ВОЙНА СНОВА ОКАНЧИВАЕТСЯ В ЯЛТЕ?

23 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Ялта очень похожа на Сухуми. Во всяком случае, так было до войны, говорят члены грузинской делегации...

Ялта очень похожа на Сухуми. Во всяком случае, так было до войны, говорят члены грузинской делегации. Так есть и сейчас, на восьмом году почти что мирной жизни, подтверждают их абхазские визави. Подавляющему большинству грузин приходится верить абхазам на слово. Мятежная республика до сих пор остается практически недосягаемой для большинства ее бывших грузинских жителей и абсолютно неконтролируемой официальными властями Тбилиси. Они, тем не менее, продолжают настаивать на цельности территории и нерушимости границ Грузии.

Кавказский вектор

 

Итак, третья грузино-абхазская встреча по укреплению мер доверия все-таки состоялась. Впервые за долгие годы безрезультатного мирного абхазского урегулирования Сухуми воспринял Киев как непредвзятого политического посредника. Ведь еще два года тому назад, когда ялтинская встреча лишь задумывалась, все миротворческие инициативы украинских дипломатов наталкивались на жесткую позицию абхазского лидера Владислава Ардзинбы: Украина — очевидный союзник Грузии, а посему не может быть объективным посредником. И все-таки Киеву удалось на своей территории посадить за стол переговоров когда-то смертельных врагов. Более того, по окончании встречи, состоявшейся 15—16 марта в Ялте в формате двусторонних переговоров в рамках Женевского переговорного процесса и при содействии России и стран из «Группы друзей Генсека ООН», заговорили о некоем новом «ялтинском духе». Именно на его миротворческую силу рассчитывали и во время обсуждения проблемы в Нью-Йорке на закрытом заседании Совета Безопасности ООН.

Председательствующая в нем Украина хочет обратить внимание мирового сообщества на так называемые замороженные конфликты. И Ялтинский саммит стал своего рода разведкой перед первой серьезной попыткой украинских дипломатов примерить на себя лавры кавказских миротворцев. Сегодня именно в этом регионе Киев может рассчитывать на наибольшие успехи. Украинские дипломаты рассчитывают, что именно этими мирными инициативами запомнится его мартовское руководство в Совете Безопасности ООН.

 

Игры дипломатов

 

11 марта накануне переговоров в Ялте непризнанная победительница Абхазия, проведя выборы в местные органы власти, вновь «порадовала» и Грузию, и всех участников мирного урегулирования из «Группы друзей Генсека ООН». О нелегитимности выборов заявили все, включая Россию. Тем не менее, Сухуми уже давно не обращает внимания на подобную реакцию международного сообщества, действуя по принципу «собака лает, а караван идет». Глава абхазской делегации премьер-министр Вячеслав Цугба заявил журналистам, что фактически независимый и формально никем не признанный политический статус республики не подлежит обсуждению вообще. Дескать, Абхазия согласна на любые переговоры лишь в рамках своей Конституции. Статус мятежной республики — камень преткновения в безрезультатном грузино-абхазском диалоге. По словам главы грузинской делегации государственного министра Георгия Арсенишвили, в вопросах статуса, несмотря на частые обсуждения, продвижения практически нет. И логично, что стороны вообще от них отказались, решив начать с малого: укрепление мер доверия. После кровопролитной войны 1992—93 годов нужно научиться хотя бы спокойно, без злобы и напряжения договариваться и доверять друг другу. На самом деле и подписанное сторонами совместное ялтинское заявление, и программа действий по укреплению доверия — это лишь первые осторожные шаги в направлении полноценного политического урегулирования одного из самых жестоких постсоветских конфликтов. Действительно впервые за последние годы позиции сторон сблизились настолько, что подписание совместных документов стало возможным в принципе. Грузины и абхазцы подтвердили обязательства и впредь не применять силу при разрешении конфликта. В случае угрозы или реального возобновления военных действий российские миротворцы в соответствии с мандатом от 26 мая 1995 года примут меры для разъединения конфликтующих сторон. Таким образом, в Ялте подтвердили карт-бланш на возможное военное вмешательство российских миротворцев, срок пребывания которых в зоне конфликта продлен Советом Федерации РФ до 30 июня этого года. Принятая программа мер доверия предусматривает расширение двусторонних контактов: встречи политиков, журналистов, молодежи и старейшин, активное освещение всего этого в СМИ. Содействие возвращению на родину около 300 тысяч грузинских беженцев не выписано отдельно в Программе мер доверия, однако, по словам спецпредставителя ООН по грузино-абхазскому урегулированию Дитера Бодена, именно это является главной целью подписанных документов. Абхазские лидеры утверждают, что в Гальский район уже вернулись около 40 тысяч беженцев и власти республики никоим образом не препятствуют этому. Однако те немногие из грузинских беженцев, кто на свой страх и риск решили вернуться на родину, нередко становятся жертвами различных вооруженных групп.

 

Прощай, оружие?!

 

По словам главы абхазской делегации, премьер-министра республики Вячеслава Цугбы, угроза возобновления вооруженного конфликта абсолютно реальна, поскольку реваншистские настроения до сих пор сильны по ту сторону пограничной реки Ингури. И яркое тому подтверждение — 34 террористических акта в прошлом году и уже около шести с начала 2001 года. За последние два года — три случая покушений на жизнь сотрудников миротворческой миссии ООН. Зона безопасности, контролируемая российскими миротворческими силами, наводнена различными вооруженными группами. В Сухуми их называют грузинскими террористами, поощряемыми властями Тбилиси. Те, в свою очередь, говорят о неконтролируемых правительством партизанских отрядах типа «Белого легиона», состоящих из грузин, изгнанных со своей родины и не признающих террористический режим сепаратистов. Новый командующий российскими миротворческими силами Николай Сидорычев утверждает, что обстрелы блок-постов и позиций миротворцев чаще всего ведутся из населенных пунктов, вынуждая солдат открывать ответный огонь и по бандитам, и по мирным жителям. Сейчас российский миротворческий контингент в зоне безопасности насчитывает 1800 человек, хотя соглашение от 1994 года предусматривает направление туда четырех тысяч военнослужащих из стран СНГ. Интересно и то, что при наличии такой договоренности Украина сегодня фактически отказалась от планов ввода в зону конфликта собственного миротворческого контингента. Грузия — только за, а вот Абхазия считает, что военных на границе хватает и так. Украина решила не настаивать, поскольку любое неосторожное вмешательство в военную составляющую урегулирования может нарушить хрупкое равновесие в регионе. Тем более сейчас, когда Москва и Тбилиси ведут сложные переговоры о выводе с грузинской территории российских военных баз. Одна из них расположена в Гудауте, на начало конфликта в 1992 году — оплоте сепаратистов. Согласно решениям Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года, россияне уже вывели со своей гудаутской базы тяжелое вооружение и технику. Грузинский премьер не без удовлетворения отмечает, что еще год назад об этом можно было только мечтать. В то время как глава правительства Абхазии не без сожаления говорит, что оно вынуждено было подчиниться стамбульским решениям. Тем не менее, неясна судьба еще как минимум двух из всех четырех российских военных баз в Грузии: в Батуми и в Ахалкалаки. Тбилиси требует их вывода до 2004 года, Москва настаивает на пребывании своих военных аж до 2015 года.

Вообще сейчас грузино-российские отношения переживают далеко не лучшие времена. Давление Кремля беспрецедентно: постоянные обвинения в содействии чеченским боевикам, введение визового режима, периодические ограничения энергопоставок, жесткая позиция на переговорах о выводе военных баз и к тому же возможность серьезного влияния на политические режимы абхазского и южно-осетинского анклавов. Грузины в ответ бесцеремонно заигрывают с Западом, периодически заявляют о стремлении в НАТО, постоянно наращивают военное сотрудничество с Соединенными Штатами. В это же время некоторые западные аналитики прогнозируют изменение внешней политики Вашингтона на Кавказе. Дескать, новая администрация уже сомневается: а каковы, собственно, интересы США в этом регионе и насколько они важны? Каковы вообще внешнеполитические приоритеты нынешней Америки на постсоветском пространстве? Украина, активно ввязываясь в кавказские игры, может действительно получить гораздо больше, чем просто дипломатические лавры миротворцев. А может и остаться со следами на самом-то деле терновых венков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно