«Укроборонпром». Группа отхвата

3 августа, 2012, 15:50 Распечатать Выпуск №26, 3 августа-10 августа

«Укроборонпром», играя в пинг-понг с правительством, предпочитает заниматься высокоприбыльными предприятиями, ничуть не заботясь о последствиях, затягивая решение вопроса о работах по утилизации токсичных веществ.

© ukrspecexport.com

История концерна «Укроборонпром» началась в конце декабря 2010 года, когда появилось постановление Кабинета министров № 1221, предусматривающее включение в состав государственного концерна 126 предприятий оборонно-промышленного комплекса. Казалось бы, правительство делает благое дело, собирая под одно крыло остатки того, что ранее называлось «оборонкой». Как это ни печально, но по прошествии более полутора лет с момента создания «Укроборонпрома» состояние дел в этой сфере не просто не улучшилось, а стало шокирующим.

Опоздание на реформу

О реформе ОПК в Украине заговорили с момента выхода в свет в 2002 году президентского указа относительно структурной перестройки оборонно-промышленного комплекса. Затем появились две государственные программы реформирования и развития оборонной промышленности, последняя из которых рассчитана до 2013 года.

Следует заметить, что ни один из этих документов до сих пор не реализован, и в ближайшей перспективе исполнен не будет. А посему о каких-либо реформах оборонно-промышленного комплекса могут судачить на своих заседаниях лишь члены Комитета по реформированию и развитию Вооруженных сил Украины и оборонно-промышленного комплекса под председательством В.Януковича, да и то без детального анализа, происходящего в этой сфере.

Почему-то наибольшим реформаторским шагом действующая власть считает создание государственного концерна «Укроборонпром», который наделен к тому же функцией управления объектами госсобственности в ОПК. Совершенно очевидно, что подобный подход всего лишь попытка нивелировать последствия административной реформы, в результате которой было ликвидировано Минпромполитики, осуществлявшее как раз функцию управления государственными активами в «оборонке». Хотя именно «оригинальная» промышленная политика этого ведомства и привела предприятия ОПК к кризисному состоянию.

Смена руководителей концерна в течение последнего полугодия великолепно иллюстрирует изменения подходов В.Януковича к вопросам государственной собственности.

Дмитрию Саламатину было поручено собрать все оставшиеся бесхозными предприятия под одну крышу.

Д.Перегудов во время пребывания в должности главы правления концерна ничем примечательным не запомнился, за что, скорее всего, и был уволен, а может, чего-нибудь не донес, куда нужно было.

Какую роль отводит президент коммерсанту С.Громову тоже понятно: имущество предприятий ОПК — лакомый кусок еще не разворованной государственной собственности. Нет и тени сомнения, что теперь президентская реформа пойдет по накатанному ранее пути — тотальной распродажи имущественных комплексов, выводу из-под государственного контроля наиболее привлекательных активов.

Замечу, что примерно десяток предприятий, вошедших в «Укроборонпром» после его создания, приносят фактически 80 процентов прибыли. Именно на них сосредоточат свои усилия «приватизаторы» из президентского окружения. Но и оставшийся балласт подлежит превращению из пассивов в активы. Только способ для этого избран своеобразный — за счет средств налогоплательщиков путем погашения долгов «крепких государственных хозяйственников» из государственного бюджета. Складывается парадоксальная ситуация, когда государственные предприятия, являющиеся донорами государственного бюджета, превращаются в его реципиентов.

Пациент скорее мертв…

Первые цифры о финансово-экономическом положении предприятий оборонно-промышленного комплекса появились в проекте закона, внесенном в октябре 2011 года в Верховную Раду членом наблюдательного совета «Укроборонпрома» народным депутатом В.Забарским. 

В пояснительной записке народный избранник указал, что государство должно срочно погасить более чем 1,8 млрд. гривен задолженности предприятий ОПК, из которых более одного миллиарда составляют банковские кредиты, а остальные долги это коммуналка, госбюджет, целевые и пенсионные фонды. Таким образом, на каждое предприятие концерна «Укроборонпром» припадает долг более 14 млн. гривен.

Естественно, в этой ситуации должен возникнуть вопрос об ответственности руководителей хозяйствующих субъектов государственного сектора экономики, поставивших на грань банкротства практически весь оборонно-промышленный комплекс.

В ходе доработки законопроекта В.Забарского, принятого парламентом в первом чтении, указанные цифры уменьшились и достигли отметки в полмиллиарда. Но и эти деньги для бюджета являются неподъемными.

Следует отметить, что благие помыслы В.Забарского по предотвращению банкротства предприятий ОПК весьма странным образом отразились на их финансово-экономическом положении.

Во-первых, практически все предприятия перестали вообще платить за коммунальные услуги! Так, задолженность за электроэнергию в 2010 году составляла 42,9 млн. гривен, в 2011 она достигла отметки в 53,8 млн., а за первый квартал текущего года этот показатель исчислялся уже 62,6 млн. Та же картина с оплатой за газ. Если за весь прошлый год задолженность за газ составила 49,6 миллионов, то только за первый квартал 2012 года эта сумма доходила почти до 60 миллионов. А за тепловую энергию в первом квартале текущего года долг насчитывал 25 млн., в то время как за весь 2011 год эта сумма достигала 16 млн.

Во-вторых, задолженность в первом квартале уже по заработной плате была равна 189 млн. гривен, и если эта тенденция сохранится, то к концу года общая задолженность составит 800 млн. И погашать государству придется уже совсем другие суммы, на несколько порядков превышающие те, что фигурируют в законопроекте о списании долгов предприятий «Укроборонпрома».

В-третьих, кредиторская задолженность предприятий концерна уже за первый квартал равнялась почти 6,5 млрд. гривен, что сопоставимо с суммой такой задолженности за весь 2011 год.

Вполне очевидно, что «законопроект Забарского» необходимо переименовать в «парадокс Забарского», поскольку плачевные последствия подобного благого дела вряд ли можно предотвратить, даже если вывернуть весь бюджет страны наизнанку и опустошить карманы всех налогоплательщиков.

При сохранении такого положения дел в «Укроборонпроме» слухи о его смерти до конца года не будут преувеличены.

Черная дыра «Укроборонпрома»

Приводя данные о финансово-экономических показателях предприятий концерна за 2010, 2011 годы и 1-й квартал 2012 года, я делал сие сознательно, поскольку именно эта информация свидетельствует об уровне менеджмента в ОПК действующего министра обороны Д.Саламатина, который неоднократно заявлял в средствах массовой информации о миллиардных прибылях от торговли вооружениями. Может, Дмитрий Альбертович и не знал, что в его концерне все так плохо?

Особенно интересными выглядят показатели характеризующие прибыльность предприятий «Укроборонпрома». К примеру, в 2010 году без участия
Д.Саламатина общая прибыль предприятий, впоследствии включенных в концерн, составила около 668 млн. гривен. В 2011 году под его руководством снизилась до 533 млн., а по данным первого квартала нынешнего года добирала всего лишь 95 млн. гривен. Даже если случится чудо, то вряд ли до конца этого года удастся достигнуть прошлогодних показателей. 

Небезынтересны цифры, характеризующие убыточность предприятий ОПК.

Если в 2010 году общие убытки оборонных предприятий насчитывали 316 млн. гривен, то уже под руководством Д.Саламатина в 2011 году цифры показывали около 435 млн. гривен. За первый квартал 2012 года «достижения» концерна уже приблизились к 166 млн. гривен. При этом количество убыточных предприятий увеличилось с 45 в 2010 году до 62 по итогам первого квартала текущего года.

Зато рост средней заработной платы на предприятиях ОПК совершенно очевиден. С 2010 года этот показатель подрос на 500 гривен, хотя при постоянном росте долгов по выплатам заработной платы и колоссальном оттоке квалифицированных кадров из отрасли это выглядит профанацией.

Не надо быть экспертом, чтобы понять: в подобной финансово-экономической ситуации в черной дыре «Укроборонпрома» исчезнут любые вливания бюджетных средств.

Премьер, что дышло…

Еще один закон с подачи народного депутата В.Забарского был принят Верховной Радой и подписан президентом в июне 2012 года. Он касался нераспространения закона «О проведении государственных закупок» на закупки товаров, работ и услуг, которые проводятся предприятиями оборонно-промышленного комплекса.

Очередное благое дело депутата не поддержали ни Минфин, ни Минэкономразвития. Мало того, данные ведомства даже после принятия парламентом этого закона, рекомендовали наложить на него вето. Позиция министерств понятна — из-под контроля государства выводятся серьезные финансовые и материальные ресурсы, исчезает открытость и прозрачность процедур закупок, устраняется добросовестная конкуренция среди участников, не говоря уже об экономии и эффективности использования бюджетных средств.

Как поговаривают в Кабинете министров, эксперты положили на стол Н.Азарову два документа с диаметрально противоположными выкладками. Один — одностраничный документ с рекомендацией президенту применить к закону право вето и вернуть его в парламент.

Второй же документ, на трех страницах, описывал особенности создания и производства вооружений, военной и специальной техники и содержал вывод о необходимости подписания указанного закона главой державы.

Какими соображениями руководствовался премьер-министр, рекомендуя президенту все же подписать упомянутый закон, остается только догадываться.

Более детальный анализ деятельности предприятий концерна свидетельствует о том, что общие показатели производства зависят отнюдь не от производства вооружений и военной техники, а от выпуска гражданской продукции. Соответственно, и говорить, что отмена публичных торгов на закупку вооружений и материалов военного назначения для предприятий оборонно-промышленного комплекса позитивно скажется на производстве вооружений, преждевременно и нелогично. 

В качестве яркого примера приведу госпредприятие Научно-производственный комплекс газотурбостроения «Зоря-Машпроект». Объемы производства его продукции составляют более 30% показателей всех предприятий «Укроборонпрома». Пожалуй, это единственное предприятие концерна, которое нарастило за последний период объемы производства.

Аналогичная ситуация возникает и с предприятиями авиа- и судостроения, которые даже в выполнении оборонного заказа не задействованы, и с оборонно-промышленным комплексом в большинстве своем связаны лишь нахождением в перечне, утвержденном закрытым распоряжением Кабинета министров в 2008 году. Как говорят очевидцы, в этот перечень попасть разве что ленивый не стремился. А теперь это распоряжение имеет совсем другое значение. Попал в число предприятий ОПК — плюешь на все тендеры и торги, даже если выпускаешь кастрюли и чайники!

Вряд ли автор этого закона посчитал, какие потери понесет бюджет, выводя из-под действия закона о госзакупках целую отрасль национальной экономики, прикрываясь при этом заботой об обеспечении национальной безопасности и обороны. Ибо именно эти аргументы стали для премьер-министра основой для рекомендаций президенту по поводу подписания упомянутого закона.

Блеск и нищета «Укроборонпрома»

Об эффективной деятельности высшего менеджмента государственного концерна «Укроборонпром» говорить не приходится.

К сожалению, основные управленческие решения всех его бывших и современных руководителей направлены в основном на установление контроля над предприятиями, которые находятся в хорошем финансово-экономическом положении. И делается это с одной целью: в уставе концерна «Укроборонпром» черным по белому написано, что уставный капитал этого предприятия формируется за счет средств госбюджета, имущества его участников, других источников, не запрещенных законодательством.

Не сомневаюсь, что чехарда с включением и исключением из состава концерна предприятий затянется не на один год. И связано это отнюдь не с реформой оборонно-промышленного комплекса. Руководство «Укроборонпрома» сосредоточило все свои усилия на перетасовке и смене руководителей подконтрольных предприятий. Естественно, что в первую очередь их интересует установление контроля над финансовыми потоками. Никто о какой-либо реструктуризации, оздоровлении или повышении эффективности управления предприятиями ОПК не заботится.

Нахватавшись предприятий, руководители «Укроборонпрома» вдруг осознали, что, кроме организации финансовых потоков для повышения собственного благополучия, им придется по полной программе выгребать все дерьмо, доставшееся им в виде убитых, находящихся в состоянии глубокого кризиса государственных предприятий, отвечать за невыплату зарплат, гасить чужие кредиты. Мысль о том, что мимо концерна текут финансовые реки из более прибыльных субъектов хозяйствования, тоже, вполне возможно, вносит немалое беспокойство в размеренную жизнь его руководителей.

Именно поэтому в Кабинет министров начали поступать письма из «Укроборонпрома» с предложениями о внесении изменений в перечень предприятий, входящих в его состав.

Не могу не отметить весьма интересный опус, направленный бывшим руководителем концерна Д.Перегудовым правительству (см. текст). Этот чиновник предложил включить в концерн государственные производственные единицы, входящие на сегодняшний день в сферу управления Государственного космического агентства Украины. Аргументы, которыми руководствуется указанное должностное лицо, очень оригинальны. Оказывается, Д.Перегудов не выполнил задание президента и не смог объединить предприятия ОПК в единую государственную хозяйствующую структуру. В связи с этим у него возникла разбалансированность в управлении этими предприятиями, что не дает ему повышать эффективность и развивать экспортный, производственный и научно-технический потенциал.

Какое отношение имеют они к «оборонке», Перегудов умолчал. А вот о том, что это одна из высокотехнологических отраслей экономики страны, развивающая международное сотрудничество и экспортную деятельность, не преминул отметить. Как и упомянуть о том, что эти предприятия выполняют ряд внешнеэкономических контрактов с Россией, Кореей, Китаем и Индией. 

Кстати, за прошлый год чистая прибыль предприятий, находящихся в управлении космического агентства, на порядок превышает финансово-экономические показатели всех вместе взятых предприятий концерна. Здесь есть, о чем переживать!

Положив глаз на «космические» активы, «Укроборонпром» пошел еще дальше, предложив забрать у космического агентства вообще все предприятия и передать их в другие ведомства, ничуть не заботясь о том, что вообще убивает всю систему управления этой отраслью.

«Укроборонпром» настолько борется за контроль над прибыльными предприятиями, что даже вынудил правительство вообще принять незаконное решение о передаче концерну акций Государственной акционерной компании «Артем». При этом была проигнорирована статья 6 Закона Украины «О холдинговых компаниях», которая прямо запрещает передавать акции госхолдингов каким-либо лицам.

Еще одно письмо поступило за подписью упомянутого мною народного депутата В.Забарского, фигурирующего в письме в качестве председателя наблюдательного совета концерна. Честно говоря, это очень странно: ведь в составе наблюдательного совета находятся только члены, назначенные по квоте президента, а вот правительство пока никого в него не ввело. Вообще непонятно, к чему тогда было утверждать устав концерна, где было указано, что глава наблюдательного совета избирается на первом его заседании. Я думаю, что в этом случае В.Забарский чуть поспешил, назначив себя главой наблюдательного совета.

«Укроборонпром» в указанном письме предлагает правительству принять решение об исключении из состава концерна трех предприятий, в том числе «Горловского химического завода», мотивируя тем, что имущества у них нет, а значит, принимать нечего.

На ситуации с «Горловским химическим заводом» остановлюсь отдельно, поскольку на его территории сосредоточено громадное количество высокотоксичных отходов химического производства, которые требуют немедленной утилизации. В противном случае может произойти катастрофа с ужасающими последствиями. В бюджете для этих работ предусмотрено соответствующее финансирование. Однако «Укроборонпром», играя в пинг-понг с правительством, предпочитает заниматься высокоприбыльными предприятиями, ничуть не заботясь о последствиях, затягивая решение вопроса о работах по утилизации токсичных веществ.

Производств, подобных «ГХЗ», в концерне предостаточно. Думаю, что в ближайшее время правительству придется принимать не одно решение по выводу из состава «Укроборонпрома» убыточных предприятий. И это все потому, что задача концерна совсем иная, нежели оздоровление ситуации в ОПК.

И это не единственная проблема данного новообразования.

Куда идем мы с... «Укроборонпромом»?

Анализируя финансово-экономические показатели предприятий, входящих в концерн «Укроборонпром», невольно напрашивается вывод, который ставит вообще под сомнение саму идею создания подобного субъекта хозяйствования в оборонно-промышленном комплексе: рост задолженностей по зарплатам, коммунальным и иным платежам, галопирующее возрастание кредиторской задолженности, падение производства. При этом со стороны концерна не слышны какие-либо инициативы и предложения по поводу реформирования оборонно-промышленного комплекса.

Мне кажется, что буквально в первые месяцы создания этого предприятия должна была появиться абсолютно новая программа реформ и развития этой сферы, которая бы определила основные приоритеты и точки прорыва, сформулировала задачи для научно-исследовательских учреждений, создала соответствующие условия для привлечения новейших технологий и инвестиций в эту отрасль экономики. На сегодня из этого списка нет ничего.

Не придали импульса деятельности «Укроборонпрома» немногочисленные заседания президентского Комитета по реформированию и развитию Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса. Да и СНБО в этом вопросе не играет первую скрипку. Если судить по принятым решениям этих органов, ни одно из которых так и не реализовано, система государственного управления в этой сфере полностью парализована.

В решении еще одного вопроса, касающегося деятельности концерна, руководство «Укроборонпрома» умудрилось само себя высечь как унтер-офицерская вдова.

Ни для кого не секрет, что многие программы развития армии финансируются из так называемого специального фонда, наполнением которого занимаются уполномоченные правительством предприятия. Практически все они вошли в состав концерна. К сожалению, первое полугодие завершилось полным фиаско. Вместо ожидаемых от реализации излишнего военного имущества 1,2 млрд. гривен в специальный фонд поступило меньше 200 млн. гривен. А самое главное, что именно эти средства должны были поступить для финансирования в рамках государственного оборонного заказа производства вооружений и военной техники на предприятиях ОПК, тоже вошедших в состав концерна «Укроборонпром». Все предельно ясно. Как сработали, так и профинансировали. Пенять руководители «Укроборонпрома» могут только на самих себя.

Не могу не упомянуть о кадровой политике в концерне. Очень странным выглядит на этом фоне появление в здании на Дегтяревской бывшего заместителя М.Ежеля, небезызвестного А.Черпицкого, о тонкостях биографии которого еженедельник неоднократно информировал читателей. Напомню, что за всю историю Минобороны это был первый член коллегии военного ведомства, так и не получивший допуска к государственной тайне. Стоит ли удивляться тому, что деятельность «Укроборонпрома» так «штормит», если там работают подобные персонажи.

Все изложенное — малая толика того, что происходит в сфере оборонно-промышленного комплекса. Если в ближайшее время не появятся управленческие решения, способствующие оздоровлению ситуации на предприятиях концерна, Украина вообще потеряет эту специфическую отрасль.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Суперхинд 24 Суперхинд 24 25 листопада, 03:24 Уважаемые коллеги, Для того что бы восстановить ВПК Украины необходимо использовать практику, которая широко известная с политикой мобилизации, но не смешной модернизации, как полагают наши младооборонпромовцы. С политикой мобилизации ВПК были известны “топ-менеджеры” Берия, Устинов, Зверев, которые в период с 1953 года по 1965 года сумели сформировать организационную структуру управления ВПК. На производстве стиль речи приобретает новый деловой оборот: “главк”, “военпред”, “госзаказ”, ”госприемка”. Прочитав ваши недовольные сообщения и комментарии не вижу нового делового оборота, создается впечатление что новое поколение топ-менеджеров является неспособным, возникают судороги, агония, нервное неопределенное поведение, дезорганизации, деморализация. Отвечая на вопрос почему, можно заметить, что ваше желание не зависит от ваших слабых навыков и слабой самоорганизации. И вот по какой причине, начиная с декабря 2010 года: “О начале проведения преобразований объявлялось в декабре 2010 года. На решение о реорганизации оборонной промышленности Украины значительное влияние оказало международное военно-техническое сотрудничество. Организационные изменения проводятся по рекомендации консалтинговой компании «Маккензи» (McKinsey & Company)” — Военно-промышленный курьер. Опубликовано в выпуске № 41 (509) за 23 октября 2013 года. Что вы об этом думаете. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно