклад не поступал. Семь часов неизвестности здоровья Королеву не прибавили. Он рвал и метал, доставалось всем, кто попал под его горячую руку. Только в 17 часов Королев получил четкие доклады о том, что оба космонавта живы и здоровы.

В.Терешкова спустя шесть лет после полета закончила академию им Н.Жуковского, стала генералом ВВС, равная среди первых. И в обыденной земной жизни В.Терешкова добилась выдающихся успехов. В 1968 г. она уже председатель Комитета советских женщин, в 1969 г. — вице-президент Международной демократической федерации женщин, член Всемирного совета мира. В 1974 г. Валентина Терешкова избирается депутатом Верховного Совета СССР, членом Президиума Верховного Совета, председателем Общества дружбы народов Советского Союза. После развала СССР это общество получило название Общества дружбы народов России, а в странах СНГ образованы культурные центры под патронатом В.Терешковой. Но для нас В.Терешкова так и осталась «Чайкой» из нашей далекой Тюра-тамской молодости.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно