Звезда из созвездия Тимошенко

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

Во время хрущевской «оттепели» в Украину приехал крупнейший в мире специалист по механике Степан Тимошенко...

Во время хрущевской «оттепели» в Украину приехал крупнейший в мире специалист по механике Степан Тимошенко. Он хотел посетить КПИ, в котором когда-то начинал свою научную деятельность. К тому времени это был знаменитый ученый, буквально бог всех механиков мира. Степану Прокофьевичу устроили теплый прием в КПИ. После официальных речей он попросил показать ему лабораторию механики. Здесь Тимошенко только и промолвил: «Это испытательный пресс, на котором я работал еще студентом!» А ведь с тех пор, как он переехал в США, прошло полвека…
Как видим, и в советское время с обновлением оборудования в вузах, как, впрочем, и в академии, дело было поставлено не очень. Поразительно другое, что при этом дух науки в стране не умер. Талантливые идеи и великие научные школы появились совершенно неожиданно там, где трудно было даже это ожидать.
Своим учителем Степана Тимошенко называли люди, которые никогда не видели его и по возрасту годились во внуки. Среди тех, кто называет себя учеником Тимошенко, и ученый из Хмельницкого профессор Вилен Ройзман.
Еще будучи студентом ХАИ Вилен Петрович разработал атомный двигатель для сверхзвукового самолета, который должен был позволить летательному аппарату по замыслу создателя облететь без посадки земной шар. После окончания института молодого специалиста направили в запорожское ОКБ-478, где занимались созданием авиационных двигателей. Руководил им выдающийся конструктор академик Александр Ивченко. Работать под началом такого человека — большая удача. Вилен Петрович попал в отдел прочности. В то время авиационные двигатели преследовала беда — повышенные вибрации роторов. И никто не мог ответить на вопросы: отчего они возникали и как с ними бороться?
Об опасных вибрациях, способных разрушить мост, если по нему будет шагать в ногу рота солдат, знали еще со средних веков. О том, как бороться с вибрациями современных мостов, пояснил инженерам Степан Тимошенко. Он буквально потряс американских мостостроителей, когда объяснил им причину катастрофы, произошедшей с Токомским мостом. Больше всего их поразило то, что украинский ученый укротил явление флаттера не с помощью укрепления, а с помощью… ослабления конструкций моста. Это настолько поразило американцев, что они сразу же возвели Степана Прокофьевича в разряд инженерных гуру.
Однако специалисты, разобравшись с тем, как устранить трясучку у мостов, встретились с аналогичными проблемами во многих других областях. В самолетах и моторах это было особенно опасно. Немудрено, что Вилен Петрович взялся за изучение классического труда Степана Тимошенко «Колебания в инженерном деле». Положив в основу труды своего американского коллеги, он развил теорию и смог теоретически решить задачу, как избавить от вибраций моторы самолетов.
В это же время в Московском авиационном институте другой ученый — Михаил Левит экспериментально пришел к таким же выводам. В дальнейшем двое ученых стали проводить исследования совместно. Были созданы первые в мире вакуумные стенды для исследования роторов лопаточных машин. На них балансировались двигатели, созданные едва ли не всеми выдающимися конструкторами Советского Союза. К сожалению, наладить серийный выпуск стендов тогда не удалось. Однако это сделала немецкая фирма Шенк, которая и по сей день поставляет такое оборудование в различные страны мира, в том числе и в СНГ.
Жизнь то и дело ставила перед учеными, инженерами и испытателями очень нестандартные задачи. Например, на некоторых самолетах с турбовинтовыми двигателями АИ-20 (их ставили на ИЛ-18, АН-10, АН-12 и другие самолеты) иногда ломался вал и обрывались лопасти воздушного винта. Это было еще счастье, если часть лопасти улетала мимо самолета. Тогда задача заключалась лишь в том, как посадить самолет-инвалид. Если же оторванный кусок лопасти попадал в фюзеляж и пробивал его, то самолет, как правило, разбивался.
Вилен Петрович создал математическую модель этого неприятного явления и определил условия, при которых можно избежать беды. Однако, несмотря на то, что причины дефекта были раскрыты, даже научную статью об этом ему написать запретили: «Вы что хотите остановить полеты всего парка турбовинтовых самолетов? Да у нас только на маршруте Москва—Сочи самолеты ИЛ-18 выполняют по 14 рейсов в день. Разработчики воздушных винтов не смогут быстро переделать лопасти и переоснастить ими все самолеты. Так что пока надо молчать!» Самолеты продолжали летать. И, к сожалению, падать тоже…
Вилен Петрович — человек с теоретическим складом ума, тем не менее в душе был романтиком. Его тянуло небо. Он давно мечтал заняться чем-то таким, что было бы непосредственно связано с полетами. И он осуществил свою мечту, выполняя эксперименты вместе с выдающимися летчиками — братьями Коккинаки, Степановым, Терещенко.
Однажды ученый участвовал в проведении вибрационных испытаний кресла первого космонавта Юрия Гагарина. В лабораторию доставили кресло с лежащим в нем макетом космонавта в оранжевом скафандре с пистолетом и ножом в карманах. Испытания позволили избавить кресло и его крепления от возможных в полете резонансных колебаний. Так Вилен Петрович прикоснулся к космонавтике, которой мечтал заниматься со студенческой скамьи.
Когда же Ю.Гагарин погиб, ученый отправил письмо Леониду Брежневу с просьбой взять его… в космонавты. Ответ пришел от начальника отряда космонавтов генерала Каманина. Он, безусловно, к таким эмоциональным просьбам привык и имел «уклончивые ответы» на все случаи жизни. Генерал поблагодарил за предложение и написал, что в настоящее время набор в отряд космонавтов не производится. Когда это письмо попало к жене неудачливого кандидата в космонавты, пришлось услышать немало горьких упреков: «Ты что решил нас с сыном сделать сиротами? А ты подумал, что с нами будет? Даже не посоветовался с нами!»
В жизни Вилена Петровича было немало приключений. Впрочем, в основном, это были, если можно так выразиться, «приключения мысли», «драма идей». Он много и успешно преподает, ведет исследования по устранению прочностных дефектов радиоэлектронных систем, работающих в экстремальных условиях на ракетах, скоростных самолетах, кораблях.
После распада СССР работы В.Ройзмана стали известны за рубежом. Его начали приглашать на международные конференции, предлагать гранты на развитие своих работ от НАСА, НАТО, Еврокомиссии, университетов Швейцарии, США, Канады, Японии, Австрии и других стран.
В настоящее время под его руководством успешно работают научные школы, которые решают нелегкие проблемы балансировки и прогнозирования состояния технических систем. Так научные зерна, посеянные когда-то Степаном Тимошенко, нашли достойных продолжателей. Сегодня это направление признано во всем мире.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно