ЧТОБЫ ЦИРКОНИЕВЫЙ «БЛИН» НЕ ВЫШЕЛ КОМОМ... - Наука - zn.ua

ЧТОБЫ ЦИРКОНИЕВЫЙ «БЛИН» НЕ ВЫШЕЛ КОМОМ...

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

В голосах украинских экономистов, посещающих США, нередко можно услышать нотки растерянности, мол, куда ни глянь — везде китайские, малайзийские или японские товары...

Сергей Ладохин выступает на 64-м конгрессе литейщиков в Париже
Сергей Ладохин выступает на 64-м конгрессе литейщиков в Париже

В голосах украинских экономистов, посещающих США, нередко можно услышать нотки растерянности, мол, куда ни глянь — везде китайские, малайзийские или японские товары. Неужели американцы сдают позиции на собственном рынке? Впрочем, профицит бюджета, стремительное развитие передовых отраслей говорит скорее о том, что в экономике США идут важные структурные изменения. Штаты, по-видимому, готовы постепенно уступить другим странам значительную часть производства товаров, которые ранее считались признаком высшего индустриального уровня развития. Взамен наращиваются мускулы на совсем иных направлениях, для чего привлекается интеллектуальный потенциал из других регионов мира. Самая развитая страна планеты забирает себе отовсюду все талантливое, инициативное, творческое. Остальному миру она великодушно оставляет заниматься второстепенными вещами: выпускать носки, кастрюли, добывать сырье...

По проценту китайского текстиля, тайваньской электроники и продуктов турецкого сельского хозяйства на собственном рынке мы, пожалуй, уже перегнали США. Вот только какой встречный экономический поток мы противопоставили этому, чтобы не жить в рассрочку и не навесить на шею наших детей неподъемное ярмо долгов?

В Украине одна за другой различными депутатскими группами создаются программы ускоренного развития страны. В них предлагаются ответы на поставленный вопрос. Прежде чем взяться за их обсуждение, не мешает разобраться в том, какие перспективы у промышленности, которая сегодня составляет основу нашей экономики. Производство металла в этом ряду занимает важнейшее место. Однако, как известно, продавать этот товар весьма нелегко и перспективы здесь невеселые.

«Есть ли у наших металлургов что-нибудь такое, что было бы вне конкуренции на переборчивом западном рынке?» — с таким вопросом корреспондент «ЗН» обратился к заведующему отделом электронно-лучевых технологий Физико-технологического института металлов и сплавов доктору технических наук Сергею Васильевичу ЛАДОХИНУ.

 

— Не без удивления могу утверждать, что даже сегодня, после стольких лет разрухи, удивительная страна, в которой мы живем, еще может создать и самую лучшую подводную лодку, и несравненную ракету для полета в космос, — с такой преамбулы начал свой ответ Сергей Васильевич.

— По поводу балета и ракет у нас всегда все было, так сказать, в порядке. А как насчет обычного автомобиля, ну хотя бы троллейбуса на худой конец?

 

— Такой вопрос нельзя рассматривать походя, тем более что, возможно, мы не за то взялись, с чем бы хорошо выглядели на мировом рынке. Украина вполне могла бы строить великолепные корабли, проходческие комбайны, гигантские экскаваторы, прекрасные троллейбусы, тепловозы и другое дорогое и важное оборудование. Со всем этим мы выглядели бы на мировом рынке вполне прилично. Зачем надо было все это разваливать и браться за другие вещи, к примеру за строительство тех же легковых автомобилей? Понятно, что почти в новом деле сразу на мировой уровень выйти сложно.

Впрочем, еще не все потеряно — у нас есть лучшее в СНГ машиностроение. Ну и, конечно же, классные, лучшие в мире металлурги. Не их вина, что далеко не все удавалось использовать и во времена Союза. Но не грех вспомнить, что у нас была проведена первая непрерывная разливка стали, первое пароиспарительное охлаждение в мартеновских печах. Мы были пионерами и в разработке электронно-лучевой плавки, создании электрошлакового процесса. Американцы на десять лет отставали от нас.

Сейчас наступает время по достоинству оценить перспективность разработок — для индустрии нового века принципиально важны два металла: титан и цирконий. По разным данным, было время, когда титана в Украине потребляли от 8 до 15 тысяч тонн. У нас в Запорожье на титано-магниевом комбинате получали губку, а изделия из нее выпускали на Урале.

Теперь все большую популярность приобретает идея наладить свое производство. Идет активная дискуссия, как это лучше сделать. Для производства титана мировая практика использует дуговой переплав. Мы можем предложить промышленности электронно-лучевой передел. Этот процесс обходится дороже, но он дает более качественный титан. И похоже, что здесь дело сдвинулось с мертвой точки — в Институте электросварки имени Е.Патона уже ведутся работы в этом направлении. Появились и фирмы, создающие небольшие заводики по получению титановых слитков.

— А в это время мощнейший завод в Запорожье по изготовлению титановой губки заваливается?

 

— На страницах «ЗН» специалисты вели острую дискуссию на эту тему. Считаю, что убедительная точка в том разговоре не поставлена. Но я предпочел бы подробнее рассмотреть проблему циркония, поскольку о ней серьезного разговора не было, а здесь складывается чрезвычайно любопытная ситуация. Создались все условия, чтобы Украина с небольшими затратами и с огромной выгодой для себя организовала очень перспективное производство. Однако прежде давайте рассмотрим научно-экономические предпосылки развития этого направления.

Когда начала развиваться атомная энергетика, возникла проблема — какой материал может выдержать в сложнейших условиях эксплуатации в ядерном реакторе? Исследования показали, что только цирконий и его сплавы обладают всеми необходимыми для этого качествами: у них высокая температура плавления, хорошие механические свойства, высокая химическая стойкость, они не поглощают тепловых нейтронов, не корродируют. Природа как бы специально создала металл для ядерной энергетики. Цирконий — основной металл для тепловыделяющих элементов — ТВЭЛов. Сегодня на мировом рынке килограмм циркония стоит 30 долларов.

Такие американские киты индустрии, как Вестингауз, Дженерал Электрик, фирмы во Франции создали заводы по изготовлению изделий из циркония. В Советском Союзе тоже была развита подобная промышленность. Ее создание было делом непростым, так как цирконий — химически активный металл. Он активно поглощает кислород. Даже горит. А слиток из него нужно нагреть, проковать. Во времена Союза было создано циркониевое электролитическое производство в Глазово, где технология получения металла отличалась от принятой в мире. Собственно, в стране работал целый комплекс, в котором на долю Украины приходилось получение циркония. Оно было налажено в Днепродзержинске. Там же существовало альтернативное производство циркония для исследований. Для его получения применялась оригинальная технология кальций термического восстановления, при которой металл получается в виде блина длиной миллиметров 700 и высотой 200 мм. Подобный «блин» очень удобно переплавлять электронным лучом. При этом металл удается рафинировать. Группа украинских ученых, в основном из Института электросварки имени Е.Патона, еще в советское время получила Государственную премию за эту разработку. Но она была, что называется, про запас.

Об этой технологии вспомнили, когда возник вопрос о том, что платить за приобретение ТВЭЛов дороговато. Так сложилось, что россияне делали весь комплекс и поставляли такие элементы на наши атомные станции. Однако в Украине имеется собственный уран, налажено прозводство циркония, создан химический передел, есть необходимый машиностроительный парк, великолепный трубный институт, предприятия по прокатке труб. То есть у нас есть абсолютно все для того, чтобы наладить самостоятельное производство ТВЭЛов. Более того, у нашей технологии колоссальные преимущества, в том числе и экономические — не надо ставить станы, не нужно кузнечное оборудование, вакуумные печи. На днепродзержинском заводе уже переоснащена печь и готовы хоть завтра начать лить металл, а в Днепропетровском трубном институте будут катать необходимые трубные заготовки.

— За какие деньги все это делается, ведь НАНУ бедна, как церковная мышь, даже ускорители выключены, чтобы сэкономить энергию?

 

— Приходится удивляться особенностям технического прогресса в наших условиях. Возьмите доклады ученых сорока-, пятидесятилетней давности. Тогда американцы не могли поверить в надежную работу приборов, которые у нас сделаны за гроши, на примитивном оборудовании. Я не раз был свидетелем того, как они проверяли наши результаты, думая, что это блеф…

— Мне когда-то академик Борис Веркин рассказывал, как он привел американцев к себе в Физико-технический институт низких температур, чтобы продемонстрировать им высокий уровень работ сотрудников. Этот показ был очень важен — ученый хотел наладить отношения с американскими коллегами. Для их приглашения пришлось приложить немалые усилия, чтобы наши «особисты» разрешили показать засекреченные лаборатории. Но эффект получился обратный — американцы обиделись на академика, мол, рассчитывали на откровенность, а вы нам показываете какой-то приборный хлам, на котором ничего серьезного сделать нельзя…

 

— Мы с этим встречались не раз. Да и то, на чем мы осуществляем революционную технологию, может шокировать западного исследователя. Наша технологическая линия создана из старых, еще «гэдээровских», печек для плавки и литья и тому подобного оборудования. Вообще это удивительно, что Украина с таким допотопным оборудованием — единственная страна в мире, которая владеет лучевой гарнисажной плавкой да еще и с уникальным электромагнитным способом перемешивания металла. При этой технологии ничто не загрязняет металл!

— Можете объяснить, в чем заключается идея?

 

— Объяснить технологию можно с помощью простой кухонной терминологии: берем медную водоохлаждаемую кастрюльку, загружаем в вакууме в нее металл. Электронно-лучевая пушка большой мощности расплавляет его потоком электронов. Благодаря вакууму идет интенсивная очистка от газов, примесей. На меди образуется корка металла — гарнисаж, которая ограждает его от расплавленного металла. Медь используем потому, что она имеет высокую теплопроводность. Лучше бы серебро, но дорого. По ходу плавки металл приобретает новые замечательные свойства.

К сожалению, в выплавляемых металлах из года в год в мире увеличивается содержание вредных примесей. А при электронно-лучевой плавке можно получать особо чистые металлы. Технология захватывающе интересна. Я докладывал о ней на многих международных конференциях…

— Не боитесь, что американцы у себя сделают что-нибудь подобное?

 

— К счастью, они очень самоуверенные. Им трудно поверить, что нечто значительное может родиться где-то вне американских лабораторий. Это неплохо защищает нас, потому что ни на какую другую защиту сегодня рассчитывать не приходится.

— Какие перспективы наладить производство циркония вашим способом в Украине?

 

— Оборудование уже собрано и практически готово к работе. Пока бьемся над тем, где найти деньги, чтобы заплатить хоть минимум людям, которые будут лить цирконий. А пока мы теряем кадры. Аспиранты уходят на другие работы, снова набираем — и снова уходят. Такова унылая действительность…

Существуют области деятельности, развитие которых никто, кроме государства, обеспечить не может. Помощь Сороса и все остальное — это помощь, но не более того. Если на этих направлениях нет серьезной государственной поддержки, все гибнет. Если государство хочет, чтобы у молодого поколения была перспектива, оно должно заниматься образованием. Детские дома — тоже не дело частников. То же самое и с наукой. Любая развитая страна, которая думает о своем будущем, вкладывает сюда деньги. Например, в США есть множество фондов, но государство вкладывает свои 3% ВВП в развитие науки…

Производство ТВЭЛов в Украине следует организовать хотя бы потому, что мы владеем новой технологией производства циркония, которая более прогрессивна по сравнению с той, что используется в мире. Мы сможем выйти со своей продукцией на мировой рынок, так как она будет значительно дешевле.

Мы договорились с россиянами, что они прокатают из одного и того же металла, но по нашей и своей технологии трубы, чтобы можно было сравнить их достоинства. На это уже были выделены средства (в позапрошлом году), подписан контракт. Но все пошло прахом — сняли одного министра, поставили другого. Для нас это трагедия — когда министра снимают, все останавливается. Мы уже потеряли год, затем второй... Сейчас третий год потеряем, потому что пришел очередной министр.

— Кто-либо из правительства квалифицированно заинтересовался этой проблемой?

 

— Отношение ответственных лиц различных украинских правительств к этой проблеме было малопродуктивным. За исключением Юлии Владимировны. У меня очень сложное отношение к госпоже Юлии Тимошенко, но когда она состояла в должности вице-премьера, то показала гораздо более профессиональную работу, чем все остальные управленцы, занимавшиеся этим вопросом до нее и после.

На моей памяти в ТЭКе сменились три министра и каждый начинал ломать то, что делал предшественник. Такое ощущение, что мы в сумасшедшем доме живем. На трезвую голову понять то, что у нас делается, вообще невозможно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно