Безрассудство или чей-то замысел?

22 февраля, 2013, 20:00 Распечатать

Нужно отчетливо понимать сущность научного процесса, который является сугубо индивидуальным, а потому не терпит никакого насилия, внешнего вмешательства. Управление наукой не может достигаться грубым вмешательством, массовым голосованием или другими формами принуждения. 

Речь пойдет о науке и ее судьбе в нашей стране. Эта судьба в последние годы незаслуженно трагична. Естественно, она, в первую очередь, зависит от того, кто определяет отношение к науке, ее материальному и кадровому обеспечению. Тревожит мысль о том, кто формирует в стране отношение к науке: это полнейшие невежды, которым безразлично будущее Украины, либо те, кто, организовывая полное исчерпание ее природных ресурсов, готовит неизбежный крах надежд страны на достойное будущее. И в первом, и во втором случае, вне всяких сомнений, наука зависит от крайне близоруких временщиков, которыми движут лишь намерения быстрого обогащения своих узких кланов. 

Роль науки в современном государстве чрезвычайно важна, так как без ее надлежащего развития невозможно обеспечить инновационное развитие экономики, создание высоких технологий, научное прогнозирование будущего, прогресс в области медицины и условий жизни, сохранение экологического благополучия и, конечно же, надлежащего уровня образования.

Признаки деградации науки в Украине, происходящие вследствие откровенно выражаемого отрицательного отношения власти к этой важнейшей форме деятельности, проявляются все более отчетливо. Уровень образования катастрофически снижается, престиж науки падает, лучшие молодые ученые тысячами уезжают навсегда из страны или уходят из донельзя обнищавших научных учреждений в сферу бизнеса, приборный парк исследовательских центров не обновляется, нет элементарных условий для проведения современных экспериментов. 

Кстати, не кажется ли странным, что в разных общественно-политических журналах (например, в "Корреспонденте") периодически печатают списки "Элиты Украины" и среди сотни имен нет ни одного ученого или писателя? В составе Верховной Рады Украины прошлых созывов было какое-то число ученых, а в нынешнем парламенте их вроде бы и вовсе нет. Не отражается ли в этом явлении унижение ученых нашей страны, пренебрежение интеллектуальным потенциалом нации? Не искажается ли мораль нации, когда правофланговыми называют очень далеких от интеллектуального творчества удачливых дельцов или подпевал власти? А ведь еще английский мечтатель Томас Мор считал, что управлять государством должны ученые. Те же мысли высказывал и Ж.Э.Ренан.

В настоящее время и экономические, и социальные науки, оснащенные мощной информационной системой, могут находить безальтернативные решения проблем развития страны, не оставляющие места политически зааганжированным метаниям. Может быть, одна из причин умаления роли науки и заключается в том, чтобы она не вмешивалась в существующие "технологии" власти. Временщикам, отнюдь, не нужны долгосрочные прогнозы ни судьбы нации, ни экологического оскудения родной земли, ни генетического и интеллектуального состояния своего народа. 

Примеров ущербности организации нашей науки можно приводить достаточно много. Например, шесть из семи подготовленных мною в последние 10 лет кандидатов наук работают в США, Великобритании и Германии. Очень резко сократилось число выпускников университетов, желающих поступать в аспирантуру. Основная масса научных сотрудников — пенсионеры. Оборудование морально и технически устарело, реактивов нет, навыки экспериментальной сноровки утрачиваются… У библиотек нет средств, чтобы подписываться на научные журналы. Участие в научных конференциях крайне ограничено из-за отсутствия тех же финансов. Состояние бизнеса таково, что практически нет спроса на новые научные разработки, в связи с чем получение грантов и выполнение работ по договорам с производством является нереальным. 

Последствия этого тенденциозно поддерживаемого убожества науки дают себя знать: из науки исчезают целые области знаний, обостряется возрастной разрыв в научных кадрах, когда на смену ученым пенсионного возраста не приходят молодые исследователи, многие отрасли промышленности начинают резко отставать от мирового уровня развития, и, соответственно, Украина теряет позиции на мировом рынке товаров и услуг.

Отставание в области медицинской науки сопровождается быстрым сокращением средней продолжительности жизни в Украине, увеличением детской смертности, зависимостью практической медицины от западных стран. Неужели по такой страшной цене можно покупать обогащение небольшой группки фармацевтических магнатов?! 

Пренебрежение законами научного земледелия сопровождается потерями плодородия наших знаменитых черноземов. Систематические нарушения севооборотов, уничижительное отношение к органическим удобрениям обрекают сельское хозяйство на убогое будущее, и, конечно, при таком положении дел ему не нужны никакие новые научно обоснованные технологии. Учитывая растущие из года в год природные невзгоды, обусловленные глобальными изменениями климата, будущее сельского хозяйства Украины представляется очень удручающим, если безотлагательно не будет изменено отношение государства к науке. 

Наука в Украине имеет давнюю историю и сложившиеся традиции своей организации, благодаря которым украинские ученые смогли внести немало нового в мировую науку. Многие из открытий украинских ученых заслуживали быть удостоенными Нобелевской премии, и только наличие "железного занавеса" усложняло их международное признание. 

Достаточно лишь вспомнить открытия в области биологических наук. Открытие двойного оплодотворения у покрытосеменных растений, сделанное профессором Киевского университета, академиком Украинской академии наук С.Навашиным, основателем кариосистематики, сыграло крайне важную роль в развитии биологии. Академик АН УССР К.Гедройц создал учение о почвенном поглощающем комплексе — основе коллоидной химии почв. С тех пор во многих языках мира почвы называются нашими названиями: чернозем, подзол, серозем так же звучат и на английском. Основу биоэнергетики живой клетки — окислительное фосфорилирование открыл академик нашей академии наук В.Белицер. Выпускник киевского университета Ф.Добржанский стал всемирно признанным генетиком-эволюционистом ХХ века. 

Впервые привлек идеи кибернетики к решению проблем биологии выдающийся специалист в области эволюционной морфологии академик украинской академии наук И.Шмальгаузен. Особую зону водоемов — поверхностный слой воды — гипонейстон, в котором сосредоточены зачаточные формы биоты Мирового океана, открыл академик НАН Украины. И это открытие играет важнейшую роль в поисках путей сохранения продуктивности водных живых ресурсов. Составленные украинскими ботаниками и зоологами описания флоры и фауны стали мировыми образцами этого жанра исследований. Основатель академии наук в Украине В.Вернадский обогатил мировоззрение мира таким важным понятием как ноосфера. 

Можно было бы продолжить перечень ученых, имена которых украшают мировую науку не только в области биологии, но и во многих других науках — математике, физике, химии, экономике, истории и в технике. Очевидно, первенство научной мысли в Украине является результатом длительного становления той духовной атмосферы, особого очень тонкого настроя творческих поисков, которые делают научный процесс эффективным, продуктивным по своим технологическим воплощениям. И не может быть большего зла для будущего страны, чем унижение и, в конечном счете, уничтожение этого очага рождения нового знания. А на самом деле в современной Украине сознательно или бессознательно все делается для того, чтобы наука перестала быть эффективным генератором нового знания, которое поддерживает уровень образования и может революционно изменять практику жизни и производства.

Особо горько осознавать это, понимая, какие возможности зарождаются сейчас в науке. Это исцеление от многих ранее практически неизлечимых болезней путем использования генных технологий и управления развитием стволовых клеток; эффективное противодействие старению организма путем активации процессов репарации ДНК; новые материалы, экологически чистые источники энергии, трудно перечисляемые возможности нового века. Предвидимое будущее человечества может быть для всех ярким и счастливым, а может стать апокалиптически жестоким для стран, где царят невежество, персональная жадность и политическая близорукость.

Нужно отчетливо понимать сущность научного процесса, который является сугубо индивидуальным, а потому не терпит никакого насилия, внешнего вмешательства. Управление наукой не может достигаться грубым вмешательством, массовым голосованием или другими формами принуждения. Можно ли себе представить, что у И.Ньютона, А.Эйнштейна или Н.Вавилова потребуют представлять "справку о внедрении" научных достижений? Чаще всего великое действо начиналось с наблюдений, вроде бы и не имеющих практического значения. Думал ли Л.Гальвани, изучая электрические явления при сокращении мышцы лягушки, о том, что электродвигатели станут основой всей техники будущих столетий? Полагал ли украинский ученый Н.Холодный, открывший первый гормон у растений, что в будущем возникнет мощнейшее мировое производство гербицидов? Предвидел ли Э.Галуа последствия открытия им абстрактных алгебраических структур? Конечно же, не было таких предвидений, да и не могло их быть.

Наука должна развиваться широким фронтом, основываясь на мировых достижениях в точках роста перспективных направлений. Основным фактором, управляющим развитие науки, является наличие принципиально новых идей, формирующихся на основе глубокого понимания и, если хотите, ощущения нового в науке сегодняшнего дня. В управлении наукой главное — не спугнуть это ощущение нового, бережно, но строго, относиться к новым научным идеям, к поиску путей в неведомое.

Видимо, в состоянии науки имеются точки необратимости, перейдя которые, восстановить уже ничего не удастся. Хочется надеяться на то, что мы еще не исчерпали до дна терпение сословия людей, посвятивших себя науке, так нарочито отторгаемой в наши дни обществом. Однако, дно это очень близко, и если не пойти навстречу велению времени и не дать науке и образованию высшего приоритета, будет слишком поздно избегнуть судьбы неразвивающихся стран. И это войдет в историю как великий позор: неразвивающаяся страна в центре Европы!

Рецепты исправления положения дел — элементарны. Прежде всего, необходимо увеличить уровень финансирования, при котором была бы достойной зарплата научных работников (сейчас старшие научные сотрудники получают в два раза меньше, чем средняя заработная плата по Киеву, а стипендия аспирантов едва дотягивает до 1/3 средней зарплаты). Должно быть полновесное обеспечение обновления приборной базы научно-исследовательских центров, а также оригинального приборостроения. Наука не может сохраниться, если финансирование не в состоянии обеспечивать выплату зарплат и погашение коммунальных расходов, чем так откровенно характеризуются последние годы.

Необходимо решительно прекратить разговоры и замыслы структурного реформирования науки. Университетское образование и академическая наука огранивали свои структурные формы более трех столетий, и игра в квартет может только нанести неисправимый вред состоянию науки. Сближение академической и университетской науки должно происходить путем создания общих кафедр или мультидисциплинарных центров на уровне магистратуры. Несомненно, необходимо ускоренное становление высшего образования онлайн.

Требуют пересмотра некоторые  "инновационные" затеи  МОНМС, из-за которых стало невозможным развитие многих наук в Украине. Например, если в стране нет восьми докторов наук по определенной специальности, то нельзя иметь и соответствующего специализированного ученого совета, а поэтому нельзя открывать и аспирантуру по областям науки, слабо развитым в Украине. Требование представлять в ученых советах только науку, указанную в дипломе доктора наук, а не по списку научных работ, как было ранее, приводит к потере ряда специальностей в стране. (Например, мне за 20 лет не удалось добиться появления в списке специальностей ВАК антропологии). 

Нет перспектив развития новейших направлений биологии, которые возникают в последние годы. Выступления по радио и телевидению о том, что якобы вообще отменят защиты привычных кандидатских и докторских диссертации, дезориентируют аспирантов и научных сотрудников. Каждая страна за долгие годы выработала свою систему аттестации научных работников и совершенствует ее, не подражая кому-то или решая какие-то смутные надежды "неостепененных" чиновников. По опыту своей работы (подготовил около 70 кандидатов и 10 докторов наук) видел, насколько большой прогресс в эрудиции сопровождал подготовку диссертации. Ведь для настоящего ученого важно не только уметь проводить точные эксперименты, но и четко излагать свои мысли.

Зуд реформирования ради процесса реформы крайне вреден для науки, которая должна сохранять черты привычной консервативности при острой революционности быстро обновляемых идей, следуя логике развития той или иной области знания. Наличие оригинальных идей, подкрепленных глубоким знанием, безупречная честность исследователя и разумная одержимость своей работой — вот основные черты, которыми должен обладать ученый.

Нельзя обременять ученых излишними бюрократическими обузами, нельзя создавать такой способ жизни, когда для думанья остается лишь время в общественном транспорте. Нельзя заставлять быть хозяйственным менеджером ученого-теоретика: он будет плохим менеджером, хотя и перестанет быть теоретиком. Если каждый будет заниматься сугубо своими по призванию делами, быстро очертится круг балластных людей, осевших в науке, замаскировавшись в круговерти псевдоработы. Они легко уйдут в другие сферы деятельности.

Об организации науки в Украине писалось много разного — от намерений скопировать стиль научной жизни какой-то передовой страны до странных по своей сути предложений создавать при существующих малоэффективных коллективах элитных независимых образований, которые якобы будут "творить настоящую науку". Мне кажется, что эти публикации не оставили ощутимого следа в нашей жизни. Все остается по-прежнему: становится все хуже и хуже. Очевидно, необходим решительный перелом во взглядах на состояние науки — дальше так продолжаться не может. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 55
  • alhp alhp 26 серпня, 12:04 "Академик АН УССР К.Гедройц создал учение о почвенном поглощающем комплексе — основе коллоидной химии почв. С тех пор во многих языках мира почвы называются нашими названиями: чернозем, подзол, серозем так же звучат и на английском". Ну, названия-то почв - это наследие основателя почвоведения В.В. Докучаева (1846-1903) все же, а не К. Гедройца. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BA%D1%83%D1%87%D0%B0%D0%B5%D0%B2,_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87 согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно