СНГ — АВАРИЙНЫЙ КЛАПАН

5 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 5 сентября-12 сентября

Думаю, вряд ли существуют серьезные аргументы, ставящие под сомнение принципиально значимую с точ...

Думаю, вряд ли существуют серьезные аргументы, ставящие под сомнение принципиально значимую с точки зрения стратегической ориентации Украины позицию, согласно которой СНГ в ее действующих ипостасях рассматривается как уходящее в прошлое геополитическое образование, как умирающая структура. Убежден и в том, что это очень хорошо понимает Президент Украины Л.Кучма, который год назад возложил на себя ответственную миссию председателя Совета глав государств—участников Содружества и пытается сделать все возможное, чтобы на основе режима свободной торговли трансформировать СНГ в дееспособную структуру экономического сотрудничества. В этой связи весьма правомерен вопрос: что же дальше — самоликвидация или поиск путей, реализация которых позволит вдохнуть в Содружество новую жизнь? Одновременно мы должны посмотреть на перспективы СНГ и с другой стороны — в контексте современных глобализационных процессов, его роли и места в системе мировых координат и, прежде всего, событий, происходящих в европейском и евразийском пространстве. Предлагаемая статья — попытка автора рассмотреть эти вопросы в их наиболее общей постановке.

Уроки прошлого

Надо признать, что Содружество не состоялось прежде всего в качестве института экономической интеграции. Свидетельство тому — снижающаяся из года в год доля взаимной торговли стран СНГ, ее структурная разбалансированность. В 1996 году этот показатель составлял 35%, а в прошлом — снизился до 26%. Но дело даже не в этой динамике.

Не секрет, что в действительности субъекты СНГ стали наиболее жесткими конкурентами не только во взаимных экономических отношениях, но и в отношениях с третьими странами. Перманентные торговые войны, использование далеко не интеграционного принципа «око за око, зуб за зуб» — все это неотъемлемая атрибутика Содружества.

Многие склонны оценивать подобную ситуацию как недостаточную политическую волю глав государств—членов СНГ — не могут договориться. Я так не думаю. С моей точки зрения, причины надо искать глубже. Давайте подойдем к этой проблеме через рассмотрение основной функции СНГ. Она всегда оставалась как бы за кадром, но о ней нужно говорить. Имею в виду функцию цивилизованного развода бывших советских республик. Утверждение суверенных государств с имманентными атрибутами власти и зарождающегося гражданского общества, их широкое признание мировой общественностью — доказательство того, что данная функция, фактически определявшая фундамент Содружества в первые годы обвального распада СССР, себя полностью исчерпала.

Это очень важная констатация. Нельзя не учитывать и другие процессы. В пределах СНГ в самые сложные для каждой из наших стран годы не было единой стратегии трансформационной политики. Каждое государство Содружества пыталось вырваться из «оков бывшей империи», преодолеть системный кризис, выстроить фундамент рыночной экономики и, в конечном итоге, — интегрироваться в мировой рынок в одиночку. Такая ситуация сохраняется и сегодня.

В результате, имея единую родословную, мы оказались во многом разными. В настоящее время — это объективная реальность, которую нельзя не учитывать.

Наконец, думаю, не следует умалчивать о том, что Россия как одно из ведущих государств Содружества оказалась не готовой или не заинтересованной выполнять интегрирующие функции. Постоянно декларируя свою приверженность СНГ и целям равноуровневой интеграции, Россия не только мало что делала для их реального воплощения, но фактически своими действиями серьезно способствовала дезинтеграционным процессам. Причины этого также очевидны. В действительности Россия так и не смогла преодолеть свою имперскую наследственность, отказаться в отношениях с суверенными государствами постсоветского пространства от менторской идеологии «старшего брата». Это тоже реальность, которую все понимают. В настоящее время в общем объеме внешнеторгового оборота России доля стран СНГ составляет всего 17%. Из всех стран Содружества только Россия не ратифицировала Соглашение о зоне свободной торговли, подписанное главами наших государств еще в 1994 году. В этом же плане можно рассматривать и недавнее решение правительства Российской Федерации по поводу прекращения участия в ряде подписанных ранее соглашений в рамках СНГ.

В связи с этим нам необходимо дать ответ на вопросы, которые я бы сформулировал таким образом: является ли в сложившейся ситуации сама идея существования Содружества безальтернативной? Иначе говоря, могут ли наши государства существовать вне рамок СНГ?

Думаю, вывод очевиден — конечно, могут и довольно успешно. Что является в этих условиях основным побудительным мотивом, определяющим стимулом пребывания наших стран в Содружестве? Наше общее советское прошлое? Не умаляя значение этого, несомненно, важного фактора, скажу со всей определенностью: однозначно — нет. Страх перед внешними угрозами и опасностями? Тоже нет, да и не существует сегодня таких угроз. Кроме того, есть более надежные возможности обеспечить коллективную безопасность. Украина, как и некоторые другие страны СНГ, уже определилась в этом вопросе. Мы активно осуществляем евроатлантическую интеграцию, конечной целью которой является полноправное членство в НАТО.

Я мог бы продолжать перечень проблемных вопросов до бесконечности. Но проще будет сразу выделить главный момент, который усиливает мотивацию нашего сближения — это, вне всякого сомнения, возрастающий экономический интерес, далеко не реализованные возможности в этой сфере. На собственном, более чем десятилетнем опыте мы убедились и в другом: реализация этого интереса невозможна без воссоздания и эффективного функционирования на общепринятых в мире и равных для всех партнеров принципах и условиях полноценной зоны свободной торговли. Собственно говоря, вопрос «быть или не быть», вопрос перспективы СНГ зависит сегодня от способности наших государств не на словах, не путем принятия очередных деклараций и согласованных решений (всем известно, что таких решений более чем достаточно), а на деле решить именно эту, убежден, жизненно важную для всех проблему.

Если называть вещи своими именами, то следует признать, что, по большому счету, речь идет о качественной трансформации Содружества — его преобразовании из инструмента «политического развода» бывших союзных республик в институт их активного цивилизованного экономического сотрудничества. Функционирующая на принципах и правилах ВТО зона свободной торговли без каких бы то ни было исключений и ограничений является, по моему глубокому убеждению, именно таким институтом, который в состоянии не только продлить существование СНГ, но и вдохнуть в него принципиально новую жизнь, существенно укрепить, что очень важно, его организационные основы.

В сущности речь идет о новой философии наших отношений. Все последние годы мы пытались улучшить то, что сделать было практически невозможно. Сейчас необходимо новое качество. В связи с этим, возможно, есть смысл уточнить в соответствии с новыми функциями и само название СНГ. Мне видится более корректным название — Экономическое Содружество Независимых Государств (ЭСНГ). Убежден, что такой (далеко не формальный) шаг способствовал бы повышению доверия и, что очень важно, формированию принципиально нового международного имиджа нашей организации. Из умирающей структуры она могла бы трансформироваться в весьма перспективное международное экономическое образование.

Что же касается проблемы политической и оборонной интеграции на постсоветском пространстве, то очевидно, что эти вопросы могут решаться на уровне субрегиональных объединений, функционирующих за пределами СНГ. Как известно, наша страна в таких соглашениях участия не принимает.

Приоритетность евроинтеграционного курса

В связи с такой постановкой вопроса нельзя обойти наиболее острую тему — тему соотношения двух интеграционных векторов: Украина—ЕС и Украина — СНГ. Наша страна определилась в этом вопросе: стратегическим приоритетом Украины является евроинтеграционный процесс, имеющий своей конечной целью создание объективных предпосылок вступления нашей страны в ЕС. Следующая важная позиция. Специалисты нашего института положительно оценивают предстоящий процесс расширения ЕС. Мы считаем, что он не сужает, как это пытается доказать кое-кто из политиков, а наоборот — открывает для Украины новые перспективы и достаточно весомые возможности углубления евроинтеграционной политики нашего государства.

Говоря об этом, необходимо учитывать и геополитический аспект расширения Евросоюза, рассматривать этот процесс в контексте реализации идеи Великой Европы, глобальных изменений, непосредственно связанных с объективными трансформациями от однополярного мира к многополярному. Речь идет об усилении геополитической самодостаточности европейского сообщества, возрождении Европы как признанного лидера мирового цивилизационного процесса. Международная общественность заинтересована именно в таком векторе развития цивилизационного процесса. Убежден и в том, что именно такая логика цивилизационных трансформаций полностью соответствует и национальным интересам США. Америка таким же образом заинтересована в сильной Европе, как и Европа — в процветающем североамериканском государстве. Лишь близорукие политики могут не осознавать эту истину.

Известная позиция Евросоюза по поводу отношений расширенного ЕС с соседними государствами не может рассматриваться как акт размежевания, сооружения новой Берлинской стены. В действительности речь идет о противоположном — о намерениях определить экономическую почву более широкой (по сравнению с ЕС) европейской интеграционной зоной, о создании в перспективе общего европейского экономического пространства. В этом интеграционном пространстве, кроме Украины, России и Беларуси, могут оказаться и другие страны СНГ. Такой процесс был бы исключительно благоприятным для Украины в геополитическом измерении. Мы объективно заинтересованы в его реализации.

Но дело даже не в этом. Надо видеть и более важные аспекты этой проблемы. Надо понимать, что модернизированная экономика Украины, как и экономика других стран СНГ в их системной целостности, может рассматриваться как весомый экономический потенциал, поэтапная интеграция которого в общее европейское экономическое пространство может стать критической массой, способной обеспечить соответствующие изменения в геополитическом положении Европы.

Необходимо, наконец, учитывать и характер системных связей предполагаемого экономического пространства. Речь идет о реализации не только хорошо понятного, но и полностью устраивающего нас принципа концентрических кругов с последовательно снижающейся глубиной интеграции, в которой соседние государства рассматриваются не как антиподы, а реально действующие субъекты соответствующего интеграционного образования. Собственно говоря, этой логикой определяется опять-таки объективная заинтересованность Украины во всемерном развитии многостороннего экономического сотрудничества со странами СНГ.

Еще раз повторяю: углубление субрегионального сотрудничества полностью соответствует мировому опыту, в том числе принципам Евросоюза. В основе этих принципов лежит понимание того, что только через сотрудничество и партнерство со своими соседями каждая отдельно взятая страна может максимально реализовать свой потенциал, гарантировать национальные интересы. В этом правиле нет и не может быть исключений. Украина объективно заинтересована в европейской ориентации Содружества наших государств и делает все возможное в плане стимулирования этого процесса.

Помимо сказанного, следует учитывать и то, что усиление интеграционных процессов между нашими государствами может содействовать утверждению в восточной части Европейского континента зоны стабильного развития и высоких темпов экономического роста. Если в 90-е годы «экономическим чудом» считалось достижение странами Западной Европы и США среднегодовых темпов роста в 3—3,5%, то «экономическим чудом» первого десятилетия нынешнего столетия могут стать темпы роста в 6—7%, достигаемые странами Содружества. В таком развитии кровно заинтересовано не только европейское, но и мировое сообщество. Наши страны фактически уже вышли на соответствующие темпы роста. На их сохранении в будущем строятся прогнозные оценки нашего института до 2011 года. Мне известны соответствующие расчеты в России, Казахстане и других странах СНГ. Они подтверждают реальность высказанного предположения.

Это дает основания утверждать, что в действительности нет и не может быть противоречия между евроинтеграционным курсом Украины и нашей твердой и последовательной позицией по поводу углубления равноправного экономического сотрудничества со всеми странами СНГ.

Ограничительная черта

При формировании новой модели СНГ в качестве определяющей необходимо рассматривать еще одну проблему. Речь идет о принципах отношений стран Содружества не только между собой, но и с третьими государствами. Речь идет об альтернативности двух подходов — о возможности автономного вхождения в мировой рынок или решения этой задачи на коллективной основе. Украина определилась и в этом вопросе. Мы исходим из того, что каждая страна СНГ на основе своих национальных интересов должна сама выбирать внешнеполитические приоритеты, глубину отношений с третьими странами и степень интегрированности в другие структуры.

В связи с этим жизнь фактически сама поставила нас перед фактом разноуровневой степени интеграции различных групп стран на просторах СНГ. Существование ЕврАзЭС, ГУУАМ и других образований — это, по моему глубокому убеждению, нормальное явление. В этом же контексте право на жизнь имеет и идея о Едином Экономическом Пространстве. Позиция Украины в этом вопросе всем известна: мы отстаиваем «мягкий» (ослабленный) вариант ЕЭП, — зону свободной торговли, функционирующую на принципах ВТО. В отличие от таможенного союза зона свободной торговли не нуждается в создании единого наднационального регулирующего органа, не предполагает унификацию тарифных режимов по отношению к третьим странам, не предусматривает гармонизацию существующего законодательства и экономической политики и тем более — использование в перспективе единой валюты, на чем настаивает российская сторона. Легко понять, что в действительности речь идет о реализации сугубо российского проекта — расширенном «воспроизводстве» ЕврАзЭС, к участию в структурах которого Украина всегда относилась с достаточно обоснованными упреждениями. В этой связи формирование зоны свободной торговли должно рассматриваться как высшая планка интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в структурах которых возможно участие Украины. Переступив эту ограничительную черту, мы фактически окажемся в ситуации, коренным образом изменяющей формирующуюся в последние годы геополитическую парадигму нашего государства, его стратегический курс на глубокую европейскую и евроатлантическую интеграцию.

Это очевидная истина, которую нельзя игнорировать. Зона свободной торговли является максимальным уровнем интеграции с другими странами, при котором для Украины сохраняется перспектива в соответствии со статьей 49 Договора об ЕС претендовать на членство в этой европейской структуре. Речь идет о незыблемой норме Евросоюза, отступления от которой исключаются. В связи с этим стратегия региональной политики Украины, логика наших экономических отношений со странами СНГ, в т.ч. и с Россией, должны рассматриваться как процессы, полностью подчиненные курсу европейской интеграции Украины. Это одна из базовых позиций стратегии Президента «Европейский выбор», которая не может поддаваться сомнениям.

Несколько дней назад мне попалась на глаза публикация профессора Я.Пляйса, в которой рассматриваются затрагиваемые мной проблемы. «На мой взгляд, — подчеркивает российский ученый, — странам СНГ уже давно надлежало договориться между собой о создании конфедеративного союза. Этот тип объединения соответствовал бы разнообразным интересам народов этих стран и их правящих элит» («Обозреватель», № 4, 2003, с. 21). Я хотел бы ошибиться, но мне представляется, что за хитроумными конструкциями нового экономического пространства, которое активно отстаивается нашим северным соседом, скрывается именно перспектива воссоздания нового «конфедеративного союза». Но дело даже не в этом. Я.Пляйс глубоко ошибается, ссылаясь на интересы национальных элит. Что касается взглядов украинской бизнес-элиты, то она очень сдержанно относится к полному снятию ограничений экспансии российского капитала. Предпочтения отдаются сотрудничеству с более цивилизованным западным капиталом. По данным Центра им. Разумкова, на вопрос о том, контакты с какой организацией имеют для Украины приоритетное значение, 85% опрошенных представителей бизнесовых элит назвали Европейский Союз, и лишь 14,5% — СНГ и 4,8% — союз России и Беларуси. Не думаю, что все это можно игнорировать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно