ЗАГОВОР ПРОТИВ РОССИИ

5 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 5 декабря-12 декабря

Кажется, все сговорились, преследуя лишь одну цель — насолить России. За последние дни и недели Москва потерпела сразу несколько крупных поражений на международной арене...

Кажется, все сговорились, преследуя лишь одну цель — насолить России. За последние дни и недели Москва потерпела сразу несколько крупных поражений на международной арене. Причем, как правило, удары по самолюбию и чести российской дипломатии наносились исподтишка, с тех сторон, откуда она их меньше всего ожидала. И, как следствие, Россия не смогла предпринять адекватных ответных действий, чтоб хотя бы отомстить обидчикам, не говоря уже о том, чтобы взять реванш. Более того, есть даже мнение, что русские отступают... или всего лишь проводят перегруппировку сил перед новым сражением. Очевидно, что для России долгое время оставаться в роли мальчика для битья не слишком удобно, однако выбор у нее не велик — либо драться в открытую, либо, как раньше, продолжать «мочить» тихо и по одному. Впрочем, если же заговор все же имел место, России — одной — против всех будет нелегко. Хотя можно еще попытаться договориться на приемлемых для сторон условиях.

Честно говоря поверить, что все происходящее вокруг России в последнее время чей-то хитромудрый план, сложно. Ведь задействовано слишком много весьма разношерстных игроков, которые, впрочем, хорошо исполняют свои роли. Можем лишь пока намекнуть, что это, как говорят российские дипломаты, «ряд международных организаций и несколько государств». Они целенаправленно и своевременно наносят удары, заставляя россиян чувствовать себя униженными и оскорбленными. Еще одним «совпадением» было то, что основная тяжесть ударов противника была нанесена именно по «международному престижу России и успехам российской дипломатии»; при этом почти «не задетыми» оказались «внутриполитические рубежи страны». Хотя можно предположить, что как раз из-за парламентских выборов в России и дела «ЮКОСа» массированные удары вглубь российской территории были бы более ощутимы в Кремле. Очевидно, расчет делался на то, что пока в российском тылу идут политические баталии, можно существенно потеснить россиян на внешних фронтах, создав ситуацию, когда уже отступать некуда — ведь позади Москва.

Одна победа и два поражения Игоря Иванова

Некоторые российские газеты действительно сравнивают ситуацию на дипломатическом фронте с той, что была на советско-германском в конце 1941 года. Наблюдатели с удивлением отмечают: Россия даже не смогла воспользоваться воистину смелым и искусным маневром своего министра иностранных дел Игоря Иванова в Тбилиси. 23 ноября он не допустил кровопролития (и за это ему честь и хвала), но в то же время лишь подыграл «революционным» силам в Грузии, которые еще в меньшей степени готовы дружить с Москвой, чем даже «проблемный» Эдуард Шеварднадзе. Это тем более странно, если принять во внимание, что Игорь Иванов знал и понимал: за событиями в Тбилиси стоит внешняя сила — если не фонд Джорджа Сороса, то Соединенные Штаты. Он сам об этом говорил. Но зачем тогда подыгрывать, раз было ясно, что игра была чужой, и в любом случае России было сложно извлечь из всего происходящего выгоду? И, кстати, российского министра никто в Грузию не звал. Его туда послали Леонид Кучма и Владимир Путин, то ли с миссией предотвратить кровопролитие, то ли спасти Шеварднадзе. И с тем и с другим, надо сказать, он справился, но после явно был не рад результатам своих усилий, его победу просто украли.

Прошло лишь два дня, и российская дипломатия вновь терпит сокрушительное поражение — в Кишиневе предложенный Россией план федерализации молдавского государства отказывается подписывать президент страны Владимир Воронин. Отменен уже подготовленный на берега Днестра визит Владимира Путина. Об этом Игорь Иванов узнал, находясь в Киеве на встрече министров иностранных дел стран СНГ по Грузии. Тогда было видно, что новости из Молдовы и новые попытки «третьей силы» помешать России, беспокоили его даже больше, чем ситуация в Тбилиси. На этот раз силой, которая повлияла на Воронина, оказался Совет Европы и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Международным организациям, да и всем вовлеченным в процесс примирения Тирасполя и Кишинева, не понравилось, что Россия, воспользовавшись плодами многолетних трудов дипломатов разных стран, быстро подготовила собственный алгоритм решения приднестровского конфликта. Меморандум «Об основных принципах государственного устройства объединенного государства», будучи подписанным всего лишь после 10-дневного обсуждения в Кишиневе и Тирасполе, закреплял бы ряд положений, которые отвечали исключительно российским интересам. Россия сама признала, что нарушила негласный принцип, действовавший до сих пор, — все инициативы гаранты мирного процесса предлагают Кишиневу и Тирасполю сообща. Однако именно свой документ сами россияне назвали «почти идеальным» и посчитали, что цель оправдывает средства. Видимо, в этом и была ошибка — против таких действий выступила сначала оппозиция в Молдове, которая надавила на Воронина изнутри, ну а затем дело довершили «европейцы» извне.

Маастрихтский разговор

Еще летом влиятельная «Уолл-стрит джорнел» предсказывала, что именно из-за Молдовы начнется конфронтация Европы и России. В июле ОБСЕ рекомендовала Евросоюзу подумать о том, чтобы на берегах Днестра провести боевое крещение европейских миротворческих сил. Российский же меморандум предусматривал, что европейцы могут быть размещены в Приднестровье, но ведущую роль должны были играть российские миротворцы.

Ясно, что на встречу дипломатов стран ОБСЕ в голландский город Маастрихт Игорь Иванов ехал не в лучшем настроении, однако и с надеждой, что удастся избежать наихудшего развития событий и остановить череду неудач.

У главы российского МИДа была запланирована встреча с Нино Бурджанадзе — первое свидание российского официального лица с новым руководителем Грузии. Кроме того, Молдову попросили не упоминать о Стамбульской декларации ОБСЕ 1999 года, по которой Россия обязалась вывести войска из Приднестровья до 31 декабря 2003 года. Молдавский коллега Иванова Николае Дудэу поначалу якобы такое обещание дал.

Однако уже в ходе заседания и Грузия, и Молдова поступили совсем не так, как того желала Россия, и это было еще одним ударом. Иванов, который полагал, что может рассчитывать на поддержку хотя бы нескольких членов самой крупной из европейских организаций, в итоге остался один. Он пытался протестовать, намекнув, что Россия не вмешивалась, когда Европа на свое усмотрение кроила Балканы, хотя в Москве не со всеми действиями ЕС были согласны. Так почему же теперь Москва не может рассчитывать на «понимание» со стороны европейских структур, когда занимается делами в зоне своих интересов?

Иванова, кажется, никто не слушал. Как заявил без пяти минут генсек НАТО, председатель ОБСЕ Яап де Хооп Схеффер: «У России нет союзников». Интересно, что глава украинского внешнеполитического ведомства Константин Грищенко выступал в ОБСЕ от имени ГУУАМ, призвал «европейцев» к более активному участию в урегулировании конфликтов на территории бывшего СССР и приветствовал помощь ОБСЕ для проведения выборов Грузии. Он говорил о возвращении Украины в Европу, хотя, как и Иванов, возложил на ОБСЕ заботу о создании Европы без разделительных линий. Но это единственное, в чем выступления российского и украинского министров перекликались. Тем временем на Россию обрушился госсекретарь США Колин Пауэлл, который не только потребовал вывода российских войск из Закавказья и Приднестровья, но также вспомнил и о нарушениях прав человека в Чечне. Кстати, именно Россия сделала все, чтобы ОБСЕ сократила свое присутствие в этой кавказской республике. В результате Иванов, единственный из всех участников заседания, отказался подписать политическую декларацию ОБСЕ, а также заявления по Грузии и Молдавии. ОБСЕ же в своем заявлении от 1 декабря считает, что ход нынешних российских выборов дает «основания для озабоченности».

В Маастрихте взгляды России и остальных стран — не только Европы и США, но и СНГ — кардинально разошлись. Москва могла предвидеть, что может столкнуться с противодействием со стороны отдельных государств, однако была не готова к тому, что кампания будет столь массированной. Уже на следующий день российские СМИ пытались приуменьшить тяжесть поражения, а ОБСЕ называли «умирающим европейским институтом с очень узкой специализацией и почти без всякого влияния». Однако игнорирование проблемы абсолютно не дает России рецепты ее решения. Кремлю теперь предстоит серьезная работа над ошибками и разработка ответных шагов. Впрочем, теперь нужно учитывать, что всякий раз, затевая невинную авантюру типа тузлинской, Москва рискует нарваться на более серьезный отпор, чем ожидает. Европа желала бы видеть у своих восточных границ более стабильное в политическом и военном отношении пространство, а не буферную зону, но, по крайней мере, не такое пространство, в котором бы все зависело лишь от России.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно