Венесуэльский тест

10 ноября, 2006, 00:00 Распечатать

У Украины есть шанс повторить пакистанский контракт. Но заработать не менее 600 млн. долл. не на танках, а на самолетах...

У Украины есть шанс повторить пакистанский контракт. Но заработать не менее 600 млн. долл. не на танках, а на самолетах. Если преобразовать интерес Венесуэлы к отечественному авиапрому в твердый заказ на поставку воздушных машин. Все зависит от того, сможет ли новая украинская власть сделать правильные выводы из прошлых тестов, когда за политическую лояльность приходилось жертвовать экономическими интересами.

Украину тестируют часто. Но военно-технические тесты больно бьют по промышленным интересам, а порой даже содержат ответ на вопрос «быть или не быть» для целых отраслей. Действительно, подписанный в 96-м танковый контракт с Пакистаном спас не только Завод им. Малышева, но и всю отрасль. Авиапром в значительной степени держался на иранском контракте, поставках комплектующих в Россию и сравнительно небольших (в масштабах отрасли) заказах Китая. Первое и второе иссякает, насыщающийся Китай будет интересоваться украинскими технологиями еще лет пять-семь, но его заказы помогают жить АНТК им. Антонова и почти никак не отражаются на жизни заводов. Украинская оборонка и критические технологии все больше попадают в зависимость от политических амбиций. В подавляющем большинстве случаев Украина уступала, то есть проходила тест партнеров на «отлично». Еще в 98-м году Киев вынудили отказаться от участия в строительстве АЭС в Иране, предложив в качестве компенсации участие в Режиме контроля за ракетными технологиями. В результате украинский ракетоноситель «Зенит» оказался участником крупного международного проекта «Морской старт», заставив харьковский «Турбоатом» проглотить решение власти. Правда, мало кто вспоминает, что ни одна ракета в мире не могла бы заменить украинскую, которую можно оснащать в горизонтальном положении и запускать в автоматическом режиме.

Было обвинение в поставках «Кольчуг» в Ирак, в ходе которого украинцы распахнули свои оружейные арсеналы для партнерских комиссий. Затем были поставки бэушного оружия в Македонию, от которых спешно отказались после рекомендаций партнеров. Совсем недавно всплыла Грузия, поставки военной техники которой заинтересованные политики даже назвали нелегальными. И наконец, возник венесуэльский вопрос, который стал очередным тупиком для Киева. Но тупиком более значимым, чем македонский или грузинский, потому что речь идет не об очистке арсеналов военного ведомства, а о новых самолетах для отрасли, которая, мягко говоря, переживает не лучший период. Контракт может существенно отразиться на дальнейшей судьбе одного из двух ключевых самолетостроительных заводов, который, по оценкам некоторых экспертов из банковско-финансовой сферы, при желании можно сделать банкротом.

Что нам стоит самолет поставить

Начать стоит с того, что военное ведомство Венесуэлы имеет четкое намерение приобрести самолеты специального назначения разработки украинского АНТК им. Антонова. Речь идет о нескольких партиях воздушных машин Ан-74 и Ан-140, выполненных в военно-транспортной, десантной, медицинской и патрульной версиях. Эксперты говорят, что министерству обороны этой страны нужны и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДЛРО). Интерес венесуэльского лидера Уго Чавеса к самолетам марки «Ан» возрос после того, как Соединенные Штаты вынудили Испанию отказаться от поставки 12 транспортных самолетов С-295 фирмы СASA (десять транспортных и два патрульных) общей стоимостью в 1 млрд. 700 млн. евро. Белый дом свою позицию аргументировал тем, что на воздушных машинах установлены двигатели, радары и оптическое оборудование американского производства.

Что касается украинского проекта, специалисты оценивают общую стоимость проекта где-то в 600 млн. долл., и еще столько же Украина смогла бы заработать после поставок на подготовке инфраструктуры, ремонтных баз и т.д. Кроме того, аналитики уверены, что через венесуэльские ворота можно зайти на латиноамериканский рынок в целом. И не только на военно-технический. Так, Венесуэла обладает солидными запасами энергоносителей и ежедневно только в США отправляет 1,5 млн. баррелей нефти. Небезынтересно, что прекращение поставок может привести к резкому скачку цен на нефть, которые, по оценкам экспертов, легко достигнут отметки 100 долл. за баррель и выше. Но есть еще один важный вопрос, связанный с Венесуэлой, — ее участие в проекте Ан-70. Об этом, по всей видимости, господин Уго Чавес недвусмысленно заявил во время недавнего визита в Москву, отголоски которого появились 4 ноября с.г. на новостной ленте российского агентства АРМС-ТАСС в виде сообщения о том, что «Венесуэла может стать первым заказчиком российского самолета Ан-70». И хотя венесуэльского лидера быстро попытались переориентировать на российский Ил-76МФ, его интерес к новой военно-транспортной машине очевиден. Украина самостоятельно проект Ан-70 не потянет. У него в запасе еще года два, затем, если не появятся летающие серийные машины, лет пять-шесть будет тихая стагнация, как, например, у некогда перспективного Ту-334, затем от него откажутся… Потенциально к проекту могли бы присоединиться Китай, Иран или Ливия. Но Китаю РФ навязывает Ил-76МФ, с Ираном работать нельзя по понятным причинам, с Ливией — сложные финансовые расчеты… Если бы в лице Венесуэлы Украина получила сильного финансового партнера, Ан-70 мог бы утвердить лидерство на всем евразийском континенте. Авторам могут возразить, что это лишь гипотезы. Да, но они имеют право на жизнь и могут быть реализованы, если судьба самолетостроения будет волновать украинскую власть так, как американскую власть волнует судьба Boeing. Можно также не сомневаться, что за позицией Украины пристально наблюдает Бразилия, единственная страна латиноамериканского континента (если не считать мелких поставок в Перу), с которой у Украины может быть крупный космический проект. Который не менее активно пытаются разрушить представители российской ракетно-космической отрасли, ведущие на континенте агрессивную и преимущественно успешную маркетинговую политику.

Проблема военно-технического сотрудничества с Венесуэлой для Украины состоит в наличии одностороннего эмбарго в отношении этого государства со стороны Соединенных Штатов. Впрочем, санкции четко не обозначают перечень запрещенного к поставкам оборудования военного и двойного назначения, а, как отмечают в украинском МИДе, конкретного ответа американской стороны на этот счет нет. Что позволяет тем, кто ратует за развитие ВТС Украины с Венесуэлой, трактовать ситуацию как отсутствие возражений. Акцентируя внимание на том, что самолеты двойного назначения никак нельзя отнести к оружию смертельного поражения. Сторонники сдержанной позиции советуют президенту Украины не спешить раскрывать объятия для недругов американцев и, в крайнем случае, довольствоваться поставками необходимых комплектующих российским заводам-поставщикам.

Впрочем, украинские комплектующие к авиационной технике двойного назначения и так уже поставляются в эту страну. В 2005 г. Венесуэла подписала с ФГУП «Рособоронэкспорт» два контракта на поставку 15 вертолетов, в том числе 6 военно-транспортных Ми-17МТВ-5 и 8 боевых ударных Ми-35М, на которых устанавливаются украинские двигатели ВК-2500. Двигатели производятся на «Мотор-Січ» и доукомплектовываются на санкт-петербургском заводе им. Климова. Контрактом также предусмотрена поставка Венесуэле одного вертолета Ми-26Т, также оснащенного двигателями украинского производства Д-136.

Вообще Российская Федерация системно работает на рынке Венесуэлы. В результате этой работы уже в конце ноября в латиноамериканском государстве появятся первые многоцелевые самолеты Су-30 — из довольно емкой партии из 24 самолетов этой модификации. Действительно, Россия, которая ведет тут бескомпромиссную и прозрачную игру, способна поставить Венесуэле и требуемую технику «Антонова». Ее можно собрать, например, на Омском ФГУП ПО «Полет». С учетом, конечно, поставок украинских комплектующих, что сделает Украину субконтрактером и все же участником проекта, но получателем лишь трети или четвертой части венесуэльских денег.

Есть ли смысл бороться за авиапром

Вопрос ВТС Украины с Венесуэлой лежит исключительно в области большой политики. И, принимая во внимание, что в нашей стране президент управляет вертикалью военно-технического сотрудничества, именно глава державы может и должен взять на себя ответственность и решить, насколько корректной может оказаться самолетная сделка с Венесуэлой в глазах США. И хотя, как говорят в кулуарах власти, некоторые специалисты вынашивают хитроумные схемы поставок через российский «Рособоронэкспорт», любое участие Украины в таком проекте было бы очевидным.

«Мы можем говорить сегодня лишь о поставках гражданских версий самолетов», — отметил в интервью агентству Defense Express один из руководителей корпорации «Антонов». Нужна ли такая замысловатая игра военному ведомству Венесуэлы, которое намерено приобрести военные, а не гражданские самолеты? Скорее всего нет. Иначе глава Венесуэлы не стал бы заявлять, что «мы закупим несколько российских самолетов типа «Антонов», подобных или даже лучших в некоторых случаях, чем Hercules, чтобы иметь хорошую транспортную авиацию». Хотя Украине дали понять, что получить конечную продукцию венесуэльцы не прочь от Украины, где и заводы-то готовы к сборке этих самолетов, а не от РФ, заводы которой еще предстоит готовить для этого проекта. Есть еще один нюанс: несмотря на общее отставание от РФ в развитии ОПК, украинский авиапром заметно опережает российский как раз в сегменте производства самолетов военно-транспортного и специального назначения. Передача же этого проекта России кардинально изменит ситуацию, предопределив отставание даже по тем видам техники, которые разрабатываются в Украине.

При этом специалисты оружейного бизнеса утверждают, что мысль о продаже Венесуэле гражданских самолетов вместо военных — полная утопия. Констатируя факт, что у Каракаса средства для приобретения самолетов есть, а интерес к украинской авиационной технике достаточно высок.

Во время визита в Украину в 2006 г. представители Венесуэлы подтвердили заинтересованность в развитии сотрудничества в области авиастроения. Внимание экспертов из Каракаса было сосредоточено на продукции Харьковского государственного авиационного производственного предприятия — самолетах Ан-140 и Ан-74. По итогам проведенного 13—17 мая с.г. аудита Национального института гражданской авиации главным управлением авиационной безопасности министерства инфраструктуры Венесуэлы, Харьковский авиазавод подтвердил сертификат иностранной организации технического обслуживания самолета Let L-410 в соответствии с Авиационными правилами Венесуэлы, полученный двумя годами ранее, и расширил его до сертификата производства и технического обслуживания самолетов Ан-140 и Ан-74.

Украинские предприятия, по оценкам экспертов, способны удовлетворить почти все технические требования потенциального заказчика. Поговаривают, что одна из известных французских компаний уже выразила готовность оснастить украинские самолеты недостающим радиоэлектронным оборудованием. Правда, сделать это можно на украинской территории, на современных и предназначенных для этого производственных линиях. Французов, по всей видимости, не особо беспокоят взгляды Соединенных Штатов на эту ситуацию.

Сторонники проекта утверждают, что вполне оправданным в этой ситуации мог бы оказаться выход на латиноамериканский рынок одного из украинских спецэкспортеров. Хотя авиазавод имеет генеральную лицензию на внешнеэкономическую деятельность, текущие задолженности по кредитам делают его уязвимым, а использование права спецэкспортера нецелесообразным. Но это, конечно, при наличии политического решения. Те, кому такой проект не по душе, будут твердить о компенсации. О так называемой «харьковской инициативе» (компенсационной помощи региону за отказ от строительства Бушерской АЭС) на Харьковском авиазаводе сегодня вспоминают лишь с сарказмом. Впрочем, как утверждают старожилы Кабмина, в этом году американцы рассматривали вопрос о закупке большой партии патрульных «Анов». Это было бы выходом для завода и отрасли. И не было бы фикцией, потому что самолет действительно неплохой. В свое время США, чтобы «Кольчуги» не расползались по миру, предлагали купить несколько штук. Украинцы не согласились, мотивируя тем, что стоимость технологии приравнивается к 50 единицам боевой техники. Такой подход не устроил уже американцев. Но дело не в этом, а в том, что торг уместен. Мы привыкли к тому, что у нас торговля оружием — это интерес группировок, а уж потом — интерес государства. А надо бы — наоборот…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно