Перепой — состояние певца после нескольких концертов - Наука - zn.ua

Перепой — состояние певца после нескольких концертов

26 декабря, 2008, 15:13 Распечатать

Вы улыбнулись, прочитав название?.. Эта шутка лабухов (музыкантов на жаргоне) близка даже тем, кто не понимает нотной грамоты...

Вы улыбнулись, прочитав название?.. Эта шутка лабухов (музыкантов на жаргоне) близка даже тем, кто не понимает нотной грамоты. У многих в преддверии Нового года голова идет кругом только от мысли, как трудно будет просыпаться после проводов тяжелого високосного года и бессчетных тостов за то, чтобы в Новом году все у нас получилось хоть немного лучше.

Ну да ладно — с этим праздником связаны головокружительные хлопоты только раз в году, но каково тем, кому по долгу службы каждый день приходится по несколько раз отказываться (или соглашаться) от предложения выпить. В связи с особенностями восточнославянского менталитета средний возраст представителей некоторых профессий в нашей стране — около 40 лет. И все из-за неумения сказать «нет!». Человеку, желающему организовать в этой стране что-нибудь серьезное, приходится пройти не только через огонь, воду и медные трубы, как везде в остальном мире, но еще и через серьезное испытание «оковытой». Не удивляйтесь, но предложение заменить бензин этиловым спиртом в украинских автомобилях встретило в свое время разумное возражение — на дорогах будет твориться что-то невообразимое, а водители сопьются…

Многие известные люди — директора заводов, министры, академики, политики — рассказывали мне о том, как им приходилось разрабатывать свои способы ухода от очередной рюмки буквально в безвыходных ситуациях, когда вопрос стоял ребром, мол, сегодня ты с нами не выпьешь, а завтра родину продашь.

Замечательный организатор науки академик НАН Украины Борис Веркин когда-то с горьким юмором рассказал о том, как он в 50-е годы почувствовал, что время уходит и жизнь надо менять радикально.

— Мы сидели в комнате Физико-технического института в Харькове, — рассказал Борис Иеремиевич, прикуривая одну сигарету от другой, — четыре доктора физико-математических наук с одним лаборантом на всех. Мне и моим коллегам было уже за сорок — возраст такой, что если не придумаешь чего-нибудь экстраординарного, то так и уйдешь на пенсию доктором наук. В общем, перспектив не было никаких!

Итак, мы сидели в тесной лаборатории, пили кофе, курили и вяло обсуждали сообщение о запуске очередного спутника. Было очевидно, что исследование Космоса на взлете, деньги туда текут рекой, и если предложить им что-нибудь стоящее, можно прорваться. Еще не особенно веря в перспективность идеи, я предложил коллегам попробовать сделать для космической программы… холодильники — ведь хотя полеты и происходят в условиях космического холода, такое устройство вполне может пригодиться.

Коллегам идея понравилась, и вскоре мы с будущим академиком Александром Галкиным (он позже организовал Донецкий физико-технический институт) начали искать пути к Сергею Королеву. Когда встреча состоялась, генеральный конструктор космических аппаратов сразу поддержал нашу идею и даже предложил организовывать Институт низких температур.

Вскоре были выделены необходимые гектары в Харькове и одно за другим начали расти здания нового института. Однако, прежде чем все это началось, пришлось побегать по различным организациям за получением разрешений, утверждением смет, распоряжением для выделения лимитов. Ведь тогда ничего просто так достать было нельзя — нужно было утверждать лимиты даже на мебель и прочую мелочь. Везде за подпись и согласование приходилось ставить угощение и выпивать за успех нашего мероприятия. Нам с Сашей Галкиным поначалу пришлось продать почти все, что имели, для обеспечения этих застолий. Вообще-то не жалко, но вскоре мы валились с ног и не столько от усталости, сколько от спиртного — столько нам, академическим работникам, у которых питье не в особенном почете, пить не приходилось. Как все это могла выдержать наша бедная печень, не понимаю!..

Неписаные законы нашего общества требуют «обмыть» любое мероприятие. Человеку, который вознамерился чего-то добиться в кабинетах, надо соразмерить свои возможности с той алкогольной нагрузкой, которая ляжет на него в этом случае. Многие люди попросту не выдерживают подобного испытания и сходят с дистанции, так и не став успешными директорами, главными редакторами, менеджерами. Кто успешно проходит нелегкий путь, обычно вырабатывает свои правила питья. Какие?

Наиболее системное и продуманное обобщение правил поведения на этой стезе я услышал от руководителя знаменитой украинской команды «А», генерал-лейтенанта, доктора юридических наук, профессора Василия Крутова. Думаю, его выводы пригодятся многим… При этом хочу особо отметить, что Василий Васильевич — атлет, мастер спорта по нескольким видам спорта, обладатель черного пояса по карате, пятый дан. И сейчас он придерживается строжайшей спортивной дисциплины, поддерживая свой организм в отменной форме. Эта ремарка, думаю, поможет по достоинству оценить все то, что рассказал В.Крутов о своем уникальном опыте взаимодействия с алкоголем в беседе с обозревателем «ЗН».

— Кто в 60-е прошлого столетия побывал в селе на свадьбах или проводах в армию, знает, как умеют наши соотечественники «отрываться», — рассказал Василий Васильевич. — Делают они это искренне, самозабвенно, часто очень творчески. Важно, чтобы во время этого процесса было много музыки. Я с детства играл на баяне, поэтому когда меня приглашали, всегда просили «грати побільше». И хотя в селе жили в основном бедно, столы всегда ломились, и было, конечно же, много самогонки. Музыкант занимал второе место после главных виновников торжества, поэтому ему преподносили множество угощений и надо было много пить. Возраст (я играл на свадьбах лет с десяти) в этом случае не являлся причиной отказа от устоявшегося правила.

Не легче было, когда приходилось играть и на похоронах. Эта процедура предусматривала обед для всех присутствующих с тремя полноценными 100-граммовыми рюмками-гранчаками водки: первую — под борщ, вторую — под котлету с толченой картошкой и третью — под компот. К сожалению, многих музыкантов, которых я знал, эта стихия унесла в мир виртуального бытия. Уже подростком я понимал наличие угрозы. Поэтому, несмотря на то что сразу после окончания школы работал музыкантом в трех местах, получая огромные для своего возраста деньги, я принял решение оставить творческую практику и в неполных семнадцать лет уехал из родительского дома учиться в город.

Сейчас, анализируя прошлое, мне трудно представить, чем могли закончиться различные жесткие эпизоды моей жизни, если бы не прошел столь специфическое испытание для своего возраста и подготовку и не выработал четкую линию поведения. Это дает мне право утверждать, что людей, и в первую очередь мужчин, надо своевременно учить правильному подходу к употреблению спиртного.

По всей видимости, специалисты, практикующиеся на антиалкогольной деятельности у нас в стране, и в целом наш Минздрав, должны снять табу на эту сторону жизни человека, представить обществу проверенные наукой и жизненной практикой специальные методики. Ведь мы же не удивляемся бесчисленному количеству комплексов и методик, направленных, скажем, на совершенствование фигуры, освоение многочисленных медиативных практик, правильного и лечебного питья воды и т.д.

Во вкладыше любого лекарственного препарата есть четкое описание, как его принимать. Передозировка несет в себе огромную опасность, как и чрезмерное количество употребленного спиртного. Так почему же в одном случае мы предупреждаем человека, уточняя дозу до миллиграммов, а в другом все отдаем на откуп эмпирического опыта и зигзагов судьбы отдельного человека?

Статистика смертей и потери здоровья в Украине от злоупотребления спиртными напитками перекрывает все мыслимые и немыслимые рекорды — это тысячи и десятки тысяч жизней наших сограждан, причем в большинстве своем продуктивного возраста. Просто говорить, как это делают сейчас представители здравоохранения, что пить — здоровью вредить, с моей точки зрения совершенно недостаточно. Примеров тому могу привести множество.

Вот один из моей жизни — 23 ноября 1969 года заканчивался первый год моей срочной службы. Сослуживцы-земляки предложили после отбоя в 22.00 отметить переход на второй дембельский год службы. Это считалось среди солдат почти мистическим событием. Порядки в нашей воинской части были строжайшие: если передвигаешься по территории один, то только бегом, если вдвоем, то колонной по одному и с песней и т.п.

Мы сообща выбрали место проведения встречи — военный кунг, представлявший собой герметически закрытый кузов спецмашины, поставленный без колес на землю. После полной закупорки он не пропускал ни звука, ни света, ни воздуха. Здесь нас никто бы не обнаружил…

Чудная атмосфера вечеринки незаметно унесла солдат в мир гражданской жизни, где было так много доступного, радостного, желаемого. Реальность отошла в сторону, служба забылась, ощущалась полная свобода. Сколько было выпито и сколько выкурено во время задушевной беседы молодых парней, сказать трудно, но воздух превратился в адскую смесь паров спирта, никотина, где почти не было кислорода…

— Не знаю, сколько прошло времени, но в какой-то момент я вдруг почувствовал, что давно ни с кем не общался. Оглянувшись вокруг сквозь густой табачный туман, я увидел потерявших сознание друзей. У каждого из них вокруг рта и на подбородке висели кусты белой пены. Я быстро вскочил с места, с трудом открыл дверь кунга (в этом устройстве есть свои особенности) и вытащил ребят на улицу. Холодная земля и сильный ветер, а также мои, хотя и малопрофессиональные, но энергичные действия, сыграли положительную роль. Друзья постепенно начали приходить в себя. Только через несколько дней они возвратились в казармы после лечения в стационаре. Мы еще долго оставались в шоковом состоянии только от мысли о том, чем этот праздник мог закончиться…

К сожалению, в нашем менталитете распространена проверка умения человека пить спиртное. Рассуждают так: «С этим буду работать, он умеет держать удар, а с этим нет — он даже пить не умеет. Как я смогу на него положиться в более серьезных вопросах!».

— Вспоминается случай, произошедший в наиболее активный период становления международных связей и контактов Службы безопасности Украины со специальными службами и правоохранительными органами различных стран мира. Будучи руководителем аппарата председателя СБУ, руководителем специального подразделения «А», а затем заместителем и первым заместителем председателя СБУ, я был тесно связан с работой по обеспечению международных связей СБУ. Один из таких многочисленных контактов в середине 90-х прошел в Киеве со стратегическим партнером из числа стран Содружества независимых государств на уровне первых лиц спецслужб.

В рамках встречи, которая проходила в духе искренности (в пределах допустимых для спецслужб), доверия и дружбы, был рассмотрен широкий круг проблем, касающихся неотложных и перспективных вопросов взаимодействия. Переговорный процесс затянулся допоздна. За полночь мы выехали из центрального офиса на ул. Владимирской, 33, в Кончу-Заспу, где находился объект для приема гостей СБУ. В ужине принимало участие семь человек. За столом царила атмосфера раскрепощенности, звучало много тостов, слышны были шутки, смех, анекдоты.

В конце ужина, когда было уже около трех часов ночи, снова коснулись официальной темы переговоров. И вдруг руководитель дружественной нам спецслужбы говорит: «Мы много говорили о доверии друг к другу. Так вот, существует традиция и связанное с ней поверье: большая чаша наполняется спиртным и пускается по кругу. Если у последнего чаша пуста, тогда действительно все, о чем говорили и что обещали, — правда. Если нет, то все это — разговоры несостоятельных людей».

После этого он встает, подходит к приставленному столику, берет большую чашу с фруктами, освобождает ее и наполняет содержимым двух 750-граммовых бутылок водки. Стоя отпивает какую-то часть и передает стоящему справа помощнику. Чаша пошла по кругу. Последним был наш руководитель, так как он сидел рядом с главным гостем. А предпоследним в этом круге был я.

Когда чаша дошла до меня, я сразу понял, какая мера ответственности в этой по-своему безумной ситуации достается мне — за время хождения по кругу объем содержимого чаши почти не изменился. Участники пили мало. Положение выглядело сложным — нельзя было перекладывать выполнение этой задачи на своего руководителя, которого уважал за его настоящие человеческие и профессиональные качества. Наверное, можно было бы попробовать перевести ситуацию в розыгрыш, игру. Но, как мне тогда показалось, нас это не спасло бы от некоторого разочарования друг в друге. Возможно, даже создалось бы ощущение неспособности отвечать за свои слова и взятые обязательства. По сути банальная ситуация могла расстроить или, по крайней мере, отрицательно повлиять на прекрасный уровень взаимопонимания и доверия.

Пришлось, как это не раз уже бывало в жизни, полностью положиться на свою «спецподготовку» и по максимуму выполнить поставленную экстремальную задачу. После чего передал чашу «крепкой и непоколебимой дружбы» своему руководителю. Он под дружные аплодисменты присутствующих завершил почетный круг.

Когда утром встретились с руководителем дружественной спецслужбы, он отметил важность для нашей профессии умения держать удар и все доводить до конца. В дальнейшем с ним установились конструктивные профессиональные и личные отношения, одной из существенных причин которых, не исключаю, стала и та опустошенная чаша…

Анализируя многочисленные подобные случаи, Василий Васильевич приходит к выводу: чтобы выжить в сложных ситуациях, которые подсовывает человеку жизнь, необходимо владеть самыми разными навыками и умениями, хорошо знать пределы своих возможностей, иметь твердую нравственную основу.

Так сложилась жизнь самого В.Крутова, что в детстве он попал в бытовые условия, которые сломали не одну судьбу. И только его сильный характер, аналитический ум позволили с честью выйти из непростой коллизии. Однако не все способны самостоятельно выработать правильные нормы поведения в подобных ситуациях. Молодые люди нередко нуждаются в квалифицированной помощи. Необходимо дать им более четкие сведения о поведении организма в критических ситуациях, мотивировать необходимость не переходить черту, помочь выработать более твердые нравственные критерии.

— По большому счету, нашу вялую, ханжескую и почти ничего не дающую борьбу с алкоголизмом, — подвел итог разговору В.Крутов, — необходимо заменить научно обоснованными креативными методиками, которые уже давно разработаны мировым сообществом. Думаю, начать нужно с признания того обстоятельства, что алкоголь помогает людям снять стресс, расслабиться, наконец, получить удовольствие. Установлено — потребление стакана натурального вина в день (особенно красного) помогает процессам метаболизма в организме. Надо научить сограждан не потреблять алкоголь теми огромными дозами, как это у нас принято. В западном мире — норма крепкого спиртного, которую наливают в баре, — 15—20 граммов, а двойная — 30—40! Там люди приучены пить малыми дозами. Такие навыки и знание индивидуальных возможностей своего организма помогают человеку избежать соблазнов и не переступить барьер, за которым его ждет опасное алкогольное болото небытия…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно