СНГ: СЛАБОМУ — НИКАКИХ ГАРАНТИЙ

28 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Один из последних анекдотов уходящей эпохи: бабушка, а что такое СНГ? — Ой, «эссен» — это «кушать» на идиш, а что такое «гэ», я не знаю...

Один из последних анекдотов уходящей эпохи: бабушка, а что такое СНГ? — Ой, «эссен» — это «кушать» на идиш, а что такое «гэ», я не знаю. Новая эпоха анекдотами не балует, поэтому проникновение в суть невнятной аббревиатуры с помощью художественных образов придется на этом и завершить.

Отцы-основатели СНГ, по крайней мере, двое из них, рассматривали оное как «цивилизованную форму развода», что уже предполагало ограниченный срок его существования: вплоть до окончательного развода и не далее. Третий «отец», политически переживший своих беловежских друзей, похоже, уже тогда имел особое мнение на этот счет, хотя и был вполне искренен, подписывая смертный приговор Союзу.

Прошедшие три с половиной года показали, что в обозримом будущем «возвращение блудных детей» в родную семью в прежнем качестве вряд ли возможно. Больше того, на данном этапе оно великой России ни к чему. Советская модель доказала свою нежизнеспособность, что окончательно подтвердил 1991 год. Так что с точки зрения интересов Российской империи, Союз или конфедерация — совсем не идеал. Идеал — губернское устройство с назначаемыми из центра губернаторами. Однако иначе, как военными средствами, эту проблему не решить, а Чечня кое-что всем показала.

Вместе с тем, великая Россия никогда не откажется от претензий на гегемонию над территориями, которые она когда-то безраздельно контролировала. Слишком многое говорит за это, от менталитета населения и исторических аллюзий до реальных стратегических интересов. Поэтому есть второй путь — закабалить бывшие колонии экономически, превратить их в своих послушных сателлитов. Эта ситуация хороша еще и тем, что предполагает гораздо меньшую ответственность. Зачем России, к примеру, проблемы Арала или Чернобыля? Да что там говорить, ей совершенно не нужны все советские пенсионеры, даже ветераны войны, ибо своих хватает.

Именно эту цель преследует российская дипломатия и политика в постсоветском пространстве — сохранение здесь своего реального влияния, в первую очередь экономического. Прошедшие годы показали, что палитра методов воздействия достаточно разнообразна. От малозамечаемого в первую минуту введения таможенных пошлин на определенные товары, что моментально вводит в ступор экономику страны-экспортера, до откровенной, в том числе и военной поддержки сепаратистов любого толка.

«Содружество независимых государств» — а кавычки здесь стоят не случайно, ибо подлинно независимыми эти государства пока еще не стали, — приобретает в этом деле особую роль. Вне всякого сомнения, именно оно, по мнению Кремля, должно быть прообразом будущей «цивилизованной формы воссоединения». Первое, что стремится сделать Россия, — формально закрепить свое естественное лидерство в СНГ. Безусловно, одним из основных моментов в этом процессе явилось продление председательских полномочий России в начале года на саммите в Алматы. В свое время было решено, что председательствуют все страны по очереди, в алфавитном порядке. Однако, под предлогом того, что Армения как бы воюет с Азербайджаном (Левон Тер-Петросян, правда, так не считает), кандидатуры обоих на «а» отпали. Но почему-то в новом русском алфавите следующей буквой оказались не «б», а «р». (Представляется уместным попытаться развить труды великого языковеда т.Сталина и предположить две вещи. Во-первых, в русском алфавите нет и никогда не будет буквы «у». Во-вторых, буква «р» в этом алфавите единственная.)

Используя авторитет председателя, российские представители на всевозможных встречах в рамках СНГ все пытаются более настойчиво проводить свою линию, направленную на превращение содружества в свой послушный инструмент.

Ряд стран абсолютно послушно следуют в российском фарватере эсэнгэшной политики. Армения и Таджикистан очень сильно повязаны российской военной помощью. Позиция Киргизстана может быть объяснена отчасти стремлением опереться на Россию в скрытом противодействии с более мощными ближайшими соседями. Наиболее далеко продвигается по этому пути Беларусь, возможно, наименее готовая в 1991 году к независимости и сейчас, как иногда кажется, просто не знающая, что с ней делать и зачем она нужна.

Другие, такие как Казахстан или Грузия, находятся в более сложном положении, усугубляющемся наличием общих с великой Россией границ. Более половины населения Казахстана составляют неказахи, его северные территории — объект открытых вожделений со стороны экстремистских кругов России, что освящает своим авторитетом Солженицын. Грузия на собственном горьком опыте убедилась, чем могут кончиться шутки с Россией, которые позволял себе Гамсахурдиа. Поэтому позиция обеих стран достаточно близка к российской. Хотя о своем суверенитете забывать они вовсе не собираются. Достаточно богатый Узбекистан, не имеющий вышеперечисленных проблем, во время принципиальных голосований уже вполне может позволить себе не согласную с российской точку зрения.

Другой же полюс в СНГ постепенно начинает формироваться вокруг Украины, которая одна в силу естественных причин может служить фактором, сдерживающим российские амбиции. Особая позиция Украины в содружестве, помимо ее геополитических характеристик, подкрепилась с самого начала стремлением оградить свой суверенитет, следовательно, нежеланием глубоко влезать «во всю эту халепу». Из этого вытекает и двойственный статус страны в содружестве, ибо, с одной стороны, Украина — один из основателей СНГ, а с другой — даже не член его, а просто страна-участник, ибо не подписала Устав, не говоря уже о договоре о коллективной безопасности. В ряде органов содружества Украина участвует лишь в качестве наблюдателя. Это позволяет ей, с одной стороны, пытаться влиять на принимаемое решение, с другой, если это не удается, — в нужный момент «уходить в сторону».

При обсуждении и голосовании по принципиальным вопросам украинскую позицию поддерживают Азербайджан, Туркменистан, Молдова. К ним иногда присоединяется и Узбекистан. Делают они это тоже в силу разных причин, но общим фактором является их значительно меньшая экономическая зависимость от Москвы. Украина в этом плане выглядит гораздо бледнее, ее лидерство в этой группе базируется, скорее, на ее потенциальных возможностях. Но не последнюю роль играет также и международный авторитет страны, значительно возросший в течение последних месяцев.

Какая же из двух позиций — цивилизованно «разойтись» или сохранить семью» — возьмет верх? Здесь, как и во всем остальном, все будет зависеть от того, как быстро и насколько успешно пойдут экономические реформы в Украине. Будет увеличиваться ее подлинная, экономическая независимость, в первую очередь от той же России, — уж кто-кто, а она-то сможет окончательно присоединиться ко всему миру. Нет — ее независимая позиция в СНГ достаточно быстро превратится в обыкновенное фрондерство по инерции, а потом и исчезнет вообще. К огромному облегчению великой России.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно