Без милости к падшим

24 февраля, 2012, 14:40 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Украина двадцать лет как настоящая леди месит тесто народных масс, пытаясь слепить и испечь из него какую-то свою элиту.

Будет ли Милвилл поставщиком великих государственных деятелей, ловких дипломатов, первоклассных педагогов и талантливых ученых? Может быть, да, однако не это главное. Ведь чтобы выработать у них эти качества, детей обкрадывают, лишают детства — вот что самое главное».

Клиффорд Саймак, «Воспителлы»

Вообще-то бесполезнее разговоров об элите могут быть только разговоры о национальной идее. Именно бесполезнее, с утилитарно-прикладной точки зрения. Это как научная фантастика. Будоражит воображение, вынуждает залезать в технические справочники и учебники, радует нетривиальным сюжетом. И, возможно, в далеком будущем какой-то термин из нее потомки все же используют по назначению как слово «робот», изобретенное Карелом Чапеком. 

Фантастикой зачитываются преимущественно молодые люди (независимо от физиологического возраста). Разговоры об элитообразовании бурлят в молодых государствах (сколько бы тысяч лет они ни записывали себе в историю возникновения).

В старой доброй фантастике Саймака преобаятельнейшие пришелицы (клон этого образа — в современном сериале «Визитеры») совершенно забесплатно учат детей провинциального городка всему прогрессивному, правильному и хорошему. И те быстро выучиваются, являя «граду и миру» образцы собственной общественной полезности. Фишка в том, что инопланетянки взамен забирают собственно детское восприятие мира. Со всей его бестолковостью, неуместным весельем и зряшными слезами, бесконечной порчей вещей и тасканием в дом всякой антисанитарной дряни. Взрослых это напрягает? Ну и вот. Теперь «усьо будет Донбасс»… то есть Милвилл.

В маленьком городке, как и в маленьких странах, где все — родственники, вопросы выявления, воспитания и воспроизводства «лучших из лучших» решаются по-семейному. То есть качество человеческого материала более-менее известно не одно поколение, и чисто эмпирически всем понятно, кому с кем якшаться и детей крестить. В больших государствах издревле работали разные селекционные программы, преимущественно милитаристические.

Есть примеры маленьких стран, пытавшихся вести в этом направлении себя как большие. Например, Спарта. Слава, конечно, осталась. Но уже давно ни страны, ни спартанцев. Есть исключение — Швейцария, после австро-итальянской войны прекратившая экспорт наемников, дававшая кантонам деньги, славу и опытных руководителей. Есть примеры больших стран, попытавшихся вести себя как маленькие, то есть по-семейному,  чуть либеральнее. Самый понятный пример с понятным итогом — СССР эпохи перестройки. Есть исключение — сравнительно невоинственная Индия, качественно освоившая британский колониальный опыт воспитания лояльности у туземцев. Хотя сами британцы говорят: чтобы воспитать одного джентльмена, необходимо иметь в роду семь поколений джентльменов. Как воспитать леди — точно неизвестно. Этимологически слово происходит от «месящая тесто».

Украина двадцать лет как настоящая леди месит тесто народных масс, пытаясь слепить и испечь из него какую-то свою элиту. Неплохо получаются разные культурные куличи, относительно съедобные политические коржики, добротный (на экспорт) научный хлеб. Даже на президентов что-то наскребается. А вот с рецептурой элиты — полная незадача.

В постсоветском пространстве есть объемная история научных рассуждений на тему элитообразования. С увлекательными дискуссиями, например, о том, чем «компетентность» отличается от «компетенции», а «лидер» — от «вождя» и «руководителя».

В то же время есть вполне прилично разработанные методики HR, весьма эффективные техники «хедхантинга» и различного качественного отбора менеджеров, например, грейдингование.

Есть вполне себе сложившаяся коррупционно-коллаборантская схема политического мигрирования разных гельминтов из партийных дерьмоотстойников в самые что ни на есть государственные верха. Тоже вполне работает.

Да еще с пяток подобных казусов можно назвать. В любой жизнеспособной системе есть саморегуляционные процессы, которые определяют, из чего создавать ключевые, жизненно важные ее компоненты. Украина — жизнеспособная система (хоть удавитесь, злопыхатели). Но материал, из которого она создана, — только такой, и никакой другой. В любой стране так: кого имеют, тех и имеют. В общем, вы поняли.

Но нам — вынь да положь  рецепт создания национальной элиты. Словно это племенные коровы или сорт пшеницы. Академик Трофим Лысенко, борец с лженаукой генетикой, плакал бы от зависти. 

Вы не можете, например, требовать поставить топливный насос высокого давления с хорошего «дизеля» в детский электромобильчик, чтобы он быстрее поехал. А наши — требуют. Даешь национальную элиту! Невозможно порой понять, это они прикалываются или всерьез.

Ладно. Поговорим об этом термине, который на тысячи километров вокруг никогда не имел такого осмысленного значения, как в странах своего возникновения, начиная с Римской империи. У нас были старшина, знать, шляхта, «лучшие люди», даже дворяне, элиты —не было. Видать, термин сей таки насадят, как некогда норманны насадили слово «боярин», произошедшее от boearmann, «знатный человек». Рюриковичи же не с Рублевки приехали.

Стало быть, если элита выращивается государством для своих сугубо конкретных задач (СССР, Третий рейх), тогда она ему и служит. Ярко, но недолго. Если же элита — результат естественной эволюционной селекции, как в Центральной и Северной Европе, то государству с ней нужно заключать каждый раз свою Великую хартию вольностей, по примеру той же британской короны. В противном случае элиты себе элитничают отдельно от государства, поскольку сами себе нравятся, а чужих не пущают. 

Непонятно, откуда взялось это дикое заблуждение, что элиты кому-то что-то должны по умолчанию. Если исторически элита — это потомки аристократии , то они, конечно, могут талантливых рабов обучать наукам и даже отпускать на волю — что в Риме, что в Петербурге, что в Киеве, случалось такое. Но уже достаточно хорошо исследовано, что народничество в любом виде было совокупным уделом романтиков, неудачников и провокаторов, но отнюдь не каким-то самоубийственным призванием элиты. Элита должна кому-то лишь после личной или родовой, религиозно обоснованной присяги на верность правителю, а не по умолчанию.

Нувориши, которые покупают статус и которых в свою очередь можно купить и перекупить, имеют такое же право называться элитой, как «Жигули» автомобилем. 

Если максимально укрупнить масштаб вопроса, то есть два противоположных подхода к созданию прослойки «лучших» — воспитывать из детей и рекрутировать взрослых.

Советские интернаты (в том числе для детей репрессированных), нацистский «Лебенсборн», всевозможные педагогические системы от Песталоцци до Монтессори основывали прогнозируемый результат на одном и том же просветительско-руссоистском заблуждении: если в человека с детства правильно запихнуть множество информации, то непременно можно рассчитывать на пропорциональную отдачу, когда он вырастет. Ни генетика, ни психофизиология, к счастью, не объясняют до конца, почему при, казалось бы, безупречных вводных результаты применения человеком любого знания непредсказуемы. Классика жанра: Виссарионыч учился в семинарии, а Алоизыч — на художника. Результаты оказались сходными. 

Есть усилия отдельных гениальных педагогов, которые по сути заменили своим воспитанникам родителей, но не более того. Они сами даже успевали при жизни получить благодарность от выросших учеников, но обществу от этого было мало проку. Более того, чем оригинальнее и с ориентацией на индивидуальность оказывалась педагогическая система, тем яростнее было сопротивление ей со стороны государства. Это все сказки, что государству (любому) нужно много ярких, энергичных, творческих и изобретательных индивидуальностей. У него для них тюрем не хватит. 

«Социальные лифты» для относительно взрослых правильнее было бы назвать социальным лифтингом. Так как это просто обычный тестостероново-эстрогеновый впрыск для геронтократов. Ни одна социальная группа, будучи в здравом уме, не займется дауншифтингом на вершине своих возможностей. А будет держаться до последнего, подтягивая рукастую, ногастую и глазастую молодежь для технического обслуживания себя любимых. Не более. Собственные дети, разумеется, не в счет. 

Разговоры о воспитании, создании или изобретении элиты — это разговоры о вечном двигателе. В процессе этих разговоров можно много узнать и даже открыть. Но вечный двигатель так и не заработает, какие бы умные теоретические обоснования ни подводились под возможность его существования и особенности конструкции. Возможно, он будет гиперэкономичным, но никак не вечным. То же с изобретением метода по созданию себе эффективного правящего класса.

Попробуем все же определить экспресс-правила для создания элит, поскольку Украине это для имиджа срочно нужно. Евро-2012 — последний срок. И даже закроем глаза на то, что концепция элит противоречит мифу о социальном равенстве: у элит не бывает демократических выборов тоталитарного вождя, а народы, некогда посчитавшие себя элитными, очень дорого за это заплатили.

1. Быстрейший и очень экономичный способ — узаконить оккупацию себя. Не важно, как она сейчас будет называться. Приходят чужие эффективные менеджеры и все делают. Нет-нет, вам — потом. Если останется из чего.

2. Признать верховное свинство легитимным и неоспоримым. Это прямо по Оруэллу: «Все животные равны, но некоторые равнее других». Аристотель же назвал человека политическим животным? Будем уважать классиков. На Фейсбуке, кстати, уже есть политическая партия «К Корыту!».

3. Третьего не дано?

Да как же не дано-то? «У нас Брути! і Коклеси! Славні, не забуті! У нас воля виростала, Дніпром умивалась, у голови гори слала, степом укривалась!».

Не дано, во всяком случае, пока, потому что вектор украинского развития всегда был или «против кого-то», или «с кем-то», или «за создание чего-то». Это не плохо и не хорошо. Просто здесь отсутствует совокупный поведенческий мотив, назовем их так — «знатных людей», который вынужденно появляется после самоопределения, создания государства, внутренней селекции и называния вслух внешних союзников и противников. Наши лидеры общественного мнения (не из журнальных рейтингов, а по жизни) — это пока лишь протоэлитная группа, которая даже не знает, что она уже является группой. Или не хочет знать, что тоже возможно, но печальнее.

Промежуточное звено, которое было выломано из цепи исторического развития Украины, — это люстрация, очищение. Украине давался такой шанс, но мы пошли по шелковому североазиатскому пути добрососедского развития, а не по колдобинам восточноевропейской шоковой терапии.

Я не буду анализировать люстрацию в ее политически-правовом значении. В первичном значении слова, да и в психологическом, люстрация является жертвоприношением во имя очищения. Инстинктивно украинские политики это понимают, и делают вид, что приносят друг друга в жертву. По факту приносится народ. 

Очень показательно, что в ответ на запрос «элитообразование Украина» Яндекс недоверчиво спрашивает: «Может быть, вы имели в виду «ледообразование»?»

Украинские протоэлитные группы существуют. Только они не украинские, а местечковые. Во всех смыслах. И поскольку каждая из них «морозилась» изначально в отдельных условиях, то политический удельный вес, плотность, сопротивляемость материала и скорость таяния у них совершенно разные. Оттепели в виде разных выборов, да и общее потепление после холодной войны вынуждает эти социальные льдины как-то двигаться вперед. Но стоит очередному политическому режиму затормозить, понизить скорость реформ в стране, как они налезают друг на друга и застывают непроходимыми торосами. А значит, кому-то придется их взрывать. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно