ЕЩЕ РАЗ О ЧЕРНОБЫЛЬСКИХ ПРОБЛЕМАХ - Наука - zn.ua

ЕЩЕ РАЗ О ЧЕРНОБЫЛЬСКИХ ПРОБЛЕМАХ

21 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

Случившаяся 14 лет назад чернобыльская катастрофа поставила перед Украиной огромное количество ч...

Случившаяся 14 лет назад чернобыльская катастрофа поставила перед Украиной огромное количество чрезвычайно сложных проблем, решить которые без помощи мирового сообщества в обозримом будущем не представляется возможным. Наряду с чисто техническими стоят проблемы экологические, медико-биологические, социальные, и их решение по ряду причин затянется еще на многие десятилетия. Естественно, что о сущности этих проблем, путях их решения, достигнутых результатах и «подводных камнях», кроме специалистов, должна быть осведомлена и широкая общественность, тем более что значительная ее часть так или иначе вовлечена в сферу «чернобыльского» влияния.

Основная роль в формировании общественного мнения и его достоверности принадлежит средствам массовой информации, которые прямо или косвенно несут ответственность за правдивость представленной ими информации. Поэтому является целесообразной позиция редакции «Зеркала недели», которая предоставляет возможность изложить различные мнения читателей по существу возникших проблем. Это позволяет уменьшить влияние точки зрения отдельных авторов (которая может быть предвзятой или ошибочной) на формирование общественного мнения. Вспомним, сколько людей, громко и вовремя высказавшись по чернобыльским проблемам, сделали на этом незаурядную карьеру. С позиций достоверности информации нельзя умолчать и о статье А.Мельника «А расплачиваться оставим потомкам?», опубликованной в «ЗН» от 12.02.2000.

В этой публикации, как и в статье Г.Фалько («ЗН» от 24.07.99), слишком много неточностей, необоснованных утверждений, которые не соответствуют действительности, не отвечают современному научно-техническому уровню или противоречат законодательной и нормативной базе Украины. При этом, желая добавить достоверности представленному материалу, авторы «аргументируют» слухами, эмоциональным окрасом или использованием выражений, унижающих достоинство работников атомной отрасли («неандертальцы», «безответственные варяги» и т.п.).

Так, например, А.Мельник отмечает, что «если на Кольскую АЭС могут приехать и свои граждане, и зарубежные, чтобы лично убедиться, что их не обманывают, то все, что касается Чернобыля, покрыто завесой умолчания».

Простите, но истинное положение дел совсем другое. Только разного уровня визитов, миссий, посещений на Чернобыльскую АЭС осуществляется больше, чем на все АЭС бывшего СССР вместе взятые. Какое же может быть «умолчание», если на ЧАЭС работают десятки иностранных компаний, если результаты многопрофильного изучения последствий чернобыльской катастрофы доложены на многочисленных международных конференциях? На ЧАЭС, в НАЭК «Энергоатом», в Минэнерго, в Минэкобезопасности, в Минздраве и в Министерстве чрезвычайных ситуаций действуют хорошо информированные по данной тематике пресс-центры. Дополнительно в Киеве есть представительство Чернобыльской АЭС. При этом, в случае «умолчания» или предоставления недостоверных сведений, к ответственным должностным лицам будут применены установленные законом санкции. Пожалуйста, обращайтесь, получайте проверенную информацию и работайте с ней, а не со слухами.

Во-вторых, не верно утверждение о том, что в Украине «все нормы изначально завышены в 10—100 раз». Это не соответствует действительности. Например, нормы по содержанию a-активных элементов в радиоактивных отходах (п.9.5 «Основных санитарных правил») занижены в 200—600 раз по сравнению с нормами других атомных держав и нормами МАГАТЭ. В Украине также занижены основные допустимые пределы облучения персонала (20 мЗв/год против 50 мЗв/год у «них», ст.6 закона Украины «О защите человека от влияния ионизирующего излучения», п. 5.1 «Норм радиационной безопасности Украины»).

В-третьих, стоимость снятия энергоблоков с эксплуатации обязательно входит в стоимость электроэнергии (ст.33 закона «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности). При этом стоимость снятия с эксплуатации может достигать не 80% от стоимости сооружения энергоблока, а от 80 до 150%. А демонтаж не производят не потому, что не знают, как это делать, а исходя из принципа ALARA (минимизация доз облучения с учетом социальных и экономических факторов).

В-четвертых, в статье А.Мельника безапелляционно утверждается, что «единичная мощность французских, немецких, японских АЭС меньше, чем один чернобыльский мегаватник РБМК». И это не так. Для значительной части АЭС других стран характерным является то, что установленная единичная мощность одного энергоблока (даже не АЭС) больше установленной мощности «нашего» энергоблока с РБМК на 20—40%.

В-пятых, проблема радона не связана с деятельностью АЭС.

Перечень можно продолжить еще по многим позициям. Но, наверное, этого и не требуется. Благодаря «ЗН» читатель смог убедиться, что в данных конкретных вопросах формирование технической политики необходимо оставить не просто читателям, умеющим «звучно» преподнести проблему, а профессионалам, несущим персональную ответственность за формирование и реализацию принятых технических решений. Сапоги должен тачать сапожник.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно