СУДЬБА ПРЕЗИДЕНТА

9 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

Экс-президент Югославии Слободан Милошевич сегодня занимает традиционную резиденцию югославских лидеров — виллу в элитном белградском районе Дедени...

Экс-президент Югославии Слободан Милошевич сегодня занимает традиционную резиденцию югославских лидеров — виллу в элитном белградском районе Дедени. Именно здесь жил когда-то маршал Иосиф Броз Тито. По периметру эту резиденцию охраняет югославская армия, внутри — личная служба безопасности. Все внешние атрибуты власти Милошевичу сохранены. На прошлой неделе министр внутренних дел Сербии Душан Михайлович объявил, что охрана бывшего югославского президента усилена. Если учесть, что к нему никого не пускают и за ним установлено круглосуточное наблюдение, то фактически речь идет о домашнем аресте экс-президента. Однако правительство отрицает утверждение о применении к бывшему лидеру такой меры пресечения. Тот же Михайлович заявил, что постоянное наблюдение за Милошевичем поможет властям обезопасить его от многочисленных «охотников за головами», желающими получить пять миллионов долларов, назначенных американским правительством за поимку бывшего президента Югославии.

 

Действительно, существует версия, что лидера югославских социалистов хотят похитить и тайно отвезти в Гаагу, в Трибунал. В местных газетах появился даже детальный план этой операции. Некое специальное подразделение собирается переправить Милошевича в Венгрию, затем во Франкфурт, где экс-президента передадут представителям Гаагского суда. Уже ясно, что добровольно югославский экс-президент в Гаагу не поедет — он называет этот суд аморальным и не признает его. На прошлой неделе в сербских газетах появилось интервью Слободана Милошевича итальянской газете La Stampa, в котором он утверждает, что чувствует себя в полной безопасности, так как считает, что неприкосновенность бывшего лидера государства является делом чести сегодняшних югославских властей.

Однако Милошевич, которого трибунал ООН по военным преступлениям заочно признал виновным в совершении ряда преступлений во время конфликтов в Боснии и Косово, как и все в Сербии, сейчас понимает, что решение о сотрудничестве с Гаагским трибуналом для Белграда — дело ближайшего будущего. Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич, бывший до «бархатной революции» прошлого года одним из лидеров оппозиции, сразу же после своего избрания главой правительства заявил о решимости призвать к ответственности бывшего президента Югославии.

В своем первом интервью на новом посту он сказал, что Милошевичу будут предъявлены обвинения в коррупции и злоупотреблении служебными полномочиями. А в будущем он может быть обвинен и в совершении военных преступлений. «Люди не согласятся просто так отпустить Милошевича после всего, что он сделал», — заявил Джинджич.

На прошлой неделе сербский премьер совершил свой первый визит в США. Вернувшись из Вашингтона, он сообщил журналистам, ожидавшим его в аэропорту, что до 31 марта Белград должен в полной мере начать сотрудничество с Гаагским трибуналом, иначе экономической помощи ему не видать. Для Сербии вопрос финансовой поддержки Запада крайне важен: разрушенная экономика, безработица и никаких перспектив. Но даже в этой ситуации сербское население идти на уступки Западу не хочет, полагая, что наказание для экс-президента должно быть определено сербским судом и отбывать его он должен на сербской территории.

 

«Домашний трибунал»

 

Однако последнее слово остается все же за официальным Белградом. В середине января в югославской столице состоялась первая встреча между президентом СРЮ Воиславом Коштуницей и генеральным прокурором Трибунала ООН по военным преступлениям в бывшей Югославии Карлы дель Понте. Окончилась она безрезультатно, засвидетельствовав существенные расхождения ее участников во мнениях о том, что делать с обвиняемыми в совершении военных преступлений и, в частности, с бывшим югославским президентом. Дель Понте утверждала, что он должен быть отправлен в Трибунал по военным преступлениям в Гааге, Коштуница настаивал на том, что суд должен проходить в Сербии. Однако в последнем случае Милошевичу вряд ли будут предъявлены обвинения в военных преступлениях: новые власти придают куда больше значения коррупции и подавлению инакомыслия, процветавшим во времена правления Милошевича. Многие сербские официальные лица полагают, что время для расследования военных преступлений еще не пришло.

Кроме того, Коштуница, со своей стороны, выражает сомнение в эффективности секретных — так называемых «запечатанных» — обвинений Трибунала. Он уже обвинил суд в Гааге в политизированности и «выборочном правосудии». Многие сербы считают, что международное правосудие преследует обвиняемых сербской национальности с большим усердием, чем тех, кто воевал за Хорватию и Боснию. Поэтому, по мнению югославских властей, есть опасность того, что суд станет коллективным процессом над сербами.

Однако это все же не так. В Гааге считают, что каждый должен отвечать за свои преступления, и приводят в качестве примера Хорватию. Эта страна действительно сотрудничает с Трибуналом куда более успешно, чем ее восточный сосед: в ней приняты специальные законы на этот счет, в Трибунал направлены документы военных времен, в хорватских судах прошло несколько процессов над теми, кого обвиняют в военных преступлениях. Сейчас в Гааге изучают обстоятельства гибели нескольких сот мирных граждан из числа хорватских сербов, погибших в военных операциях 1991 и 1995 годов.

Однако и у хорватских властей энтузиазм стал иссякать. Произошло это после того, как организации хорватских ветеранов заявили, что война с Сербией, оборонительная по сути, может быть заклеймена как военное преступление в целом. Крайне чувствительным остается вопрос о командовании — в какой момент начальник должен отвечать за преступления своих подчиненных?

Горан Гранич, отвечающий в правительстве Хорватии за отношения с Гаагским трибуналом, утверждает, что получил заверения последнего в том, что одна только осведомленность о совершении преступного акта не будет служить основанием для выдачи ордера на арест. Гранич сказал, что Хорватия будет продолжать поставлять необходимые документы в Гаагу, но только в том случае, если Загреб получит четкую информацию о том, кто и за что разыскивается. При этом у хорватских властей, по его словам, найдется достаточно храбрости, чтобы выдать для суда даже самых высокопоставленных лиц.

Сдвинулось с мертвой точки и отношение к расследованию военных преступлений в Боснии и Герцеговине. Вряд ли у экс-президента Югославии вызывает энтузиазм факт недавнего приезда в Гаагу бывшего президента Боснийской Республики Сербска Биляны Плавшич, которая решила все же предстать перед Трибуналом.

Да и сербские власти, несмотря на свои разногласия с генеральным прокурором, обещали оказать международному трибуналу содействие, и санкционировать открытие представительства организации в Белграде. Такой шаг вполне отвечает духу заявления югославского министра иностранных дел Горана Сдилановича, которое он сделал на переговорах с бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт. Глава внешнеполитического ведомства СРЮ однозначно заявил, что его страна готова сотрудничать с Гаагским трибуналом и могла бы провести процессы по обвинениям в военных преступлениях над всеми до сих пор остающимися в пределах государства лицами, которых разыскивает Трибунал. Правда, опять-таки на своей территории.

 

Ищите женщину

 

Ситуацию вокруг экс-лидера Югославии накаляют и страсти, развернувшиеся в последнее время вокруг жены Милошевича Мирьяны Маркович, которую долгое время рассматривали как наиболее влиятельного союзника и во многих случаях — единственного советника ее мужа.

Дело в том, что в настоящее время местонахождение Маркович доподлинно неизвестно. Сообщения о ее выезде из страны вызвали бурю негодования в Белграде. Демократическая партия Сербии, членом которой является новый премьер-министр Зоран Джинджич, потребовала привлечь в этой связи к суду ряд сотрудников МВД. Партия возлагает ответственность на чиновников, сохранивших верность старому режиму, за то, что Мирьяна Маркович смогла якобы войти через служебный вход в здание белградского аэропорта, миновать паспортный контроль и сесть в самолет «Аэрофлота», вылетавший в Москву.

Интересно, что практически таким же образом выехал из страны сын Мирьяны Маркович и бывшего президента Марко Милошевич. Многие в Югославии убеждены, что он незаконно покинул страну через белградский аэропорт по фальшивому паспорту вскоре после падения режима его отца и спокойно живет сейчас в Москве.

Между тем, министр внутренних дел федерального правительства Югославии Зоран Живкович заявил, что ему ничего не известно о выезде из страны жены бывшего президента, которая пользуется полной свободой передвижения как депутат федерального парламента.

Как бы то ни было, суета вокруг семьи Милошевича наверняка сыграет против экс-президента, усугубив и так не очень приятное его положение. Во всяком случае, число приверженцев бывшего лидера Югославии она явно не увеличит.

 

Пламя новой войны

 

И еще один фактор, который может сыграть определяющую роль в судьбе бывшего президента. Последние события, происходящие на юге Сербии, вызывают у нового югославского руководства серьезные опасения по поводу политической стабильности в их государстве.

Югославские власти утверждают, что некоторые участники КФОР — международного миротворческого контингента в Косове, в котором главную роль играют страны НАТО, — помогают нелегально ввозить оружие для бывших бойцов ныне распущенной Армии освобождения Косова.

Бойцы этого военизированного объединения косовских албанцев, сражавшегося против сербских войск во время войны в Косово, теперь снова взялись за оружие в долине Пресево на юге Сербии. Они добиваются независимости для трех небольших городов, расположенных на этой сербской территории, граничащей с Косово. Для нападений на сербские силы боевики используют пятикилометровую зону безопасности, которую патрулируют миротворческие силы КФОР .

На прошлой неделе в долине Пресево проходили самые серьезные столкновения с прошлого ноября, когда там были убиты четверо сербских полицейских. В связи с происходящим президент СРЮ Воислав Коштуница вынужден был даже отменить свое выступление в Давосе об экономическом возрождении Югославии, объяснив это тем, что серьезность ситуации требует его немедленного возвращения домой.

Коштуница предупредил об опасности новых боев между сербами и косовскими албанцами в самом ближайшем будущем. А специальный координатор ООН по Балканам Карл Бильдт расценил происходящее на юге Сербии как «самую серьезную угрозу стабильности на Балканах».

Напряженность в регионе и неспособность сил НАТО обеспечить безопасность сербской территории неизбежно отражается на отношении сербского населения к Западу, вызывая у сербов серьезные сомнения по поводу истинных намерений последнего в отношении их страны. В этих условиях противодействие намерениям Гаагского трибунала заполучить Слободана Милошевича в Югославии будет только возрастать.

 

* * *

 

Сейчас в Сербии некоторые предлагают компромиссное решение: судить Милошевича все же в Белграде, а затем отправить в международный трибунал. Официально югославские власти, похоже, еще не приняли окончательного решения. Время, отведенное Западом, истекает, а споры о судьбе экс-президента могут вновь разделить на два лагеря эту страну. Судьба Милошевича остается неясной, но в любом случае суда в Сербии ему не избежать. Хотя эта процедура вполне может стать формальной, ведь многие соратники экс-президента до сих пор у власти и своего бывшего лидера они не отдадут. Сейчас перед Сербией стоит жесткий выбор: с одной стороны, добрые отношения с Западом и экономическая помощь, с другой — спокойствие человека, разорившего войной эту страну.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно