ОБКРАДЕННЫЕ ГОРЫ «ОБЛЫСЕНИЕ» КАРПАТ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К КАТАСТРОФИЧЕСКИМ ПОСЛЕДСТВИЯМ - Наука - zn.ua

ОБКРАДЕННЫЕ ГОРЫ «ОБЛЫСЕНИЕ» КАРПАТ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К КАТАСТРОФИЧЕСКИМ ПОСЛЕДСТВИЯМ

5 мая, 2000, 00:00 Распечатать

Что теперь на месте Шумера, Хорезма или Карфагена? Пески и голые горы — как следствие неразумной, экологически необоснованной «мелиорации» и вырубки лесов...

Что теперь на месте Шумера, Хорезма или Карфагена? Пески и голые горы — как следствие неразумной, экологически необоснованной «мелиорации» и вырубки лесов. То же самое в Греции, Палестине, Ливане. А печальный ряд регионов и стран, где имела место экологическая катастрофа, можно продолжать вплоть до наших дней. «Не хлебом единым» — гласит мудрость. К сожалению, мы вновь и вновь забываем об этом. С лица планеты исчезли цивилизации, которые думали о хлебе, но не думали, откуда он.

В наши дни одним из мест стихийных бедствий стали Карпаты, где наводнения и сели унесли за два последних года десятки человеческих жизней.

Известно, что лесным экосистемам принадлежит главная роль в поддержке биогеохимических циклов, сохранении ресурсов живой природы, стабилизации климата. Леса планеты не только продуцируют 60% планетарного кислорода, они являются важнейшим элементом культурного ландшафта, природным фильтром воды и воздуха, курортными и санитарными зонами. Беспощадное истребление лесов, в частности карпатских, отвечающих за поддержку баланса природных процессов в этом регионе, приводит к печальным последствиям.

Понимание этого послужило причиной инициирования народным депутатом Ю.Костенко законопроекта «О моратории на интенсивное лесопользование в Карпатском регионе». В последние дни минувшего года он был рассмотрен в ВР и отправлен на повторное первое чтение. В начале этого года законопроект принят.

ПУТЬ К ЭКОКАТАСТРОФЕ

Площадь лесов в Украине сегодня составляет немногим более 15%. Это один из наиболее низких показателей в Европе. Наши леса были значительно истощены, особенно в послевоенные годы (1945—1965), когда фактическая вырубка леса превышала допустимые нормы в два раза и более. В конце 60-х — начале 70-х годов заготовки древесины несколько уменьшились, но в 1975—1990 гг. вновь стремительно возросли из-за интенсификации рубок (под видом санитарных и др.). После них осталось 1,2 млн. га срубов, что равно площади целой области. И хотя почти все эти срубы сейчас закультивированы, защитные и гидроклиматические функции лесных культур, появившихся на месте уничтоженных, значительно ниже, чем у их предшественников.

Важно еще одно обстоятельство: масштабы перерубов таковы, что поспевающих дубовых, буковых и сосновых лесов осталось лишь 10 процентов, тогда как согласно лесоводческим нормам их должно быть 20%. То есть поспевающих лесов вырублено досрочно на 10 лет вперед!

И еще одна цифра. Верхняя граница залесненности в горах в последние десятилетия снизилась с 1400 до 1200 м.

Катастрофические последствия такой эксплуатации лесов уже налицо. И это не только «абстрактное» (с точки зрения обывателя) истощение лесных ресурсов, нарушение их вековой структуры, ухудшение породного состава, но и вполне «материальное» усиление стихийных явлений.

Но сколь бы ни было это печально и опасно, тенденция чрезмерного лесопользования, увы, сохраняется: не секрет, что в нынешних условиях экономического кризиса и управленческой неразберихи не редкость самовольные рубки в довольно значительных размерах и вывоз древесины в соседние страны.

КАРПАТСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Карпаты — наиболее влажный регион в Украине, там выпадает до 1600 мм осадков в год. По данным ученых, зрелые буковые леса задерживают в кронах 25% атмосферных осадков, местные хвойные породы — до 40%; значительное количество влаги задерживают также корневые системы. По сравнению с открытой местностью, лес в два раза понижает интенсивность снеготаяния, повышает водопроницаемость грунта, улучшая тем самым речной сток. Кроме того, леса в горах способны в 4 раза снижать пики паводков. Поэтому роль лесов в Украинских Карпатах особая — она связана со стабилизацией горных экосистем в условиях большого количества осадков.

Здесь необходимо отметить одну важную особенность горных лесов. Выполнение ими предназначенных природой защитных функций возможно при условии, что 75% площади приходится на леса не менее чем 40-летнего возраста. Если в прошлом леса такого возраста покрывали 95% территорий, то ныне в горной части региона их осталось около половины, а в предгорной — лишь 20%! Это — относительно количества. Прибавим сюда качественные изменения: площади буковых, дубовых и пихтовых лесов, которые намного лучше выполняют природоохранные функции, сократились на 200 тыс. га, в то время как площади еловых монокультур увеличились почти на 300 тыс. га.

Следует учесть и такой факт. В нарушение правила горного лесоводства на значительных площадях крутых склонов (до 30 градусов) проводились сплошные рубки. Чтобы понять фатальность последствий такого хозяйствования, достаточно сказать, что за два года после проведения таких рубок только с гектара вымывается 600 т грунта.

Есть и другие факты, которые не афишируются: в 70—80-х годах были осуществлены массовые варварские «культуртехнические мероприятия» на полонинах; до сих пор осуществляется браконьерский забор гравия из русел рек, сооружение без проектов объектов в водоохранных зонах, выпас скота в прибрежных полосах, проводятся самовольные рубки, распахиваются склоны и поляны. Понятно, все это усилило деградацию горных экосистем. Вследствие нарушения баланса резко изменилась динамика катастрофических наводнений: если в начале столетия наводнение случалось всего один раз в десять лет, то в конце столетия, в 1998 году, — уже дважды в год!

«ДЫРЫ» В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Мощный инструмент в руки желающим рубить лес дает… Лесной кодекс. В первую очередь имеются в виду лесовозобновительные рубки. Они должны назначаться в случае утраты лесом своих защитных функций и осуществляются, как правило, исключительно методом сплошной рубки. Что это означает, объяснять вряд ли нужно. Поэтому стоит подумать об усовершенствовании процедуры согласования расчетных лесосек, выдачи лесорубных билетов и отведения лесосек, наконец, об экологизации Лесного кодекса. В части обеспечения управления лесами на экологических основах и разделении лесов на группы и категории защищенности это вроде бы и предусмотрено, но в действительности не все так хорошо. Скажем, в таком экологически критическом регионе, как Карпаты, к 1-й категории (основная функция которых — природоохранная) отнесено менее 40% лесов. Но это вовсе не означает, что они не подлежат эксплуатации. Согласно статистике, лишь треть из них (иными словами, чуть более 10% всех горных лесов) защищены. Стоит отметить, что, исходя из мирового опыта, использование горных лесов необходимо осуществлять в соответствии с принципом: в горах должны рубиться деревья, а не леса (принцип дауэрвальд). То есть речь идет об обеспечении постоянства лесной растительности на определенном участке. Поэтому таким неотложным является прекращение, в первую очередь, сплошных рубок — наиболее опасных в горных условиях.

Можно ли улучшить ситуацию в рамках действующего законодательства? Как показывает опыт — нет. Это подтверждают и факты: по дорогам днем и ночью едут машины с лесоматериалами, а наши гектары леса, которые должны давать 300—400 м3, дают 150—200 м3, потому что остальные вырублены в процессе санитарных рубок и рубок ухода, причем вырублены лучшие деревья. Поэтому необходимы экстренные организационные шаги и усовершенствование законодательства.

Предложенный законопроект «О моратории на интенсивное лесопользование в Карпатском регионе» уточняет правовые нормы в условиях конкретной ситуации. Прежде всего речь идет об ограничении лесопользования. Ссылки некоторых специалистов на возможность решения всех перечисленных проблем в рамках существующего законодательства не выдерживают никакой критики. Если это действительно так, то почему лес деградирует, а если в законодательстве чего-то недостает, то почему не инициируется принятие нового?

ЗАПОВЕДНИКИ — ЭТО ЭКОНОМИЧЕСКИ ВЫГОДНО

Заповедные территории в странах Европейского союза составляют более 10%. Их увеличение — не столько решение экологических проблем, сколько их упреждение. Такой путь имеет существенное преимущество: он достаточно экономичен, поскольку требует мизерных затрат, необходимых для создания инфраструктуры и разнообразных форм использования природных ресурсов.

Давайте, в конце концов, будем считать. К примеру, в Карпатах в течение года может побывать до 3 млн. отдыхающих. Пусть это будет даже 1 млн., и каждый из них оставит там по 100 грн. Простая арифметика показывает, что это — 100 млн. грн. в год. В то же время вся лесная отрасль дает в бюджет 50 млн. грн. Что же лучше — рубить или отдыхать? Это не говоря о 200 карпатских источниках уникальных минеральных вод (они могут давать 57 тыс. т воды в сутки), сырье для фармацевтики, фантастически красивых ландшафтах и т.д.

Кстати, Украина уже получила для сохранения биоразнообразия Карпатского края грант Глобального Экологического Фонда в размере 0 тыс. Поскольку реализация проекта заслужила высокую оценку международных экспертов, получена предварительная положительная реакция на нашу заявку на млн. на сохранение живой природы. Стоит подчеркнуть, что эти деньги предоставляются безвозмездно, то есть их не нужно возвращать.

И еще одна цифра. На 1992 год процент заповедности в Украине был одним из самых низких в Европе (2%). Учитывая такую ситуацию, были приняты Закон о природно-заповедном фонде, Программа перспективного развития заповедного дела, организована соответствующая работа в тогдашнем Минэкобезопасности. В результате за пять лет «заповедный» процент удвоился.

Один из аспектов законопроекта касается заповедного дела. Смысл предложения — не теряя времени, увеличить площади заповедников в Карпатском регионе.

Другой важный аспект законопроекта — водоохранный. Существуют требования Водного кодекса в отношении прибрежных полос и водоохранных зон. Осуществление этих требований (речь идет об ограничении хозяйствования в этих зонах) или откровенно саботируется, или, в лучшем случае, происходит слишком медленно. А речь, как известно каждому из экстренных сообщений телевидения, идет уже не о красивых словах на тему охраны природы; в горах попрание этих требований оборачивается человеческими жертвами и миллионными убытками. Кстати, Госводхоз согласовал проект предлагаемого закона, по сути, без замечаний.

У СЕМИ НЯНЕК ЛЕС БЕЗ ДЕРЕВЬЕВ

Позиции заинтересованных сторон в этом деле — госадминистраций, министерств, ученых, — при предварительном обсуждении проекта оказались, как это ни странно, далеко не однозначными. Все соглашаются, что проблема существует, однако варианты решений подчас далеко не совпадают с позицией экологов.

Гослесхоз придерживался мнения, что в карпатской ситуации все урегулировано. Хотя и не понятно, как тогда отнестись к следующему факту: во Львовской области из эксплуатации полностью исключено только 3,6% горных лесов, в Черновицкой — 6,1%. О какой защитной функции карпатских лесов может идти речь? Быть может, те, кто готовил ура-письма, просто «подставляли» своих руководителей, которые их подписывали?

Стоит заметить, что речь идет не об отношении к лесам как к священной корове, а о экологически сбалансированном пользовании ими. Ведь вследствие сплошных рубок и последующего воспроизведения культур происходит резкая смена экологических условий, уничтожение подроста и подлеска, усиливается минерализация грунтов, утрачиваются запасы азота, калия, фосфора, развиваются эрозионные процессы… На таких участках подрост уменьшается в два раза, так же, как и его экологическая емкость и стойкость. Иными словами, посаженный лес — это уже не тот лес: с каждым оборотом рубок леса утрачивают стойкость и продуктивность, и таких лесов в Украине уже около половины.

Минэкономики не возражает против конкретных статей в принципе, но проводит мысль, что решение этих вопросов необходимо делегировать «субъектам права». С его точки зрения, лесопользование в Карпатах не было ни интенсивным, ни истощающим.

Бывшее руководство «Минэкобезопасности им. В.Шевчука» было убеждено, что все урегулировано и все под контролем — у нас прекрасные законы, бдительные исполнители- природолюбы, хотя не помешала бы еще одна программа оптимизации и комплексного усовершенствования всего в регионе, но в общем — не стоит так волноваться. Возникало впечатление, что в этом ведомстве не слышали ни об усилении в последние годы наводнений в Карпатах, причем в десятки раз, ни о катастрофических перерубках в последние десятилетия, ни о предупреждениях геологов о нарастании опасности экзогенных явлений (по данным Госкомгеологии, еще до катастрофического паводка, только в Закарпатье было выявлено более 1000 оползнеопасных участков и около 100 селеопасных ручьев)… Минэкобезопасности либо не ведало об этих фактах, либо было убеждено, что правовые отношения урегулированы Лесным кодексом, а что не урегулировано, то найдет свое решение в Национальной программе сохранения биологического разнообразия Украины до 2015 г., которая сейчас находится на рассмотрении Верховной Рады. Ирония ситуации в том, что Минэкобезопасности в то же время инициировало постановление ВР, исходным пунктом которого является утверждение, что отдельная программа сохранения биоразнообразия… тоже не нужна.

А что же эксперты-экологи? «С целью спасения этого края необходим комплексный закон, сложная система мероприятий, а не десятилетний мораторий на сплошные рубки. К подготовке и составлению проекта такого закона (или пакета законов) следует привлечь прежде всего специализированные коллективы, специалистов», — считают они. Но даже и этот закон, в котором три статьи прямого действия, год блокировался «заинтересованными» и «причастными»!

* * *

Людям присуще забывать о плохом. Сегодня, полтора года спустя после природно-техногенной катастрофы в Карпатах, уже нет острого ощущения ужаса перед стихией, забравшей человеческие жизни и принесшей убытки на сотни миллионов гривен. Ситуация вновь обострилась в связи с очередными наводнениями после затяжных дождей, когда вновь нависла угроза новых оползней и селей. Неужели нужно дождаться новых жертв, нового грома, чтобы, наконец, перекреститься?

…Сегодня в Ливане к старым кедрам подсаживают молодые — вместо тех, что были срублены еще при царе Соломоне, тысячи лет тому назад. Кстати, часть кедровых лесов, доживших до наших времен, — ровесники времен библейских. Хочется дать шанс и карпатским лесам — дубовым, буковым или тисовым — дожить хоть бы до начала третьего тысячелетия. А вместе с ними — как это ни фатально звучит — просто сохранить карпатский регион пригодным для жизни людей.

P.S. Во время повторного обсуждения в Верховной Раде законопроекта (уже в редакции Ю.Костенко, О.Фурдычко, Ю.Самойленко) подавляющее большинство народных депутатов его поддержали. Более того, раздавались голоса и о необходимости подобного акта национального масштаба, об аналогичном законопроекте для Полесья, об усилении контроля за рубками и вывозом древесины за границу. Но не все сразу… Поддержали его на сей раз и многие из тех членов Комитета экологической политики ВР, которые ранее сомневались в его целесообразности. Экологизация сознания!..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно