УКРАИНСКИЕ ДРУЗЬЯ САДДАМА ХУСЕЙНА

14 декабря, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 14 декабря-21 декабря

Десять лет руководство Ирака, страны-парии, пытается добиться снятия санкций Совета Безопасности ООН...

Десять лет руководство Ирака, страны-парии, пытается добиться снятия санкций Совета Безопасности ООН. И хотя Саддам Хусейн в этом не очень-то преуспел, тем не менее из сочувствующих стран, партий, международных организаций и компаний он сумел сколотить маленький «клуб друзей Ирака», реализующий его интересы. Нашел он таковых и в Украине. В том, что в последние два-три года Киев и Багдад сделали шаги навстречу друг другу, заслуга и этих украинских «друзей Ирака».

Во время встреч с украинскими политиками и дипломатами иракцы без устали повторяют фразу: в Багдаде уделяют большое внимание развитию контактов с Киевом, поскольку для Ирака сотрудничество с Украиной является стратегическим. И совершенно не случайно, напоминают они, в 2000 году Саддам Хусейн принял решение об интенсификации украино-иракских отношений. Но слова о стратегическом сотрудничестве — лишь дипломатическая риторика, за которой стоит холодный и прагматичный расчет.

Действительно, в Багдаде уделяют внимание отношениям с Киевом. Но только в той мере, насколько контакты с нашей страной способствуют решению главной внешнеполитической задачи, стоящей сегодня перед иракским руководством. Не более.

В течение последнего десятилетия эта задача остается неизменной: расширить круг своих политических контактов (с государствами, партиями, международными организациями), сформировать «клуб друзей Ирака» и посредством него добиваться снятия санкций Совета Безопасности ООН.

Как отмечают эксперты, главным призом для членов этого специфического клуба будет участие в проектах по восстановлению Ирака. Пока же последний предлагает избранным поощрительный приз — допуск к иракской нефти в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие».

Под знаком этого внешнеполитического курса Багдада, равно как и под влиянием перманентного противостояния Ирака с Западом, и развивались все последние десять лет украино-иракские отношения. Они значительно потеплели в последние год-два, но могут вновь «заморозиться» в любую минуту: слишком уж ситуативно нынешнее сближение Ирака и Украины.

Если в Багдаде заинтересованы в том, чтобы ему оказывалась моральная и политическая поддержка на международной арене, то официальный Киев не намерен занимать активную позицию в иракском вопросе. Вполне достаточно, считают на Михайловской и Банковой, что представитель Украины в ООН говорит о «несовершенстве режима санкций, который привел к неоправданным страданиям иракского народа».

Иное дело экономика. Украинское руководство рассматривает Ирак как перспективный рынок для сбыта своих товаров, ведь, как неоднократно утверждают сторонники развития контактов с Ираком, во времена Советского Союза поставками в эту арабскую страну занимались в основном украинские предприятия, а многие промышленные объекты построены украинскими специалистами.

Однако иракские власти сегодня менее всего заинтересованы в восстановлении торгово-экономических контактов с нашей страной. В течение десяти лет санкций Багдад, который наладил связи с менее восприимчивыми к мнению Вашингтона россиянами, китайцами и французами, спокойно обходился и без Киева. А заинтересованность Киева в торговле с Ираком дала в руки иракского руководства неплохой козырь в дипломатической игре. И потому сегодня в Багдаде расширение украино-иракских торгово-экономических связей ставится в зависимость от развития политических контактов.

Несмотря на все эти сложности внутреннего и внешнего плана, отношения между Багдадом и Киевом — политические и торгово-экономические — развиваются. Как свидетельствуют данные украинских дипломатов, если в 1998 году украинский экспорт в Ирак составил 2,5 млн. долларов, то в 1999-м — 13,7 млн. долларов, в 2000-м — 14 млн. долларов, а за первые восемь месяцев 2001-го — около 170 (!) млн. долларов. И если отбросить в сторону возможность приписок, то вывод напрашивается сам по себе: в этот период — первые восемь месяцев 2001 года — был заключен некий крупный контракт.

Появление предполагаемого контракта на столь крупную сумму могло стать следствием того, что иракцы в своей политике по отношению к Украине несколько сместили акценты. Так, вице-премьер-министр Ирака Тарик Азиз во время одной из прошлогодних встреч с лидером Социал-демократического союза Сергеем Пересунько сказал, что иракское руководство не совсем верно определило стратегию сотрудничества с Украиной и главные ориентиры в своих подходах к развитию отношений между нашими странами.

«Мы не имели права от молодого государства, которое едва встало на ноги, — сказал Тарик Азиз, — ожидать столь твердой позиции по отношению к Западу или России». Поэтому на нынешнем этапе Багдад, по словам доверенного лица Саддама Хусейна, будет более прагматично подходить к развитию отношений с Украиной и с большим пониманием относиться к «вынужденным внешнеполитическим шагам» Киева.

На той же встрече тогдашний министр иностранных дел Ирака Мухаммед Сахаф пояснил подобную коррекцию курса внешнеполитического ведомства своей страны. По его словам, детальный анализ состояния украино-иракских отношений свидетельствует о наличии двух значительных ошибок, сделанных по отношению к Украине. Иракский дипломат полагает: Украине, в отличие от России, не была предоставлена возможность сотрудничества с Ираком в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Кроме того, Багдад предъявлял к Киеву чрезмерные политические требования, добиваясь поддержки в борьбе против США и Великобритании за упразднение эмбарго и блокады.

Нельзя исключить и другое: этот вероятный контракт стал возможен в том числе и благодаря тому, что Киев вышел на минимально необходимый уровень политических контактов с Багдадом.

В течение последних двух лет Ирак и Украина постоянно обменивались визитами правительственных делегаций. В мае нынешнего года в Багдаде состоялось первое заседание межправительственной украино-иракской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. А сегодня Киев готовится ко второму заседанию: судя по всему, Владимир Семиноженко возглавит украинскую сторону вместо Юрия Еханурова.

Кроме того, в начале нынешнего года Киев открыл украинское посольство в Багдаде. В ближайшем будущем предполагается открытие посольства Ирака, поскольку с октября в украинской столице находится передовая группа иракских дипломатов, занятая поиском помещения для диппредставительства. Кстати, с конца прошлого года в Харькове действует почетное консульство Ирака во главе с Юрием Оршанским.

Однако подобная взаимная коррекция курса и последовавшее за этим некоторое сближение Киева и Багдада в принципе не могло бы состояться без наличия в Украине группы политиков и предпринимателей, заинтересованных в активизации украино-иракских контактов. Ведь в сегодняшнем Ираке без определенного минимума политических контактов между обеими сторонами невозможно вести свой бизнес.

Существование этой группы «друзей Ирака» устраивает всех: Багдад доволен тем, что она оказывает давление (пусть и незначительное) на украинские власти и поддерживает интерес к иракской проблематике. Тем более что некоторые ее представители даже выступают с антиамериканскими лозунгами, оказывая тем самым «моральную и политическую поддержку» Багдаду.

Киев же использует эту группу для развития неформальных контактов с иракцами. Более того, складывается впечатление, что именно представителям политических партий и частным предпринимателям официальный Киев предоставил возможность наладить торгово-экономическое и, частично, политическое сотрудничество, оставаясь при этом несколько в стороне. Такая позиция позволяет избежать критики со стороны Соединенных Штатов.

Условно в Украине можно выделить три т.н. лоббистские группы.

Первая группа (A) является наиболее политизированной. Ее представитель — Коммунистическая партия Украины. В основе ее лоббистской деятельности — неприятие гегемонизма Соединенных Штатов, а также тесное межпартийное сотрудничество в советские времена между КПСС и правящей в Ираке партией БААС. По иронии судьбы, именно баасисты преследовали и казнили иракских коммунистов, имевших общую идеологию с Коммунистической партией Советского Союза.

Однако влияние группы «А» на принятие решений на Банковой и Михайловской крайне незначительно. Ее представители в основном оказывают Багдаду «моральную и психологическую поддержку»: с парламентской трибуны звучат призывы к Президенту и правительству поддержать в Совете Безопасности ООН требования Ирака по снятию эмбарго, а также выражаются протесты против очередного бомбового удара американцев и англичан.

Коммунисты в основном действуют через парламент. В Верховной Раде они контролируют депутатскую группу по межпарламентским связям с Республикой Ирак, которую возглавляет член-корреспондент НАН Украины Сергей Дорогунцов.

Экономическая составляющая лоббистской деятельности второстепенна и используется как довод необходимости развития контактов с Ираком. Так, нардеп Владимир Петренко, курирующий в Компартии иракское направление, в своих выступлениях и статьях постоянно говорит о том, что «Ирак — наиболее перспективный рынок на Ближнем Востоке», а «потери» Украины от эмбарго за десять лет санкций составляют 35 млрд. долларов».

В основе интереса второй группы (B) к развитию контактов с Ираком лежат, прежде всего, экономические мотивы. Однако, принимая иракские реалии, ее представители играют по предложенным теми правилам, также выступая с публичными актами поддержки Багдада.

В отличие от коммунистов, представители второй группы более разнообразны и более системны в своей лоббистской деятельности, а их PR-акции (организация ознакомительных поездок в Ирак украинских журналистов, проведение пресс-конференций после различных выставок) более эффективны. К удачным PR-акциям следует отнести и участие в промышленных выставках, проводимых в Ираке: подписанные там многомиллиардные пакеты протоколов о намерениях также эффективно действует на общественность.

К общей характеристике этой группы следует добавить и то, что ее представители не являются влиятельными экономическими и политическими фигурами.

В группе «B» можно выделить два наиболее удачливых представителя — лидера Социал-демократического союза Сергея Пересунько и президента Восточноукраинской финансово-промышленной группы «Монтэлект», почетного консула Ирака в Харькове Юрия Оршанского.

Г-да Оршанский и Пересунько одними из первых обратили свои взоры на иракский рынок и быстро освоились со спецификой этой арабской страны, где без разрешения «раиса» не заключается ни один мало-мальски серьезный контракт. Сегодня они вхожи в кабинеты высокопоставленных чиновников Иракской Республики. Более того, С.Пересунько неоднократно рассказывал о том, что присутствовал на одном из дней рождения Саддама Хусейна.

Помимо контактов с промышленниками и чиновниками Сергей Пересунько развивает межпартийные связи СПС и БААС: в 1999 году между этими партиями даже было подписано официальное соглашение о сотрудничестве. В отличие от коллеги Юрий Оршанский делает акцент исключительно на руководителей предприятий и высокопоставленных чиновников правительства. Но каждый из них пытается играть роль главного посредника в отношениях между Киевом и Багдадом. И это является основной причиной разногласий между ними.

В самом Ираке их интересы практически не пересекаются. Так, Сергей Пересунько занимается в основном, как утверждают, нефтью и посредством подконтрольного ему «Союза делового сотрудничества», — организацией поездок в Ирак украинских бизнесменов.

Юрий Оршанский же тяготеет к поставкам в Ирак оборудования. Ведь компания «Монтэлект», президентом которой он является, — основной производитель в Украине монтажного электрооборудования. Помимо этого Оршанский поставляет и другие товары, в частности оборудование для тепловых электростанций.

Американцы одно время вполне серьезно подозревали последнего в причастности к нелегальной торговле оружием с Ираком. Так, летом нынешнего года в журнале «Commentary» появилась статья «Шоппинг с Саддамом Хусейном», в которой Юрий Оршанский обвиняется в нелегальной передаче Ираку в феврале 1995 года 300 страниц технической документации, касающейся разворачивания в Ираке производства самолетов Су-25 и вертолетов Ми-17.

Сам президент «Монтэлекта» в интервью интернет-изданию «Дефенс-экспресс» опроверг эти обвинения и заявил, что Украина не помогает развивать ракетный потенциал и не причастна к нелегальной торговле оружием и критическими технологиями с Ираком в обход санкций ООН.

К группе «B» можно отнести и президента Народной компании «Энергетические ресурсы» Олега Побережного. Нынешним летом на одном из «круглых столов» он заявил о том, что первым среди украинских предпринимателей присоединился к программе «Нефть в обмен на продовольствие» и перепродал танкер иракской нефти. Впрочем, как можно судить, его лоббистская деятельность была не совсем успешной, и вполне вероятно, что этот первый танкер станет и последним.

Наконец, третья группа (C). Входящие в нее «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) и «Интерпайп» не склонны к публичной деятельности и не слишком рекламируют свой интерес к Ираку, который связан, прежде всего, с поставками в эту арабскую страну украинских труб. В прессе, пожалуй, только единожды можно встретить упоминание о том, что представители этой группы проявляют интерес к Ираку.

Лоббистский потенциал представителей группы «С» велик. Однако сегодня не приходится говорить о том, что ее представители серьезно лоббируют интересы Ирака в Украине. Такое, по мнению экспертов, станет возможным только тогда, когда значительно увеличатся объемы поставок труб в Ирак. И, судя по всему, этот день не за горами, поскольку ИСД начинает серьезно присматриваться к восточному рынку. Речь идет не только об Ираке, но также об Иране и Индии.

На сегодняшний день можно лишь говорить о том, что представители группы «C» задействуют потенциал украинских органов власти для проникновения на иракский рынок. Так, по некоторым косвенным данным, посольство Украины в Ираке якобы оказывает более чем серьезное содействие «Интерпайпу».

Анализируя ситуацию с украинскими «друзьями Ирака», нельзя не заметить, что все их деловые контакты связаны с представителями ныне правящей политической и экономической иракской элиты. И в этом кроется опасность для украинских предпринимателей, заинтересованных в том, чтобы закрепиться на иракском рынке. Дело не только в резкой смене настроений и намерений Саддама Хусейна. Рано или поздно в Ираке с помощью американцев, собирающихся разобраться в ходе антитеррористической операции со всеми «плохими парнями», или без их содействия произойдет смена лидера. Это повлечет за собой не только смену правящего клана, а, наиболее вероятно, приведет и к изменениям во внешнеполитическом курсе. И тогда многие из стран, сегодня активно сотрудничающих с нынешним иракским руководством, будут смещены с иракского шестка. А связи, установленные в прошлом с такими трудностями и затратами, в один момент могут превратиться в ненужный груз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно