ВЗРЫВООПАСНАЯ ТЕМА - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ВЗРЫВООПАСНАЯ ТЕМА

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать

На прошлой неделе Украина официально распрощалась со своей последней межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) SS-24...

На прошлой неделе Украина официально распрощалась со своей последней межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) SS-24. Торжественная церемония демонтажа проходила на Павлоградском механическом заводе (ПМЗ) в присутствии иностранных наблюдателей. Представители украинской и американской сторон поздравили друг друга с завершением еще одного этапа ликвидации этого вида ракет. На посвященном знаменательному событию брифинге посол Соединенных Штатов Карлос Паскуаль с гордостью заявил о том, что американская сторона с честью выполнила все свои обязательства перед Украиной по ликвидации ракет класса SS-24. Что же касается «возникающих трудностей» по переработке пяти тысяч тонн твердого ракетного топлива, то помощь в их преодолении, это акт доброй воли со стороны США. Подобное заявление повергло многих украинских наблюдателей в некоторое недоумение, поскольку в Украине хорошо помнят, что договор СНВ-1, определяющий степень уничтожения данного вида вооружений, подразумевает в том числе и утилизацию твердого ракетного топлива (ТРТ). Кроме того, украинская сторона свято хранит письма министерства обороны США, направленные в 1998—1999 гг. в адрес правительства Украины и подтверждающие возможность финансирования американской стороной работ по ликвидации ТРТ путем извлечения и переработки во взрывчатые вещества.

Впрочем, ко всеобщей радости на «торжествах» в Павлограде также было официально объявлено о «разблокировании проблемы» объекта ликвидации твердого ракетного топлива. За этой лаконичной фразой — несколько месяцев непонимания, споров и конфликтов, нот и писем американского посольства и даже минобороны США в различные украинские министерства и ведомства. Называя всякого рода причины происходящего, обе стороны тем не менее сходятся во мнении, что из всех этапов программы ликвидации SS-24 значительные трудности и срывы всех графиков работ возникают только в связи с проектом уничтожения твердого ракетного топлива (ТРТ), на который правительство США на сегодняшний день по утверждению самих американцев, потратило уже 75,3 млн. долларов. Правда, их украинские коллеги говорят о том, что часть этих денег все еще только «выделена».

Чтобы разобраться во взаимных обвинениях и аргументах в защиту каждой из сторон, необходимо хотя бы кратко вспомнить историю «вопроса».

Как это все начиналось

Согласно Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), а также двусторонних украино-американских документов правительство Украины дало согласие на ликвидацию МБР SS-24, размещенных на территории нашей страны, а правительство США — оказать Украине необходимую помощь. Программа ликвидации этой системы вооружений состоит из трех частей: а) извлечения, транспортировки и хранения 54 МБР SS-24, б) демонтажа и уничтожения компонентов ракет и ШПУ, в) уничтожения твердого топлива ракет. Как утверждают украинские специалисты, осуществление всех этих этапов должно было проходить комплексно. Однако на сегодняшний день в Украине ликвидированы все шахтно-пусковые установки (ШПУ), инфраструктура и все МБР SS-24, причем, в точном соответствии с принятыми ранее графиками. Работы же по утилизации снаряженных корпусов двигателей ракет (СКД) и твердого ракетного топлива до сих пор так и не начались. Все СКД и ТРТ от всех 54 украинских МБР SS-24 сейчас находятся в Павлограде. Время начала процесса извлечения и утилизации топлива сегодня точно не могут назвать ни американские, ни украинские специалисты.

Еще в 1995 году, когда перед Украиной встала задача утилизации ТРТ, выяснилось, что при разработке рецептур советские НИИ не рассматривали вопросы утилизации ракетного топлива после истечения гарантийных сроков его использования. Исследования по этой тематике не проводились и технологий ликвидации топлив в СССР не было.

В мире же к тому времени существовало уже несколько способов ликвидации или утилизации ракетных топлив. Россия, например, договорилась с американцами, что твердое топливо от своих ракет она будет сжигать на специальных установках (правда, на сегодня пока что не сожжено ни одной тонны). Но для Украины, не обладающей такими территориями, как США или Россия, зато имеющей большую плотность населения и значительные экологические проблемы, этот опасный метод был неприемлем. Но именно на нем вначале упорно настаивали американцы, кстати, четыре года назад законодательно запретившие сжигание ракетного топлива на территории США.

В конце концов с американской стороной все же была достигнута принципиальная договоренность о проведении исследований. В ходе их должны были быть определены степень риска и безопасности при работе с топливами, прошедшими длительный срок эксплуатации, и только после этого можно было бы принимать решение о методе утилизации.

Контракт на проведение исследовательских работ в январе 1998 г. американская сторона заключила с единственным в Украине предприятием соответствующего профиля — Павлоградским химическим заводом (ПХЗ). В течение года специалистами этого объединения было проведено около 7000 опытов. В марте того же года были подписаны контракты с американской корпорацией «Моррисон Кнудсен» (ныне «Вашингтон групп Интернешнл») на восстановление и реконструкцию необходимых зданий и сооружений на территории завода, часть которых к тому времени были заброшены уже несколько лет. Авторы книги «70 лет ПО «ПХЗ» констатируют: «В итоге все объекты приобрели лучший вид, чем они были во время изготовления ракетного топлива. Захламленную, запущенную площадку сжигания преобразовали в хорошо оборудованный испытательный полигон, здание 521 оснастили современным оборудованием, дающим возможность проводить испытания по мировым стандартам, были установлены компьютеры, кондиционеры, преобразился внешний и внутренний интерьер здания. Приобрели опрятный вид вновь отремонтированные железные и автомобильные дороги. Заметно повысилась культура производства». Специалисты ПХЗ признают, что «оснащение лабораторий объединения современным оборудованием и приобретение опыта персоналом, проведение большого объема натурных экспериментов и исследований открыло большие возможности для завода по оценке практически всех видов стандартных и перспективных взрывчатых материалов непосредственно на заводе и оказанию в будущем услуг организациям и предприятиям, работающим со взрывчатыми материалами. Была заложена база для исследований при предстоящей широкомасштабной утилизации всех видов боеприпасов и ракетных топлив, создание перспективных промышленных взрывчатых веществ (ВВ)».

В результате многочисленных экспериментов специалисты завода пришли к выводу: для Украины наиболее приемлемым методом утилизации является гидроразмыв топлива с дальнейшим его использованием в качестве компонента промышленных ВВ. Эксперты подчеркивали, что такая технология «с высокой степенью технической и экологической безопасности позволяет возвратить часть материальных ценностей в народное хозяйство», «стимулировать развитие ряда отраслей промышленности Украины», «открывает большие перспективы для развития завода». В самом деле, разработанная специалистами Павлоградского химзавода технология позволит за два года превратить пять тысяч тонн топлива от SS-24 в 30 тыс. тонн водонаполненных взрывчатых веществ (при общей потребности Украины в 100 тыс. тонн взрывчатки в год). Причем полученная водонаполненная взрывчатка намного экономичнее, и при детонировании дает на порядок меньше вредных выбросов в атмосферу, чем обычная тротиловая.

Но проблема состояла в том, что Украина не обладала технологией гидроразмыва ракетного топлива, а Соединенным Штатам отнюдь не хотелось ею делиться. Поскольку она имеет двойное назначение. Два раза госдепартамент США задерживал реализацию программы по
SS-24, не давая разрешения на передачу нашей стране этой чувствительной технологии. Но в конце концов правительство США все же согласилось с тем, что топливо из украинских ракет будет извлекаться с помощью технологии гидроразмыва, разработанной американской компанией «Тайокол».

И здесь самое время задуматься над тем, а ради чего собственно Соединенные Штаты пошли на такие «жертвы», зачем тратят колоссальные суммы на «стимулирование развития ряда отраслей промышленности Украины», «повышают культуру» нашего производства и делятся своими чувствительными ноу-хау, «открывающими большие перспективы» для развития украинского оборонного завода? Понятно, что все это делается отнюдь не из альтруистических побуждений или какой-то особенной любви к Украине. Как в один голос утверждают отечественные специалисты, в ходе названной программы ликвидируется класс ракет, который еще не создан в США и еще лет двадцать создан не будет (к моменту своего распада СССР по рецептурам создания ракетного топлива опережал США на тридцать лет). Даже неспециалисту понятно: для создания аналогов таких ракет американцам понадобились бы миллиарды долларов, на их же уничтожение в постсоветских государствах потребуются лишь миллионы. Кроме того, в ходе уничтожения ШПУ и самих ракет американская сторона получила доступ к большому массиву информации по инфраструктуре и функционированию этого класса вооружений. И, не исключено, надеется получить еще некоторую информацию, касающуюся ракетных двигателей

Конфликт амбиций
или интересов?

Итак, контракты и финансирование на строительство объекта ликвидации топлива (ОЛТ) в Павлограде еще в июне 2000 г. получил от Агентства по уменьшению угрозы министерства обороны США интегрирующий подрядчик от американской стороны — «Вашингтон групп Интернешнл». В свою очередь эта компания уже в Украине находит субподрядчиков для выполнения тех или иных работ. Изначально контракт на создание ОЛТ был заключен с Павлоградским химзаводом. И первые несколько месяцев совместной работы специалистов ПХЗ и американских менеджеров прошли почти без сучка и задоринки. Проблемы начались в конце 2000 года, когда Агентство перевело своих менеджеров-инженеров на российский проект, а в Украину руководить проектом назначило военно-морских офицеров, не обладающих, по мнению украинских экспертов, необходимой инженерной квалификацией. Уже в середине января 2001 года работы по созданию ОЛТ были остановлены американской стороной, а Павлоградский химзавод отстранен от проекта.

Официальной причиной для такого шага стали якобы неоправданно завышенные требования технического задания на проект объекта ликвидации ТРТ, которое было разработано в первые четыре-пять месяцев совместной работы. Американцы утверждают, будто «основной причиной всех возникающих недоразумений являются нереалистичные требования» украинской стороны, требующей слишком много денег на создание ОЛТ и неоправданно высокой оплаты труда для своих специалистов. Как пояснил «ЗН» один из представителей американской стороны, «условия контракта запрещают американскому генеральному подрядчику заключать договора с нереалистичными расценками». А какая оплата за различные виды работ, выполняемая специалистами той или иной квалификации, является справедливой, американский интегрирующий подрядчик определяет «в соответствии с экономической ситуацией в Украине и принятыми в ней расценками».

Украинской же стороне сложившаяся ситуация видится несколько иначе. По мнению многих отечественных экспертов, американцы изначально были заинтересованы в основном в быстром проведении работ по извлечению ракет из ШПУ, их разборке и ликвидации инфраструктуры, поскольку прекрасно осознавали, что основная угроза Соединенным Штатам исходит от их наличия. Кроме того, с приходом новой администрации США были пересмотрены приоритеты предоставления технической и финансовой помощи другим государствам (напомним, что, став хозяином Белого дома, Буш-младший вскоре заявил о своем намерении пересмотреть программы финансирования разоружения в постсоветских государствах). Кстати, приостановление украинской программы в январе прошлого года по времени совпадает как раз со сменой американской администрации.

Что же касается расценок, «принятых в Украине», и «нереалистичности» украинских запросов, то в качестве контраргумента руководство химзавода приводит следующие цифры. Например, труд шахтеров Павлоградского региона, чья работа по вредности и опасности сопоставима с работой специалистов ПХЗ, задействованных в проекте ликвидации топлива, оплачивается в размере от 700 до 3000 гривен в месяц. Американцы же платили сотрудникам химзавода от 400 до 900 гривен (причем сейчас эти расценки предлагается уменьшить в два раза). А вот украинцы, работающие в рамках того же проекта, но в американской компании, получают за свой труд 0—600.

Для преодоления конфликтной ситуации и продолжения работ по проекту в апреле прошлого года состоялась встреча украинских и американских руководителей, в результате которой обеими сторонами был подписан документ, обозначивший сферы ответственности и роли каждой из них в строительстве и работе пилотного завода на базе ПХЗ для испытания специфических технологий.

Предложение Павлоградского химзавода выполнить за четыре месяца всю работу по проектированию, монтажу, строительству пилотной установки и обучению персонала за 0 тыс. американцы снова расценили как нереалистичное, и в мае провели тендер, в результате которого контракт был отдан другой, украинско-американской компании, предложившей более приемлемую цену за свои услуги. Правда, американская сторона при этом не учла (или просто не знала), что немногочисленные специалисты, имеющие необходимую квалификацию для таких работ и хорошо знакомые с требованиями украинского законодательства и правилами работы со взрывчатыми веществами, в Украине есть только на одном предприятии — Павлоградском химическом заводе. Кроме того, только узкому кругу специалистов этого предприятия известна чувствительная информация о рецептуре топлива и конфигурации канала ступени, без которой пилотная установка просто не сможет работать. Поделиться же с кем-либо этой информацией специалисты ПХЗ не имеют никакого права хотя бы потому, что существует специальный договор о защите секретной информации между Украиной и Россией, где SS-24 еще находятся на вооружении.

Тем не менее, американская сторона свой выбор сделала, и в августе оборудование для пилотной установки прибыло в Павлоград. Выигравшая тендер украинско-американская компания даже попыталась начать строительство пилотного завода, однако осенью украинская сторона была вынуждена его закрыть. Обнаружилось, что в разработанном этой компанией проекте начисто отсутствует одна из основных частей — технологическая, и не учтены строгие требования украинского законодательства к безопасности подобных объектов.

Нашествие на строительство многочисленных проверяющих из различных украинских инстанций возмущенная американская сторона в свою очередь расценила как происки обойденного контрактом директора ПХЗ (хотя, на наш взгляд, директора вполне можно понять, поскольку ответственность за соблюдение правил безопасности на всей территории завода лежит именно на нем, и в случае их нарушения именно директор предприятия отвечает по нескольким статьям Уголовного кодекса). Тем не менее, обвинив директора ПХЗ в «многочисленном вмешательстве», «выдвижении непомерных требований» и «неспособности исполнять свои обязанности согласно документу о требованиях и обязательствах», что повлекло за собой «отставание от графика на 18 месяцев», американцы в достаточно категоричной форме потребовали от украинской стороны сменить руководство завода. В конце минувшего года различные украинские ведомства, включая МИД, МО, НКАУ, СНБОУ, были буквально завалены письмами и дипломатическими нотами с обвинениями в адрес руководителя ПХЗ. Правда, в ходе разбирательства выяснилось, что из 19 выдвинутых обвинений, фактически ни одно из них не получило 100% подтверждения, а некоторые искажали ситуацию до наоборот.

Например, руководству ПХЗ «инкриминировалась» «попытка изменить классификацию топлива», повлекшая за собой значительное удорожание проекта. Однако, как свидетельствует специальный протокол, подписанный обеими сторонами на стадии классификации топлива, именно американцы настояли, чтобы топливо SS-24 было отнесено к самому опасному классу 1.1 (может детонировать до возгорания), хотя по украинской, российской и ооновской классификации это топливо класса 1.2, 1.3 (может гореть, но не детонировать), что и было зафиксировано украинской стороной в документе. Еще тогда наши специалисты предупреждали американцев о том, что повышение класса топлива повлечет за собой значительное удорожание проекта, поскольку украинские требования к проектам пожаро- и взрывоопасных объектов чрезвычайно высоки. Но то ли американская сторона не могла предположить тогда, насколько дороже станет проект, то ли у нее были свои соображения для повышения класса. Некоторые украинские эксперты обращали наше внимание на тот факт, что класс 1.2 требует лишь 100 метров так называемого безопасного расстояния, а класс 1.1 — уже целый километр. То есть все остальные производства ПХЗ (в том числе боеприпасов, бытовой химии, товаров народного потребления) должны быть вынесены за эту зону, что, по сути, сделает их нереальными и может самым печальным образом сказаться на прибыльности и дальнейшей судьбе весьма перспективного предприятия украинской оборонки.

Что же касается срыва графика реализации проекта на 18 месяцев, то украинские специалисты имеют свое объяснение этому прискорбному для обеих сторон факту. По их глубокому убеждению, финансирование работ по программе ликвидации МБР SS-24 вообще и по проекту ОЛТ в частности, построено таким образом, что перед американским интегрирующим подрядчиком не устанавливаются жесткие требования по срокам выполнения работ. Интегрирующий подрядчик не заинтересован в получении максимальной прибыли от выполнения работ в кратчайшие сроки, поскольку ему предоставлена гарантированная оплата всех его накладных расходов по участию в программе. Причем фиксированный процент прибыли от выполнения работ, установленный для американского интегрирующего подрядчика, в несколько раз меньше общей суммы его оплаченных накладных расходов. По оценкам наших экспертов, украинским субподрядчикам достается совсем небольшая часть денег, выделяемых американским правительством на ликвидацию украинских стратегических вооружений (примерно 20—22% в 1998 г., и лишь 8—12% — в настоящее время). Даже последний год, когда работы по ОЛТ практически не проводились, оплата накладных расходов интегрирующего подрядчика не останавливалась, и составила —7 млн. Вывод о том, кому, действительно, выгодно затягивание проекта, делайте сами…

Впрочем, неделю назад американцы устами своего посла торжественно объявили, что трудности в реализации проекта утилизации пяти тысяч тонн ракетного топлива, возникшие в прошлом году, позади. Программа официально разблокирована американской стороной и будет продолжаться на территории Павлоградского химзавода. Обе стороны пошли на определенные уступки. В начале этого года ПХЗ был передан под юрисдикцию Национального космического агентства Украины, предложившего американской стороне некоторые изменения в менеджменте проекта. Американцы согласились с необходимостью доработки проекта создания инфраструктуры для пилотной установки. В общем, процесс снова пошел. Вопрос только, надолго ли? Ведь многое в этом проекте осталось прежним — например, выбранный американцами украинский субподрядчик и принцип финансирования работ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно