«МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ» — В НАУКЕ

18 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 18 декабря-29 декабря

В последний месяц в жизни украинской науки произошло немало событий. Здесь и юбилейные торжества, ...

В последний месяц в жизни украинской науки произошло немало событий. Здесь и юбилейные торжества, и выборы президента Национальной академии наук, и принятие закона о науке, в котором финансирование научных исследований определено в размере 1,7%, и выплата задолженности по зарплатам ученым… Допускаю, что у одних это может вызвать радужные надежды, у других - потерю последней веры в то, что в обозримом будущем на этой стезе может хоть что-то измениться в лучшую сторону. Чтобы оценить перспективы с помощью более объективного критерия, я попросил директора Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки имени Г.Доброва НАНУ, доктора экономических наук Б.МАЛИЦКОГО поделиться результатами исследования науки, проведенного силами его учреждения.

- Борис Антонович, праздник закончился, обещания розданы и т.д. Что из всего этого, как говорится, останется в осадке?

- Важно, думаю, что общество пришло к осознанию факта: надо использовать главное национальное богатство, которым Украина располагала, - интеллектуальный потенциал. Свидетельство тому - принятие нового текста Закона о научно-технической деятельности. В нем четко предусмотрен объем затрат на науку - 1,7% ВВП.

- Но закон еще не подписан Президентом. И настораживает маленькая приписочка, которая фактически делает радость по поводу даже подписанного закона иллюзорной - переход на 1% предусматривается в 99-м году, с последующим нарастанием. Но это - журавль в небе. А если после выборов Президенту не понравится наука или понравятся совсем другие проценты?

- Не может не беспокоить и то, что в проекте бюджета на

99-й год, несмотря на то, что Верховной Радой закон принят, фигурируют… старые, существенно меньшие цифры.

- Возможно, обнадеживающие проценты были приняты к юбилею академии - зачем тревожить аксакалов? А теперь «праздник жизни окончен», и все пойдет по-старому…

В настоящее время Президентом в Верховную Раду представлен проект закона с проектом концепции научно-технологического инновационного развития Украины до 2005 года. Концепция предусматривает увеличение ассигнований до 2,5% к 2005 году. Это важный государственный документ, которым как бы достигается согласие между наукой, обществом и властью в отношении того, каким путем развиваться…

- Но деньги на науку выделены будут или чутье подсказывает, что…

- Мое чутье подсказывает, что деньги могут быть, потому что создается законодательная база. Реально они появятся тогда, когда сами ученые займут более активную позицию в своей стране…

- Они и так раз в два месяца ходят под Кабмин или к Президенту и с научной дотошностью стоят с транспарантами. Я там даже одного академика видел. Куда уж более активно?

- У ученых резервы влияния на власть и общество огромные: ученые есть в Верховной Раде, они руководят крупными организациями, представлены в министерствах и ведомствах. Наконец, те ученые, которые имеют собственные научные результаты, способные повлиять на конкурентоспособность украинской продукции, должны не «зажимать» их, надеясь вывезти куда-то, а искать путь к реальному внедрению здесь. Если позиция всех этих сторон будет активная, тогда можно будет преодолеть барьер.

- А вас не пугает, что в академии наук много балласта? Ведь если бы академия даже получила эти деньги, они могут уйти на поддержание тех, кому следует уйти со сцены.

- Если будет введена новая система пенсионного обеспечения для ученых, как предусмотрено законом, тогда значительная часть великовозрастных людей, которые мало что дают науке, уйдут. Возьмите даже наших академиков. В большинстве это заслуженные ученые, но они свое отработали. Государство должно к ним отнестись с почетом и не обидеть их. Но нужно создать условия, чтобы им на смену пришли новые люди.

- Борис Антонович, вы можете сравнить ситуацию в украинской науке с положением в других странах, чтобы можно было более реально оценить наше сегодняшнее состояние?

- Мы проанализировали большое количество стран, различного уровня развития: США, Франция, Турция, Польша, Чехия и др. с целью понять, какой процент ВВП необходимо выделять на науку, чтобы она была эффективной.

Было установлено: если на науку выделяется меньше 0,9% от ВВП, то максимум, что она может реализовать, это социокультурные функции. То есть если у нас такая тенденция победит, мы не сможем запустить механизм экономического роста за счет науки и инноваций.

И еще: такой процент определен для стран, у которых более-менее правдивая оценка валового продукта. Для Украины он составляет примерно 1,7% от ВВП, который официально показывает государство…

- Почему же такая огромная разница?

- Правительство опирается на статистический ВВП. В то время, как реальный - это статистический плюс теневой. У нас ВВП чуть превышает 100 млрд. гривен. Но деле же он более 200 млрд. Так что при цифре 1,7% по большому счету получается где-то только 0,85-0,9% от ВВП реального. Вот такая двойная арифметика.

И еще нам удалось установить, что если 1 миллиард гривен вкладываем в науку (то есть меньше 0,9% от ВВП), тогда экономическая отдача науки будет около 100 миллионов. Отрасль получается затратной. Если же вложить 1,7% от ВВП, отдача окажется равной 800-900 млн., то есть наука приблизится к тому, чтобы стать рентабельной. Даже из этих простых соображений понятно - лучше больше вложить, чтобы больше получить и уйти от затратной науки, которая сидит на шее у государства.

Есть еще одна опасность в экономии на науке: если мы не докладываем в нее деньги, она реализует лишь социокультурную функцию и превращается в донора интеллекта для других стран. За очень короткий период так называемая вторая мировая научная система, основную часть которой составлял потенциал стран-членов СЭВ, сократилась почти на миллион человек. Около 100 тысяч ученых перекочевало в более привлекательные для научной деятельности страны.

Ко всему происходят неконтролируемые структурные изменения прежде всего в отраслевой структуре самой науки. Она деформируется. Невозможность реализовать экономическую функцию приводит к тому, что изменяется соотношение в пользу гуманитарных наук. Некоторые отрасли гуманитарных наук у нас развиваются в… 70 раз быстрее, чем вся наука.

- И что же это за чемпионы?

- Это экономические, политологические науки. 12% всех аспирантов в Украине - экономисты. Сократилась численность научных работников, в том числе докторов, кандидатов наук, но аспирантура по сравнению с 1990 годом увеличилась на 5 тысяч человек. Сейчас у нас более 18 тысяч аспирантов. Причем это произошло, в основном, за счет роста аспирантур в вузах, где фактически… никаких научных исследований не проводится…

- И к чему могут привести такие трансформации в структуре интеллекта нации?

- К тому, что толковые люди защитят кандидатские, докторские диссертации, но это будут компилятивные работы, а не диссертации, построенные на серьезном эксперименте. Все, что происходит сейчас в общественных науках, во многом носит компилятивный характер. Общий подход такой: раньше все было плохо, вся система была ужасная (хотя это не совсем так), а в положительном плане предлагается делать все так, как на Западе. В таком подходе эвристичности мало.

К сожалению, у нас бурный рост в общественных науках происходит в то время, когда они не сформировали новую методологическую базу. А ведь объект изучения изменился радикально: была - плановая экономика, а сейчас рыночная. Это совершенно другой объект! Значит, нет фундамента, что приводит к снижению качества потенциала в этих науках.

- А что происходит в естественных науках?

- Здесь, в тех направлениях исследований, где мы занимали передовые позиции, идет стремительное сокращение.

Особенно резкий спад в подготовке научного потенциала как раз в тех отраслях, где еще как-то продолжаются научные исследования. Естественно, что сокращение научного потенциала в этих научных учреждениях наполовину приводит к такому же сокращению и подготавливаемого потенциала кандидатов и докторов наук.

А вот в вузовской системе наблюдаем бурный рост. Не исключено, что мы получим вскоре массу докторов наук, которые смогут нам объяснить, как устроен атом, но ни один из них не сможет провести опыт, построить прибор, разработать технологию и так далее. Идет вымывание производителей и получается перепроизводство преподавателей. На поверку: вроде бы то же количество физиков и техников, но увы - не то качество.

Вузы из престижных соображений стремятся называться не вузами, а университетами, они открывают аспирантуру, докторантуру, забывая при этом, что должна быть создана научно-исследовательская база. А ее практически нет. Объемы финансирования научных работ по вузовской сфере составляют не более 30 млн. гривен. Это совершенно мизерное финансирование для большого количества научных учреждений, которые представляют собой вузы. То есть идет надувание мыльного пузыря.

Отсутствие учета объективных закономерностей развития науки приводит к тому, что сам научный потенциал не только не способен нормально выжить, но фактически государство несет огромные финансовые и интеллектуальные потери, которых можно было избежать. И для этого, кстати, не нужны дополнительные средства. Нужно подумать только о некотором перераспределении и более правильном подходе к формированию бюджета.

Недавно заместитель министра финансов назвал около семи принципов, которые положены в основу формирования бюджета. Как я понял, это в основном принципы перераспределительной экономики. Ни один принцип, положенный в основу формирования бюджета, не направлен на построение созидательной экономики, на то, чтобы включить факторы экономического роста. А, как известно, главными такими факторами являются наука и инновации.

- Ловлю на слове: откуда взять дополнительные деньги на финансирование науки?

- На первый взгляд, это очень сложный вопрос, если посмотреть на состояние нашей экономики. Однако давайте посчитаем: в прошлом году наука получила около 300 млн. гривен на зарплату в научно-технической сфере. Отчисления в Пенсионный фонд в этой сфере около 100 млн. гривен. На пенсионеров сферы научно-технической деятельности затрачивается только 12 миллионов. То есть 88 млн. гривен из годовых отчислений, которые делаются в Пенсионный фонд, наукой не используется.

И это деньги, перечисляемые в фонд только из бюджетных средств. Наука получает еще и другие деньги. Вот где первый резерв.

Абсолютно неприемлемым для нашей страны, имеющей науку мирового класса, является тот факт, что на проведение выборов в Верховную Раду затрачивается средств больше, чем на годовое содержание всей отечественной научной системы. Получается, что только избрание одного депутата обходится стране дороже, чем годовое содержание в среднем трех научных учреждений.

Не менее впечатляет и то, что на правоохранительные органы затрачивается примерно в 15-20 раз больше средств, чем на всю науку Украины!

Таких соотношений ни в одной стране не найдете. В Чехии затраты на науку в прошлом году составили почти 1,5 миллиарда долларов! А это маленькая по сравнению с Украиной страна. Наукоемкость валового внутреннего продукта во всех обществах, которые продвигаются вперед, выше, чем у нас.

- Картина малоутешительная. Грустно и то, что способы выживания, к которым прибегают украинские ученые, способны вызвать и улыбку, и слезы одновременно…

- Это не только у нас. В Польше часть научных учреждений еще не так давно зарабатывала средства на том, что сдавала свои помещения… домам терпимости. Но это было в начале пути. Сейчас в Польше намечается рост вложений не в целом на науку, а инвестиций в инновационные проекты. Причем здесь активную роль играют зарубежные инвесторы. Для этого государство создает все необходимые стимулы.

У нас же продолжается неуклонный спад уровня научно-технического развития как по абсолютному значению, так и относительно отдельных стран. Так, по сравнению с Германией доля Украины составляет всего 4%. По сравнению с Польшей и Венгрией значение этого показателя в два раза меньше, хотя масштабы научно-технического и образовательного потенциалов Украины чисто формально больше, чем в указанных странах. При всей условности такого рода международных сравнений они заставляют, по крайней мере, более серьезно задуматься о реальном состоянии экономики нашей страны, ее науки и системы образования.

В науке остался кадровый состав, который недостаточно ориентирован на инновационную деятельность. У наших ученых нет предпринимательского потенциала, чтобы внедрять эти инновации в производство. Все это серьезно осложняет перспективы как науки, так и экономики нашей страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно