ПРОФЕССОР УЕЗЖАЕТ. НАВСЕГДА ВМЕСТЕ С ТАЛАНТЛИВЫМИ ЛЮДЬМИ УКРАИНА ТЕРЯЕТ ЗНАНИЯ И ИНТЕЛЛЕКТ, ЧТО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ НЕВОСПОЛНИМО. МОЖНО ЛИ ОСТАНОВИТЬ УТЕЧКУ МОЗГОВ?

3 февраля, 1995, 00:00 Распечатать

Недавно в одном из академических институтов встретил старого знакомого, заведовавшего здесь отделом, - доктора наук, профессора, члена многих международных ассоциаций и обществ...

Недавно в одном из академических институтов встретил старого знакомого, заведовавшего здесь отделом, - доктора наук, профессора, члена многих международных ассоциаций и обществ. В общем, человека в научных кругах достаточно известного. Как водится, поговорили о том, о сем, вспомнили былые времена.

- Кстати, - предлагаю, - не побеседовать ли нам о вашей последней работе, которую, я слышал, отметили на заседании президиума академии.

- Нет, - отвечает он, - это, пожалуй, уже будет некстати: через четыре дня уезжаю.

- Наверное, - любопытствую, - в научную командировку? А когда возвратитесь?

- Никогда! - и, видимо, прочтя на моем лице удивление, он объяснил: - Отбываю в эмиграцию или, как у нас теперь принято говорить, на постоянное место- жительство - в США.

- Недавно мне стукнуло 58, - рассказал мой знакомый, - рукой подать до светлого пенсионного завтра, в котором нас с вами ничего хорошего не ожидает. Ведь уже и сейчас на мою профессорскую зарплату - около трех миллионов карбованцев - не то что семью, себя не прокормишь.

- Наши институты задолжали миллиарды карбованцев за тепло и электроэнергию, - продолжал он, - и теперь на столь странный, нигде больше в мире не практикуемый режим должны перейти многие НИИ технического и естественно-научного профиля. В академии как анекдот рассказывают историю о том, что еще минувшей зимой на четверть снизили лимит электричества для Института имени Патона. Не правда ли, остроумно! Электросварка без электроэнергии!

- Сегодня львиную долю средств академические учреждения расходуют на зарплату, - рассказывал мой знакомый. - Институты почти ничего не тратят на приобретение современного научного оборудования, давно не покупают приборы и реактивы, без чего исследования становятся пустой тратой времени. Я уже не говорю о том, что мы варимся в собственном соку: съездить в командировку, даже в соседний украинский город, - целая проблема. У нас нет денег на международные телефонные переговоры и иностранную научную периодику. А ведь информационный вакуум для науки просто гибельный...

- Уверены ли вы, что в эмиграции сохраните профессорский статус, сможете работать в престижном научном центре, будете в свои 58 лет заниматься тем же, чем дома? - спросил я у своего собеседника перед тем, как попрощаться.

- Нет, - честно признался он, - далеко не уверен. Повезет - найду работу в какой-нибудь научной лаборатории, а там будет видно...

Вот такая грустная встреча. Да, в последнее время все больше украинских ученых решают покинуть страну. Сегодня уже немало наших бывших соотечественников можно увидеть в ведущих научных центрах Европы и Америки, но, увы, не только на профессорских кафедрах. Некоторым из них в полном смысле слова приходится мыть пробирки. Рассказывают, лет 15 - 20 назад в научных лабораториях США на самых низких должностях работало немало японцев. Сейчас их почти не осталось. Экономика Страны восходящего солнца процветает, и ученые нужны дома! Их место заняли наши бывшие МНСы - младшие научные сотрудники. Жизнь заставила: в США, Германии и других развитых странах лаборант зарабатывает намного больше, чем в академических институтах Украины кандидат, доктор наук, а то и, язык не поворачивается, даже директор - академик. Вот и остается иной молодой ученый, приехавший за рубеж на стажировку, в США, Канаде или во Франции, предпочитая обеспеченную жизнь лаборанта неустроенному существованию младшего научного сотрудника. Кто бросит в него камень?!

И вот ведь что обидно. Уезжают наиболее энергичные, перспективные и талантливые. Вместе с талантливыми людьми Украина теряет интеллект и знания, что в современном мире невосполнимо.

Не следует, однако, думать, что молодые (и не особенно) ученые покидают родину главным образом из меркантильных соображений. Это не так. Во многих случаях главная причина - отсутствие перспективы. В последние несколько лет наша наука на глазах деградирует, теряет одну свою позицию за другой. И человек не верит, что сможет выдвинуться, сделать научную карьеру. А главное - не уверен в своем завтрашнем дне.

Впрочем, здесь следует сказать и о «внутренней эмиграции». Однако и в этом случае бесталанные и ленивые предпочитают не рисковать. В различные коммерческие структуры, филиалы зарубежных фирм уходят способные и энергичные. Но самое неприятное заключается в том, что наука не по дням, а по часам теряет престиж для молодежи. Поскольку же из институтов начали уходить аспиранты, завтра академия недосчитается многих профессоров...

В пору бить в колокола: интеллектуальное богатство страны тает, как дым. Однако запретами положение уже не спасти. Не станешь же брать у ученых подписку о невыезде! «Академия наук для сохранения своего интеллектуального потенциала не может прибегать к запретительным мерам, - сказал, выступая на специальном заседании президиума АН, посвященном проблеме эмиграции ученых, ее президент Борис Патон. - Если мы воздвигнем непреодолимую стену для нашей молодежи - получим прямо противоположный результат». Мудрые слова!

Но что же все-таки делать? По-моему, существует лишь одно кардинальное решение проблемы утечки мозгов: создать такие условия, при которых ученые предпочли бы остаться дома. Но сегодня, как это ни печально, у нас все делается наоборот. Финансирование Национальной академии - хуже некуда. Наука находится в глубочайшем кризисе. Под угрозой оказались фундаментальные исследования, составляющие основной интеллектуальный капитал всего общества.

Такой «экономии» на науке и на образовании, такого пренебрежения к их проблемам, такого отношения к их использованию для строительства государства наша страна еще никогда не знала, говорил, выступая на сессии Верховного Совета Украины, президент НАН академик Борис Патон. Если такое положение не изменится, в сферу науки, образования и культуры не придет целое поколение, а это приведет к распаду интеллекта нации.

Учитывая все вышесказанное, стоит ли удивляться, что за два последних года академия потеряла 20 процентов своего кадрового состава. Причем немало ученых покинуло страну. Тема утечки мозгов, еще сравнительно недавно если и не секретная, то уж во всяком случае весьма непопулярная, сегодня широко обсуждается научной общественностью. Согласно далеко не самым свежим данным, за несколько лет из институтов НАН отбыли в командировку за рубеж на срок более 6 месяцев свыше 300 человек. Около 80 уже не вернулись. Более чем со 160 учеными ясности еще нет. Однако, скорее всего, родные институты многих из них не дождутся.

Повторяю, эти цифры отнюдь не последние (в НАН эмиграция все-таки не самая любимая тема). Но, учитывая, что «процесс пошел», боюсь, что после подведения итогов в начале нынешнего года руководству НАН (да и всему обществу) в пору будет прослезиться.

Мне могут возразить: в подобных фактах нет ничего сверхъестественного. Во всем мире ученые переезжают из страны в страну, и никто не делает из этого трагедию. Увы, в других странах это дорога с двусторонним движением. У нас же, к великому сожалению, направление только одно: туда.

В последнее время некоторые надежды связаны с получением международных грантов. Финансировать работы украинских ученых начал, в частности, американский миллионер Дж.Сорос. Претендент должен подать подробную заявку, где нужно указать, в какой области науки он работает, чего надеется добиться, перечислить свои публикации. Победители конкурса получают грант. Казалось бы, выход найден: талантливым людям дается неплохой шанс.

Но мы бы не были сами собой, если бы вдруг перестали ожидать от иностранцев лишь каких-то подвохов. Не превратится ли фонд Сороса в своеобразного троянского коня? - сомневаются иные руководящие деятели. Ведь за довольно небольшие деньги на Западе получат подробнейшую информацию о наших ученых. Не станут ли в недалеком будущем «лауреаты» этого фонда первыми кандидатами на получение работы в США, Германии и других странах? В ответ на подобные опасения сошлюсь на мнение вице-президента НАН Украины, академика Платона Костюка: «К сожалению, у нас кое-кто считает, что фонд Сороса - это чуть ли не шпионская организация, которая заинтересована лишь в том, чтобы использовать наши идеи, - сказал он. - Но это абсолютно невежественное представление! Хотя Сорос - капиталист и миллионер, он поступает как раз наоборот. Представители его фонда, во-первых, требуют, чтобы ученый работал на родине. Во-вторых, для получения гранта он должен представить пять печатных трудов, опубликованных в международных журналах и, следовательно, уже давно не представляющих никакого секрета. Работы, связанные с военной тематикой, а также имеющие прикладной характер, просто не принимаются...»

Итак, скольких же еще умов и талантов недосчитается украинская наука в ближайшие годы? Конечно, ее потери прямо связаны с жестоким экономическим и социальным кризисом нашего государства. И все же науку нельзя законсервировать до наступления лучших времен. Это отбросит назад весь интеллект Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно