ОДНА НОЧЬ КОНСТРУКТОРА ДУХОВА

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

В великую победу нашего народа над гитлеровским фашизмом весомый вклад внесли и конструкторы оборонной техники...

В великую победу нашего народа над гитлеровским фашизмом весомый вклад внесли и конструкторы оборонной техники. Один из них — создатель ряда конструкций тяжелых танков генерал-лейтенант инженерно-технической службы Николай Леонидович Духов, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и пяти Государственных премий СССР, член-корреспондент АН СССР. Родился он в 1904 году в селе Веприк Гадячского района Полтавской области, умер в неполные шестьдесят в Москве...

Последние месяцы сорок первого были самыми тяжелыми для оборонной промышленности страны. Эвакуированные в восточные районы военные заводы еще не успели полностью встать в строй действующих, многие из них находились на колесах, а некоторые лишь только грузились на платформы. В условиях, когда Красная Армия оставила территорию, на которой до войны выплавлялось 68 процентов чугуна, 58 — стали, 60 — алюминия, не стало угля Донбасса и Подмосковья, положение с обеспечением фронта складывалось критически: выпуск проката черных металлов с декабря сократился в сравнении с июнем более чем в три раза, цветных — в четыреста тридцать. Шарикоподшипников, без которых невозможно изготовлять ни самолетов, ни танков, ни артиллерии, машиностроительные заводы получали в конце года в двадцать один раз меньше.

Когда директору Кировского завода на Урале сообщили из Государственного Комитета Обороны о том, что в ближайшее время этому крупнейшему танкостроительному предприятию прекратят поставку подшипников к ведущему колесу КВ, Зальцман крепко задумался: «Какой же выход из положения? Каким образом можно решить проблему самим здесь, на заводе, ведь у них нет ни специалистов, ни соответствующего оборудования?» Трезвый анализ инженера все больше и больше вызывал тревогу за будущее производство КВ.

И вдруг директора осенила мысль — пригласить конструктора Духова. Просто посоветоваться, чтоб затем и самому ориентироваться в такой непредвиденной ситуации. Духов ведь может подсказать интересную идею. Сколько раз уже случалось подобное!

Поздоровавшись и показав Духову на стул, Зальцман сказал:

— Положение с выпуском танков у нас создается критическое, Николай Леонидович. Я только что говорил с Москвой, и меня предупредили: Кировский завод в ближайшие дни перестанет получать подшипники к ведущему колесу КВ. Государственный подшипниковый завод в эвакуации, в связи с чем его производство свернули. Надежда лишь на конструкторов: возможно ли в условиях нашего завода найти выход из этого положения?

Духов не мог сразу ответить на такой вопрос. Начал размышлять про себя, как изменить конструкцию подшипников или, может быть, вообще их заменить. Возвратился к последней мысли, она показалась ему правильной. Заменить подшипник. Но как?

Круглое лицо, которое редко когда оставляла улыбка даже и в трудное военное время, сейчас посуровело, отчего еще заметнее стали видны следы многомесячной, на износ работы. Воспаленные от недосыпания, выразительные серые глаза, прикрытые наполовину, медленно загорались живым огнем.

Директор наблюдал за конструктором молча, не перебивал. Как ему хотелось услышать сейчас от начальника СКБ-2, что выход из создавшегося положения найден, что завод и завтра, и послезавтра будет отгружать фронту танки.

Духов поднялся:

— Исаак Моисеевич, я попробую, может и получится. Должно получиться, в противном случае зачем мы здесь сидим?

— Голубчик! — радостно вскочил директор. — Я тогда тебя расцелую, как захочешь!

От директора Духов направился в сборочный цех. Остановился возле корпуса будущей машины, который уже начал обрастать деталями ходовой части, и задумчиво смотрел на ось, где нужно было устанавливать подшипник.

До утра пробыл в сборочном цеху, а решение не приходило. В то же время казалось, что оно уже есть, просится на ватман, но как только поднимался в КБ и становился за кульман — идея исчезала. Метался по кабинету, подгонял мысль в такт быстрой ходьбы, принуждал ее работать в нужном направлении. Ничего не выходило. А знал, был уверен, что решение уже есть в голове. Оставалось лишь отыскать способ излить его в чертеж.

Поднявшись в очередной раз к себе в кабинет, сел за стол, чтобы начертить контуры заменителя. Тем не менее, задуманное не получалось. Расстроенный бросил ручку на стол и, поднявшись, опять забегал по комнате. И вдруг его внимание привлек необычный звук. Машинально остановился и увидел ручку, которая упала со стола и катилась по полу. В первое мгновение замер на месте, а потом нагнулся, схватил ручку, подбежал к столу и начал на его плоскости катать ее. Радостное предчувствие охватило его, подтолкнуло догадку. Ведь вчера в цехе он видел, как рассыпались заготовки для торсионных валов и как они катились проходом.

— А что, если из этих заготовок изготовить ролики и установить их без обойм на месте подшипника ведущего колеса? — подумал.

Теперь Николай Леонидович уже уверенно подошел к чертежному столу и начал воспроизводить ось, на которой устанавливался подшипник. Сначала начертил существующую конфигурацию его, потом новую, где ведущее колесо вращалось на заменителе. Все казалось обычным — вместо шариков, которые закладывались в каналы обойм стандартных подшипников, Николай Леонидович предлагал использовать ролики.

На минуту конструктор отошел от стола и устало потер глаза. За окном, где серело зимнее утро, перекликались металлическим звоном заводские корпуса, шипел паровой молот, гудели маневровые паровозы. Несколько гимнастических упражнений отогнали усталость, и Николай Леонидович стал внимательно читать свой чертеж. В нескольких местах сделал правку. Перенес чертеж на чистую бумагу, поставил подпись и сразу же уснул, опустив голову на стол.

Через несколько часов Николай Леонидович был в кабинете директора.

— Есть подшипник! — доложил кратко.

— Как, за ночь? — искренне удивился Зальцман.

Духов кивнул, протянул чертеж и опустился на стул.

Директор завода, рассматривая на бумаге четкие линии заменителя, не верил своим глазам. Еще ночью, когда давал конструктору задание, боялся, что его будут решать мучительно долго. Ведь детали подшипника требуют большого количества поковок, сложной термообработки, микронной точности при механической обработке.

А Духов, оказывается, нашел такой заменитель, который будет не только простым в изготовлении, но в условиях производства военного времени имеет много преимуществ в сравнении с существующим. Он меньший по весу, при его установке отпадает промежуточная деталь — распорная втулка; он более удобный при монтаже и особенно во время демонтажа. Кроме того, стоимость подшипника Духова будет в десять раз меньшей, ибо не потребуются дефицитные цветные металлы...

Через несколько лет, вспоминая о трудностях первой военной зимы, Николай Леонидович Духов записал в своей автобиографии: «В процессе производства, для бесперебойного выпуска танков я предлагал сотни мелких конструктивных решений. Следует указать на одно из них, предотвратившее срыв выпуска танков КВ, — заменитель подшипника, который применялся на ведущем колесе КВ — четыре штуки на машину. Мною разработана оригинальная, исключительно простая в производстве и надежная в эксплуатации конструкция заменителя подшипника 244, обеспечивавшего безаварийную работу танка в пределах гарантийного километража.

Пока ГПЗ наладил после эвакуации производство, Кировский завод на протяжении четырех месяцев смог обеспечить бесперебойный выпуск танков».

После победы конструкторские силы Танкограда были брошены на разработку нового трактора. Почти два года Николай Леонидович занимался конструированием и доводкой С-80. Затем больше года был главным инженером Челябинского тракторного. А в июне 1948 года его переводят в атомную промышленность, где он, согласно постановлению Совета Министров СССР, был назначен заместителем научного руководителя и главным конструктором коллектива, занимавшегося созданием первой советской атомной бомбы.

После завершения разработки и испытания первой в мире водородной бомбы Николай Леонидович Духов в начале 1954 года возглавляет новое созданное конструкторское бюро оборонной промышленности, где стал главным конструктором и научным руководителем.

И снова поиски и решения доселе неизвестных задач на переднем крае научно-технического прогресса.

Дождливым майским днем 1964 года страна прощалась со своим славным сыном. Но в сердцах знавших его он остался навсегда. Вот что писал автору этих строк в феврале 1974 года маршал Советского Союза А.М. Василевский: «Я имел счастье знать этого прекрасной души человека, крупнейшего советского ученого в области механики, так много сделавшего для укрепления могущества наших славных Вооруженных Сил и обороноспособности нашей Советской Родины.

Первые мои встречи с дорогим Николаем Леонидовичем произошли в годы Великой Отечественной войны, когда он принимал активнейшее и ответственнейшее участие, работая на Кировском заводе, в области создания тяжелых танков, так отлично зарекомендовавших себя в борьбе с фашистами.

Более детальное, тесное, а я бы сказал и дружественное знакомство произошло у меня в послевоенные годы, когда он был уже привлечен как крупнейший ученый, отличный изобретатель и организатор к еще более ответственной работе по созданию нового, самого мощного современного оружия. Будучи в 50-х годах заместителем министра обороны, я волею партии не раз обязан был принимать участие в испытаниях этого грозного оружия. Во время этих испытаний мне уже посчастливилось не только встречаться с дорогим, незабываемым Николаем Леонидовичем, а месяцами жить вместе на полигоне и работать под руководством таких видных ученых, как зам.председателя Совета Министров СССР, отдавшего свою жизнь ради развития могущества наших славных Вооруженных Сил Вячеслава Александровича Малышева и советского ученого-атомщика с мировым именем — Игоря Васильевича Курчатова.

Я не преувеличу, если скажу, что вместе с Игорем Васильевичем Николай Леонидович, не говоря уже о таких государственных деятелях, как упомянутый выше В.А. Малышев и неизменный участник всех подобных испытаний, вложивший незаменимый труд в создание этого оружия, ученый из советских ученых — Борис Львович Ванников, — являлись душой всего славного, дружного коллектива ученых и конструкторов, участников испытаний.

Не знаю как сейчас, а тогда один из ответственных механизмов этого нового грозного оружия, сконструированный Николаем Леонидовичем, в честь его, нам был известен под наименованием «Дух».

Да, я не только уважал, но и любил дорогого Николая Леонидовича».

СПРАВКА
о технической деятельности главного конструктора
танкового производства Кировского завода Духова Н.Л.

Работу на Кировском заводе начал с 1932 года. В течение 1,5 года работал по конструированию сложных приспособлений массового производства для обработки деталей трактора «Универсал», которые были освоены и приняты на производство.

После этого работал в конструкторско-технологической группе по разработке межоперационных допусков, при подготовке производства постановки на серийное производство танка Т-29. В соответствии с решением правительства об изготовлении на Кировском заводе 75 т.к.д. кранов, был командирован в г.Москву в ЦВКБ, где участвовал, как представитель Кировского завода, в выпуске, контроле и приемке чертежей 75 т.к.д. кранов. Во время изготовления этих кранов на Кировском заводе вел производство их по конструкторской линии.

По окончании производства кранов был переведен в опытную конструкторскую группу по разработке чертежей нового легкового автомобиля Л-2.

В 1937 году был переведен в СКБ-2 Кировского завода и назначен руководителем расчетной группы. Здесь, под моим личным руководством, были систематизированы материалы и разработаны методика и нормы тягового и прочностного расчетов танков, принятых как типовые для последующих проектов танков Кировского завода.

Затем и был назначен Н-ком КБ Т-28, бывшего тогда основным объектом танкового производства Кировского завода. Для Т-28, кроме целого ряда более мелких усовершенствований ходовой части, вооружения, была под моим руководством разработана новая бортовая передача, чем был окончательно разрешен вопрос аварийного ответственного узла танка Т-28.

В 1938—1939 годах, при разработке в СКБ-2 новых тяжелых типов танков, мною был разработан технический проект тяжелого танка КВ. После защиты проекта под моим руководством были изготовлены рабочие чертежи и опытный образец танка КВ, успешно прошедшего испытания и принятого для серийного производства. В 1939 году, при освоении в серийном производстве танка КВ, был назначен зам. главного конструктора танкового производства.

За разработку и постановку на серийное производство танка КВ награжден орденом Ленина. В 1939—1940 годах, во время войны с белофиннами, за разработку минных тралов, защитных щитков и ряда других приспособлений для нужд фронта награжден медалью «За трудовую доблесть». В 1941 году, в начале войны, был командирован на ЧТЗ в г.Челябинск в качестве главного конструктора. Для дальнейшего повышения качества танков, а также снижения трудоемкости на ЧТЗ мною был дан ряд принципиальных конструктивных решений, давших большой производственный эффект. Эти решения впоследствии были приняты и на всех последующих модификациях и новых образцах танков конструкции Кировского завода.

Сюда относятся разработка новых упрощенных стыковых соединений броневых деталей тяжелых танков, без снижения качества стыков, внедрение броневого литья, включая башни тяжелых танков, исключительно малотрудоемкие в производстве и надежные в эксплуатации катки ходовой части для тяжелых танков, принятые, как стандартные, до последнего времени на танках конструкции Кировского завода. Кроме этого была проведена большая работа по снижению трудоемкости машины, сыгравшая существенную роль в повышении выпуска тяжелых танков.

В процессе производства, в обеспечение бесперебойного выпуска танков, давались сотни более мелких конструктивных решений. Следует указать на одно из них, предотвратившее срыв выпуска танков КВ, — это заменитель подшипника ГПЗ №244, применявшегося в ведущем колесе танка КВ в количестве 4-х штук на машину. Мною была разработана оригинальная и исключительно простая в производстве и надежная в эксплуатации взаимозаменяемая конструкция заменителя подшипника 244, обеспечившая безаварийную работу танка в пределах гарантийного километража.

Пока ГПЗ наладил после эвакуации производство, Кировский завод в течение 4-х месяцев смог обеспечить бесперебойный выпуск танков.

За вышеперечисленные работы в 1942 году я был награжден орденом Красной Звезды.

В 1942 году, в соответствии с решением ГКО, была проведена коренная модернизация танка КВ — в результате чего был создан танк КВ-1С, имеющий значительно повышенную динамику против танка КВ и оригинальные, более совершенные узлы — система охлаждения (новый тип железных водяных и масляных радиаторов высокой теплоотдачи), трансмиссии (новая 8-скоростная коробка перемены передач и планетарный механизм поворота) и ряд других усовершенствований.

За эти работы в 1943 году мне присуждена Сталинская премия.

В 1942 году, в июле месяце, Кировскому заводу было поручено поставить на серийное производство танки Т-34. Освоение производства Т-34 было закончено в течение одного месяца. За время производства танка
Т-34 на Кировском заводе в узлы Т-34 было внесено ряд принципиальных конструктивных улучшений, принятых и на других заводах, производящих танки Т-34.

Главнейшие из них: литые траки из стали 27сгт вместо стали Гадфильда, штампованные поло траков, вместо целых штампованных, профилированный прокат бандажей опорных катков под сварку, новая конструкция смотровой командирской башенки, проведено ряд конструктивных улучшений 5-скоростной К.П.И., в результате чего, приказом по Наркомату, Кировский завод назначен головным заводом по наиболее ответственному силовому узлу танка Т-34. Разработан и принят на серийное производство для всех заводов новый более эффективный воздушный фильтр — Мультициклон.

Разработаны, испытаны и подготовлены для серийного производства: однобачная масляная система для Т-34, значительно повышающая эксплуатационные качества масляной системы, главный фрикцион с дисками Феродо, клыковый и бесклыковый траки из профилированного проката, оригинальные резиновые самоподжимные манжетные сальники и т.д.

За эти работы в январе месяце 1944 года я награжден орденом Трудового Красного Знамени. Кроме этого, под моим непосредственным руководством и участием разработаны и поставлены на серийное производство модификации танка КВ — КВ-8, КВ-8С, СУ-152, КВ-85, а также последние типы тяжелых танков, начиная с момента их проектирования, испытания и постановки на серийное производство.

21.03.44г. (Духов)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно