Наука, спаси себя сама

1 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 1 октября-7 октября

 "Реформирование" науки за все годы независимости заключалось лишь в постоянном снижении финансирования, что поставило ее на грань выживания. Создается впечатление, что высшие чиновники страны не понимают значение науки, хотя с удовольствием "остепеняются".

© Василий Артюшенко, ZN.UA

 "Реформирование" науки за все годы независимости заключалось лишь в постоянном снижении финансирования, что поставило ее на грань выживания. Создается впечатление, что высшие чиновники страны не понимают значение науки, хотя с удовольствием "остепеняются".

Удивительно, но в доведении науки до бедственного положения активно участвовали 174 депутата Верховной Рады седьмого созыва, обладающие учеными степенями и званиями (28 докторов наук, 22 профессора и 100 кандидатов наук), и 89 депутатов с  научной степенью (уже восьмого созыва) — ведь это они довели финансирование науки до 0,2% от ВВП. 

В настоящее время финансирование Национальной академии наук Украины, выделяемое государством на 2016 г., составляет чуть больше 2 млрд грн (менее 100 млн долл.), что едва обеспечивает минимальной зарплатой научных сотрудников и вызывает необходимость в постоянных сокращениях штатов. При этом нужно учесть, что около 40% из этого бюджета возвращается государству в виде налога на заработную плату.

Для сравнения: в ведущих странах Европы, США, Японии считается, что для успешной научной работы на одного научного сотрудника необходим бюджет в 1 млн долл.  Наука пока держится благодаря энтузиазму ученых, а также подпиткой за счет грантов и контрактов с зарубежными фирмами. К сожалению, этой подпитки хватает только на минимальное материальное обеспечение исследований реактивами, материалами и недорогим оборудованием, оплату которых казначейство Украины систематически задерживает на месяцы. Даже покупку персональных компьютеров казначейство периодически покупать запрещает. Никаких современных дорогостоящих приборов, таких как хроматографы, анализаторы, микроскопы, спектральные приборы и пр. на эти средства  пробрести  нельзя. Да и стоят такие приборы, как и реактивы, материалы, в Украине в два раза дороже, чем в Европе и США. Ведь свой процент требуют и таможня, и фирмы-поставщики. В свое время президент Кучма издал указ по устранению таможенных пошлин при покупке исключительно для научных целей приборов и материалов, однако он не действовал, потому что таможня не "давала добро" на снятие пошлин, отговариваясь тем, что этот указ президента для них — не закон. 

Несмотря на трудное положение нашей науки, она привлекает энтузиастов.   В публикации "Как остановить вал диссертаций" (ZN.UA, №26, 2016 г.)  выражалось беспокойство о бурном росте защищаемых в Украине диссертаций. Но я вижу в этом и положительную сторону, которая свидетельствует о стремлении нашей молодежи идти в науку и получить научную степень, хотя надбавки к зарплате за степень и звание все равно не обеспечивают достойной жизни, не говоря уже о возможности приобрести жилье. Поэтому большинство молодых кандидатов наук после защиты диссертации либо уезжают из Украины, либо уходят в бизнес, что объясняет медленное омоложение нашей науки, чего не понимают критики ее "старения". Конечно, нас должен серьезно беспокоить снижающийся научный уровень многих диссертаций. К сожалению, предлагаемые МОН меры борьбы с этим явлением, по моему мнению, не будут эффективными. Более того, предложение о сокращении количества необходимых для защиты публикаций будет способствовать росту "вала" диссертаций. А ведь решить эту проблему достаточно просто: следует лишь принять положение о необходимости наличия для защиты диссертации хотя бы одной публикации в научных журналах, которые реферируются мировыми источниками информации.

Многие критики науки указывают на слабую связь фундаментальной науки с производством, однако для осуществления такого взаимодействия необходима заинтересованность обеих сторон — науки и промышленных предприятий. И если наука заинтересована в выполнении таких разработок, то современный украинский бизнес не имеет возможности, либо не хочет финансировать технологические разработки фундаментальной наукой. Ведь промышленный потенциал Украины существенно разрушен, а с уничтожением прикладных институтов оборвана их связь с производством. Промышленные предприятия работают на старых советских технологиях, из которых выжимают последние ресурсы, не думая о будущем. 

Но вот что удивительно  — в отличие от наших промышленных предприятий иностранные фирмы Европы и США заинтересованы в сотрудничестве с нашей наукой и уже более двух десятков лет сотрудничают с научными учреждениями Украины. Их привлекает высокий уровень выполнения исследований нашими учеными и низкая стоимость выполняемых в Украине проектов. Около  20  лет я работал с крупнейшими промышленными компаниями США и Германии.  Интересен подход  к совершенствованию химических технологий  в компании, с которой я непосредственно сотрудничал. Перед учеными ставились задачи разрабатывать эффективные способы производства химических промышленных продуктов. Если нам это удавалось, фирма на своем опытном производстве доводила наш способ до технологического решения для реализации в крупнотоннажном производстве. Будучи на таком  опытном производстве в Питсбурге (США), я был восхищен великолепной базой, что не шло ни в какое сравнение с ЦЗЛ наших предприятий, занимающихся в основном аналитикой и внедрением рацпредложений. Полагаю, что именно эта, используемая во всем мире методология, представляет собой наиболее короткую и тесную связь фундаментальной науки и производства.

В Украине такую связь науки и производства предполагалось возложить на технологические парки.  Два из  них были созданы первыми — "Институт электросварки имени Е.Патона" и НТК "Институт монокристаллов", но они,  согласно их отчетам,  не смогли реализовать в полной мере свой потенциал, поскольку закон о технопарках с соответствующими преференциями был заблокирован, а закон об инновационной деятельности так и не вступил в действие. Печально, что и в новом законе о технопарках (№2216а от 16.02.2016 г.), который прошел первое чтение в Верховной Раде, не включены такие важные финансовые и налоговые льготы, как: "государственная поддержка проектов технологических парков", "полное или частичное (до 50%) беспроцентное кредитование проектов технологических парков", "освобождение от оплаты ввозной таможенной пошлины и оплаты налога на добавленную стоимость на сырье, материалы, оборудование, установки, комплектующие". Отсутствие таких преференций не позволит и в будущем работать технопаркам в полную силу.

 Думаю, всем ясно, что в это трудное время мы не можем надеяться на увеличение финансирования науки государством в ближайшем будущем. Наука должна спасти сама себя. По всей видимости, вcтает проблема частичной самоокупаемости науки, о чем в статье "Реформа НАНУ и науки — что делать?" пишет академик  НАНУ Б.Данилишин, предлагая создавать научно-технологические кластеры, связывающие в единое целое науку и производство. Первые шаги в этом направлении сделаны в связи с принятием  Закона Украины "О научной и научно-технической деятельности", в котором согласно ст. 60 разрешается государственным учреждениям, университетам, академиям основывать хозяйственные товарищества и получать доходы от их деятельности в виде части прибыли. Но чтобы это положение заработало, необходимо принять закон о хозяйственных товариществах, вот только когда это будет — неизвестно.

И все же это положение дает надежду, что наука сможет частично финансировать саму себя хотя бы в будущем. Ярким примером такой возможности является разработка специалистов НАНУ по продлению эксплуатации на 10–20 лет четырех  (из 15) действующих энергоблоков украинских атомных электростанций. По выводам ГП "НАЭК "Энергоатом" экономический эффект от продления срока эксплуатации только одного энергоблока на год составляет почти 1,5 млрд долл. США. Если бы предприятия-разработчики получали за эту разработку только десятую часть от экономэффекта в реальных деньгах, вопрос их финансирования был бы обеспечен на десятилетия. Однако, по всей видимости, этого пока не произошло. 

Обращает на себя внимание ст. 47 Закона, в котором государственные научные учреждения и высшие учебные заведения освобождаются от уплаты  НДС  и ввозной пошлины с научных приборов, оборудования, материалов, реактивов и пр. для обеспечения собственной научной и научно-технической деятельности, но только после внесения изменений в Налоговый кодекс. При этом отпадет потребность в фирмах-посредниках в поставке этих товаров, для которых сохраняется как НДС, так и ввозная пошлина, и которые  получают за свои услуги немалые деньги.

Красиво выглядит в этом законе обещание (ст. 48) финансировать науку в размере 1,7% от ВВП, но только с 1 января 2020-го. А что будет до этого времени с наукой, и возможен ли рост финансирования в 8,5 раз в 2020-м — вопрос риторический. 

Бросаются в глаза положения  о создании новых бюрократических органов по руководству наукой: Национальный фонд исследований Украины, Научный и Административный комитеты Национальной рады Украины по вопросам развития науки и технологий, временные консультативные и другие вспомогательные органы. Однако опыт государственного строительства Украины показывает, что рост количества бюрократических органов редко приводит к позитивным результатам. 

Несмотря на все трудности, я уверен, что наука в Украине может решать на современном уровне как фундаментальные, так и прикладные задачи. Моя многолетняя работа в области органической химии в НАН Украины и постоянная борьба за обеспечение научных исследований контрактами и грантами дают основание утверждать, что химия в нашей стране успешно интегрируется в мировую науку. Об этом свидетельствует растущее количество публикаций украинских химиков в престижных англоязычных журналах с высоким импакт-фактором, сотрудничество наших ученых с зарубежными коллегами. О высоком авторитете украинских химиков говорит, в частности, проведение 18-го Европейского симпозиума по фторной химии, который проходил в августе с.г. в Киеве. Полагаю, что наше отставание по количеству публикаций от многих стран, на что указывают критики науки в Украине, связано с бедной приборной базой большинства наших НИИ и университетов, отсутствием доступа к электронным средствам информации, таким как SciFinder, Reaxys, Scopus и др.  Отсутствие  материальных возможностей  для участия  в международных научных конференциях  ограничивает контакты с зарубежными учеными и ознакомление  с последними мировыми научными достижениями. Безусловно,  при известных условиях (оптимальное финансирование) такое отставание можно ликвидировать, поскольку у нас пока еще есть главное — наличие авторитетных научных школ, которые во что бы то ни стало необходимо сохранить.

Важнейшим и необходимым средством и катализатором развития науки в Украине является ее интегрирование в европейское и мировое научное сообщество. На это, в частности, направлена европейская программа по исследованиям и инновациям "Горизонт 2020". Целью программы является способствование генерации новых идей и разработок, развитие и поддержка инноваций, направленных на экономическое развитие, решение социальных задач и обеспечение конкурентоспособности стран-участников. В 2015-м Украина стала ассоциированным членом этой программы, что дает возможность украинским ученым совместно с европейскими партнерами на равных участвовать в ее реализации. Это дает надежду, что наука в Украине не будет больше сокращаться, как шагреневая кожа, но возрождаться и развиваться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 17
  • Yurii Serguchev Yurii Serguchev 12 жовтня, 12:01 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Pedagog-[-/span-]- -[-span class=date-]-2 октября, 20:17-[-/span-]- -[-span class=text-]--[-span class=quote-]-«-[-/span-]-Григорий Сергиенко Сегодня, 16:31 «Также, думаю все помнят, что 2% ВВП на науку в развитых странах, это не государственное, а валовое финансирование, большая часть из которого - средства бизнеса. Хотите денег? Заработайте, Юрий. Диссертация это хорошо, но попробуйте сделать что-то нужное людям, а не только себе.»НАПНУ пропонує "заробити" пожиттєві щомісячні виплати за звання академіка або члена-кореспондента. Бюджетних грошей за рахунок українських платників податків в НАПНУ вистачає. Національна академія педагогічних наук України повідомляє про вибори дійсних членів (академіків) і членів-кореспондентів http://naps.gov.ua/ua/press/announcements/993/-[-span class=quote-]-»-[-/span-]--[-/span-]--[-/div-]-Пан Сергиенко, все (да и вы тоже) не помнят, из чего состоит финансирование науки - это не таблица умножения. К вашему сведению финансирование науки, например, в США составляет на треть из федерального(государственного) финансирования и на две трети за счет промышленности. А вот фундаментальные науки финансируются в основном за счет федерального бюджета. Работайте щетильней, пан Григорий. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно