Украинский либеральный проект. Концептуальные основы

13 сентября, 16:51 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября

Семьдесят три процента голосов за несистемного кандидата определяют конец не только постсоветского политического класса, но и постсоветского переходного периода.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

От редакции: 

Общественные ожидания по презентации уже на первых заседаниях новоизбранной ВР стратегических основ развития общества и экономики оказались нереализованными. С учетом нынешнего распределения политических сил президент должен взять на себя разработку соответствующих обобщений и их презентацию Верховной Раде и обществу в целом. Очевидно и то, что задекларированная программа деятельности правительства должна касаться в основном механизмов реализации соответствующих ожиданий. В обществе поддерживают идею публичного обсуждения соответствующей проблемы, привлечения к ее обоснованию широких научных кругов, институтов гражданского общества. Мы предлагаем изложение основных принципов либеральной модификации общества, экономики и государства, разработанных автором книги "Лібералізм: уроки для України", бывшим советником президента Л.Кучмы, директором Национального института стратегических исследований, главой Совета НБУ, проф. А.Гальчинским. И приглашаем наших читателей к дискуссии.

Семьдесят три процента голосов за несистемного кандидата определяют конец не только постсоветского политического класса, но и постсоветского переходного периода. 

Вместе с журналистом Ю.Сколотяным мы попытались обосновать этот вывод сразу после президентских выборов ("Мы должны строить в Украине Украину" ZN.UA № 21 от 8 июня с.г.). Парламентские выборы подтвердили его корректность. Завершение переходного периода — это прежде всего конец механизмов первоначального накопления капитала, когда принимаются во внимание масштабы, а не методы накопления. Это вместе с тем и конец административного рынка с доминантностью политических преференций, принципа "свой—чужой". Это и конец действующей системы преодоления коррупции, субъектом реализации которой выступают те же коррупционеры. Это также конец эпохи государственного патернализма, эпохи "малого украинца", нуждающегося в повседневной государственной опеке.

Неизбежность системной перестройки действующей модели общественных отношений базируется на этих реалиях. Сформированная еще в первые годы нашей независимости, она по всем признакам полностью исчерпала свой конструктивный ресурс и не подлежит ремонту. В предложенном материале в качестве одной из альтернативных перспектив рассматривается развитие в Украине полноформатного открытого либерально-демократического общества.

На протяжении предыдущих лет мы пытались реализовать политику "вмонтированного либерализма" — имплементации его отдельных механизмов в действующую модель общественного развития. Не только у нас, но и в других странах эта политика не принесла ожидаемых результатов. Экономические реформы Л.Кучмы были стопроцентно реформами либерального содержания. Их результативность известна: самые высокие в Европе темпы экономической динамики в 2000–2004 гг. — 8,6% в среднегодовом измерении. Вместе с тем уже тогда было понятно, что без взаимодействия с системными преобразованиями общества и государства соответствующие реформы не смогут обеспечить устойчивые темпы роста.

Предлагаемые либеральные реформы второго цикла должны преодолеть соответствующие коллизии. Речь идет о системной либерализации общества, экономики и государства в их взаимодействии. В представленных трактатах указанная проблема анализируется на уровне не прикладных, а концептуальных характеристик, философско-методологических обобщений.

Как альтернатива предложенной концепции может рассматриваться социал-демократическая парадигма стратегических преобразований. Общество должно определиться в этом.

Предлагая соответствующую концепцию, мы учитывали в первую очередь гуманистическую направленность либерализма. В отличие от социал-демократической парадигмы, системообразующей клеткой либерализма является не обобщающее "мы", а "я" — отдельный человек, чем обусловлена его естественная корреляция с высокими достоинствами христианской этики и морали. Знаковой является и специфика либеральных реформ. В отличие от реформ административного содержания, внедряемых сверху, либеральные реформы в своей основе идут снизу — они инициируются, как правило, общественными институтами и в этом смысле более предметно отражают интересы и стремления отдельной личности, общества в целом.

Мировоззренческие прерогативы

Стратегия системной либерализации украинского общества не навязывается кем-то извне. Определяя ее однозначную приоритетность, мы не можем не учитывать, что именно либерализм формирует фундамент мировоззренческих принципов европейской цивилизации. Его ценности присущи и украинской нации, нашей этнопсихологии, духовности и морали, принципам акцентированного индивидуализма, свободы выбора и свободного развития. Российская ментальность развивается на противоположных принципах, что обусловливает доминантность авторитарных тенденций в развитии общества, которые скорее всего будут углубляться и в перспективе.

Особенно значимы для нас мировоззренческие аспекты рассматриваемой проблемы. Нам и в дальнейшем будет даваться с невероятными трудностями каждый шаг в развитии общества, если мы не попытаемся заполнить конструктивными идеями опасный вакуум, образовавшийся в связи с крахом коммунизма. Либерализм в его современных модификациях формирует мировоззренческую платформу решения указанной проблемы, выступает в этом как "масштаб нравственных оценок", "регуляторная идея" (Ф.Хайек) и в этом смысле определяет границы возможного и невозможного в осуществляемых преобразованиях.

В этом случае мы исходим прежде всего из человекоутверждающей функции либерализма. Его высшие ценности — вера в достоинства каждого индивидуума, в определяющие ценности свободы, демократии и гражданского общества, в нерушимое право частной собственности, в то, что экономике, как и обществу в целом, присущ принцип саморазвития, что государство в своих оптимальных параметрах должно служить, а не господствовать. Стратегия системной либерализации создает наиболее благоприятные предпосылки реализации евроатлантического и евроинтеграционного курса нашего государства. Нужно учитывать и глобально цивилизационные аспекты, — возрастающая самодостаточность и мобильность человека, его планетаризация не девальвируют, а наоборот, углубляют общемировые преференции либерализма: современная эпоха приобретает признаки эпохи глобального либерализма. Очевидно и то, что структурный кризис, переживаемый сейчас ЕС, будет преодолеваться путем углубления не централизации, а скорее всего, разноаспектной либерализации отношений между странами — членами Сообщества.

Принципиально значима для нас и многоформатность либерализма, его гибкость и адаптивность, корреляция с функциональными принципами социал-демократизма, других мировоззренческих течений. Либерализм никогда не рассматривался как монополия отдельных политических партий, в частности называющих себя либеральными. Речь идет по сути о тех мировоззренческих основах конструктивизма, политического диалога и согласия, которые несут в себе мощнейший объединяющий потенциал, столь необходимый нашему обществу в это едва ли не самое сложное время нашей независимости. Стратегия системной либерализации может взять на себя соответствующую функцию.

Развитие либерального общества

По своему смыслу и целевой функции осуществляемые в течение следующего периода системные преобразования должны акцентироваться на развитии в Украине полноформатного, открытого, социально ориентированного либерально-демократического общества. Как показывает мировой опыт, либеральное общество возможно только тогда, когда оно утверждается на собственной основе, опирается на национальную идентичность, духовные и культурные ценности своего народа, реализует основной принцип — быть самим собой.

Мы исходим также и из того, что соответствующие преобразования могут осуществляться на основе применения новейших информационных технологий. Речь идет о развитии сетевого по функциональным признакам либерального общества, которое расширяет пространство самоорганизации общественных процессов, их открытость и интегрированность в мировое коммуникационное пространство и вместе с тем существенно ограничивает возможности вмешательства чиновников в их ход. Сетевое общество — это общепризнанная перспектива и для других стран. Украина может взять на себя лидирующую функцию в решении этой проблемы. Наш расчет на активную поддержку указанных преобразований прежде всего международными информационными корпорациями, государствами-партнерами и международными финансовыми институтами базируется на этом. Первоосновой либерального общества является всестороннее развитие личности. Ее энергетика, креативный потенциал формируют соответствующие параметры развития общества и экономики. В этом контексте действующий принцип "экономика—общество—человек" трансформируется в свою противоположность "человек—общество—экономика". Это никоим образом не преуменьшает значимость экономических преобразований. Наоборот, речь идет о том, что реформирование экономических отношений, обеспечение их стабильно сбалансированной динамики возможны только на основе консолидации общества, его структурного осовременивания и вместе с тем возрастающей креативности человеческого потенциала. Иного пути системной модернизации экономики не существует. Функциональные структуры либерального общества должны развиваться адекватным образом. Им нужно акцентироваться прежде всего на реализации принципа свободы выбора. В мировоззренческой конструкции либерализма свобода — это не дар человеку, это естественная данность личности. Каждый человек рождается с естественным правом свободы личности. Именно с этих позиций понятие "свобода" в сочетании с личной ответственностью человека за себя и свои действия определяется как "перводвигатель" (Ф.Хайек), доминирующее начало общественного, в том числе и экономического, прогресса. Крайне значимо осознание креативной функции свободы. Энергетика либерального общества, как и энергетика экономики, рынка в частности, энергетика их инновационности обеспечивается через механизмы утверждения свободы выбора. Следует отметить и то, что в теории и практике либерализма речь идет о свободе выбора не статистически усредненного по принципу "все как один", не человека в целом, а о всестороннем развитии каждого человека с его уникальной индивидуальностью, собственной шкалой ценностей, собственным видением перспективы, с правом на собственную позицию, правом быть услышанным, получить ответ, с правом на справедливость. Хочу напомнить и то, что Конституция Пилипа Орлика (1710 г.) получила в научной литературе название "Манифест свободы". Это в свою очередь подтверждает в историческом контексте нашу адекватность либеральным ценностям.

Либеральное общество реализует свою определяющую функцию — обеспечение на деле прав и свобод граждан — в первую очередь через многоформатные механизмы гражданского общества. Формируя свои структуры на основе принципа саморазвития, гражданское общество по праву считается институтом самоорганизации либерального общества, его динамичного развития. События Помаранчевой революции и Революции достоинства, как и консолидированные результаты последних президентских и парламентских выборов подтверждают действенность соответствующих институтов в нашей стране. Речь идет об их исторической обусловленности. В условиях многовековой безгосударственности функцию самоутверждения украинской нации взяли на себя общественные организации. Сейчас Украина по праву считается государством с наиболее дееспособными (в Европе) механизмами гражданского общества. Это открывает возможности их качественного усовершенствования. Речь идет прежде всего о формировании сетевых механизмов взаимной координации институтов гражданского общества, формировании институтов прямой демократии, самоуправления, народного Вече и прочем.

Либеральное государство

Общество — это всегда сочетание двух составляющих: спонтанных механизмов саморазвития и сознательной организации. С учетом этой двойственности формируются властные полномочия государства. Специфика либерального государства заключается в том, что оно руководствуется принципом функционального первенства самоуправляемых принципов развития, а значит, не притесняет, а наоборот, способствует укреплению спонтанного порядка в решении острых проблем общественного развития. Речь идет о самоограничении властных полномочий либерального государства, аргументированном сжатии его функциональных параметров. Это не значит, что государство должно быть слабым, недееспособным. На самом деле либерализм — последовательный сторонник сильного государства. Много государства — это признак его неэффективности, функционального несовершенства. "Чтобы управлять лучше, нужно управлять меньше" — таков определяющий принцип либерализма в этом вопросе.

Указанное самоограничение позволяет государству более предметно заниматься сферой своей непосредственной опеки — общественным сегментом сознательной организации управляемой жизни, пространство которой определяется параметрами совместных интересов, безопасности общества, делегированных снизу полномочий и др. Что же касается вмешательства государства в личную сферу человека, то оно "должно быть разрешено только ради предоставления ему новых и больших возможностей" (Дж. Гобсон). Важно и то, что либерализм выступает против унификации институциональных форм государственной власти. Они должны быть гибкими, наиболее адекватно отображать специфические черты не только экономического и социального развития, но и этнические, морально-психологические, культурные, религиозные ценности граждан в их взаимодействии.

Неотложная необходимость значительного сжатия существующих параметров государства декларируется не только либерализмом. Это сейчас общепризнанная позиция. Особенно актуальна она и для нас. Украина относится к странам с наивысшим уровнем государственного потребления: расходы общего бюджета и Пенсионного фонда составляют более 50% ВВП. Это в 2–2,5 раза превышает оптимальные параметры. Экономика не в состоянии содержать государство таких масштабов. При сохранении соответствующей ситуации любые прожекты по существенному ускорению экономической динамики будут оставаться пустыми пожеланиями.

Этим определяется одна из первоочередных и едва ли не самых сложных задач — значительное (не менее чем на треть) сокращение уровня государственного потребления. Во второй половине 1990-х годов нам удалось не только избежать дефолта (случившегося в России), но и обеспечить в перспективе самые высокие в Европе темпы экономического роста в основном за счет ощутимого сокращения (с 40,1% ВВП в 1994 г. до 30,1% в 1997 г. и 25,2% в 1999 г.) доходов сводного бюджета. Этот опыт нужно творчески использовать. Речь идет не только об существенном снижении налоговой нагрузки на экономику и максимальном сокращении управленческого аппарата. Необходимы глубокие структурные изменения в сфере государственного строительства — усовершенствование механизмов распределения власти, существенное расширение за счет использования современных информационных технологий пространства самоуправления и др.

Либеральная экономика

Специфическим признаком либеральной экономики является то, что, реализуя свои функции, она отдает предпочтение рыночным саморегуляторам. В этом случае рынок квалифицируется как живой функциональный организм, своеобразная нервная система экономики, центр разума. Разум рынка связан, с одной стороны, с его сетевой структурой, с другой — с его адаптивностью, способностью к самоконтролю и самозащите, с его состоятельностью не только накапливать информацию, но и адекватно реагировать на нее, отвечать на внешние раздражения, быть в состоянии самосовершенствоваться. Придерживаясь этой позиции, либерализм исходит из того, что логика рыночного саморегулирования всегда конструктивна, — стимулируя прежде всего инновации, полноформатный конкурентный рынок выступает как основной фактор инновационного развития экономики. Мировой опыт подтверждает и принципиальную значимость социальной функции рынка — его способность обеспечивать человеку свободу выбора, быть верховным арбитром в сфере удовлетворения личных экономических предпочтений и пр. Конкурировать с рынком в этих вопросах государство не в состоянии.

В связи с этим хотел бы упредить спекуляции о том, что якобы либерализм, идеализируя преимущества рынка, фактически отрицает экономически-регулирующую функцию государства. На самом деле при определении границ и механизмов государственного регулирования экономики либерализм руководствуется так называемым принципом оптимальной достаточности: рынок много может, однако может далеко не все. Там, где рынок делает свое дело, ему не надо мешать. Там, где он не справляется со своими задачами, ему нужно помогать, прибегать к механизмам государственного регулирования. Речь идет о политике непредвзятого прагматизма, которая всегда и на всех уровнях определяется либерализмом как неопровержимая доминанта экономических преобразований. Имеется в виду проведение прежде всего политики структурных корреляций — отраслевой (в т.ч. промышленной), инновационно-стимулирующей и др.

С учетом этих обобщений выделяется первоочередная по своему значению задача качественной перестройки сформированного в условиях переходной экономики административного рынка в современную инновационно акцентированную функционально сбалансированную систему рыночных отношений. Основой соответствующих многоаспектных по своему содержанию преобразований должны стать деполитизация рынка, внедрение действенных инструментов защиты частной собственности, углубление конкуренции, утверждение на всех функциональных уровнях принципов либерализма, реальной свободы выбора и личной ответственности субъектов рынка за свои действия. Нужно учитывать и то, что основной предпосылкой самореализации рыночных доминант являются макроэкономическая стабилизация, проведение жесткой монетарной политики, предупреждение любых форм эмиссионного накопления кредитных ресурсов, искусственного занижения их стоимости. "Договориться с НБУ" — мультипликатор инфляции, рецидив sovietico. Хочу в связи с этим напомнить политикам, что внеочередные не только парламентские, но и президентские выборы 1994 г. были вызваны гиперинфляцией, спровоцированной прежде всего чрезмерными масштабами кредитной эмиссии.

Положение о жесткой монетарной политике в период президентства Л.Кучмы было прописано не только в соответствующих документах НБУ, но и в президентской пятилетней программе "Путем радикальных экономических реформ". Доверие к нашему государству со стороны МВФ и ВБ, как и иностранных инвесторов базировалось в первую очередь на этой основе.

Одной из ключевых задач экономической политики является внедрение полноформатного конкурентного рынка земли. Начатая по инициативе президента Л.Кучмы в 1994 г. земельная реформа предусматривала паевание земель сельскохозяйственного назначения при участии не только работников сельскохозяйственного производства (тех, кто землю обрабатывает), но и всех жителей села. С учетом этого возникала проблема утверждения эффективного собственника, решение которой возлагалось на рынок земли. На рынок земли возлагалась и проблема капитализации отрасли, инновационного обновления, привлечения внешних инвестиций. Учитывалось и то, что при отсутствии конкурентного рынка, определяющего цену земли, деформируются арендные отношения. Перспективы АПК связывают и с созданием разнообразия организационных форм отрасли — всесторонним развитием не только фермерских хозяйств (соответствующая точка зрения ошибочна), но и других — малых, средних и крупных предприятий. Не исключается в отдельных регионах и крупномасштабное землепользование. Решение этих и других актуальных задач сдерживается отсутствием рынка земли. Эту ситуацию необходимо менять. Конкурентоспособность отечественного АПК на мировом рынке в значительной степени определяется квалифицированным решением указанной проблемы.

Признавая логику системной перестройки национального рынка, его глубокой либерализации, нужно обязательно учитывать факторы, которые в условиях интенсивного развития информационной революции не только существенно усложняют, но в отдельных случаях и девальвируют действующие механизмы рыночных саморегуляторов. Очевидным конкурентом рынка в накоплении и распространении информации становятся сетевые структуры. Вместе с тем расширяется пространство оснащенного современными информационными технологиями государственного регулирования. Нужно учитывать и принципиальные коррективы в субъектности рыночных отношений, — не только юридических, но и физических лиц, в частности выход за пределы homo economics (унифицированной личности) и признание приоритета персонифицированной личности — homo sociologicus. В этом формате индивиды как субъекты рыночных трансакций не противостоят друг другу как недифференцированные единицы, они взаимодействуют между собой в очеловеченном формате как носители не сугубо экономических, но и социальных, политических, духовных, религиозных и других внеэкономических преференций.

Принципиально значим и процесс дематериализации экономических отношений — превращение знаний и информации не только в основной производственный ресурс, но и в определяющую форму богатства. Речь идет также о существенном снижении материальных нужд в структуре потребления, о значительном расширении зоны творческого труда, детерминируемой главным образом духовными факторами. Особенно значимо в этом превращение живого капитала, основанного на доверии социального капитала, в определяющий инвестиционный ресурс, и др.

В этих новациях отражается процесс формирования принципиально новой социоцентристской парадигмы экономических отношений — становление социоэкономики, где социальные факторы принимают на себя в полном объеме функцию системообразующего начала.

Эти и другие такого же класса процессы не вписываются в классические схемы рыночных отношений. Это очевидно. Но и в этом случае рынок не отрицается в целом. Он существенным образом модифицируется, что мы и наблюдаем в нынешних реалиях. Понятно, что, развивая новую конструкцию национального рынка, мы должны максимально учитывать и эти реалии.

Социальные приоритеты

Когда речь идет о социальных приоритетах либерализма, то тут, как правило, доминирует точка зрения, что якобы либерализм — это идеология богатых. На самом деле либерализм отстаивает принципиально другую позицию. Его цель — благосостояние для всех. Либерализм последователен в своей политике преодоления бедности. Бедствующий человек не может быть свободным.

Ключевым требованием социальной политики либерализма является обеспечение гражданам "равных шансов на старте". Но это вовсе не означает равенства конечных результатов. Либерализм исходит из того, что нужно не элиминировать, а наоборот, поддерживать принцип состязательности в социальной сфере, заставляющий человека максимально мобилизовать свои силы и способности, творческую энергию, чтобы быть среди первых. Отсюда актуальность проводимой государством политики доходов, которая должна предупреждать чрезмерную социальную стратификацию. И тут срабатывает принцип: чем богаче общество, тем ниже в нем общественная дифференциация и вместе с тем гибче социальная мобильность. Отсюда основной принцип либерализма: социальная политика должна не распределять, а прежде всего стимулировать хорошую работу каждого.

Реализация соответствующих принципов социальной политики радикальным образом меняет социальную структуру общества: ее основным субъектом становится средний класс. Рост его прослойки — это вместе с тем и наиболее эффективное средство уменьшения доли бедного населения, как и основа репродукции богатых.

Либерализм отнюдь не преуменьшает роль в развитии общества и экономики крупного капитала, который берет на себя прежде всего функцию внутреннего стратегического инвестора, основного субъекта внешнеэкономической деятельности государства. Поле экономических интересов малого и среднего бизнеса и крупного капитала не пересекается. В действительности в сфере экономических преобразований они являются естественными партнерами.

Прорабатывая в контексте углубленной либерализации принципы и механизмы качественного усовершенствования социальной политики нашего государства, нужно прежде всего определиться с ее концептуальной направленностью, — будет ли она оставаться, как это фактически имело место во все предыдущие годы, политикой "распределения", или же и в этом вопросе произойдут принципиальные изменения, и социальная политика согласно принципам либерализма будет акцентироваться в первую очередь на "стимулировании хорошей работы каждого". Если мы действительно хотим вырваться из тисков нищеты, реализовать не на словах, а на деле достаточно весомый экономический потенциал нашего государства, то должны переориентировать основные рычаги социальной политики на работающее население, на тех, кто своим трудом приумножает общественное богатство. Не ослабляя заботу о малообеспеченных, социальная политика должна активно влиять прежде всего на обеспечение оптимальной занятости, реальное наращивание человеческого капитала, осовременивание социальной структуры общества, укрепление позиций среднего класса, на регулирование доходов, сглаживание социальной стратификации.

В этом смысле особую актуальность приобретают формирование дееспособных структур негосударственного сегмента социальной сферы, стимулирование государством (в т.ч. и фискальными инструментами) социальных инвестиций государственных и частных предприятий, функционального капитала в целом. Речь идет об их направленности прежде всего на качественное усовершенствование механизмов расширенного воспроизведения рабочей силы, на гуманизацию производственной сферы, формирование партнерских отношений между трудом и капиталом, о создании в конечном итоге условий, которые позволят каждому работнику повышать благосостояние своей семьи за счет личного трудового вклада, эффективного использования частной собственности, в том числе и собственности на землю, предпринимательства и деловой активности и на этой основе приумножать собственный вклад в общую казну поддержки малозащищенных и обездоленных.

Изложенный подход к определению стратегии социальной политики преодолевает допускаемое нами искусственное размежевание экономической и социальной сфер. Это только вредит. Экономика и социальная сфера — единое целое, нераздельный комплекс социально-экономических отношений, основой которого является создание условий для свободного развития человека, реализации его креативного потенциала, личного вклада в приумножение национального богатства. Стратегия общественного развития государства, в том числе и социальной политики, должна развиваться согласно соответствующим принципам.

Вопрос евроинтеграции

Развитие либерального общества — это тот фундамент, опираясь на который, мы сможем убедительно (без каких-либо предостережений) поднимать вопросы о реализации нашей основной внешнеполитической цели — обретения полноправного членства в ЕС. Это также важный фактор реализации евроатлантической стратегии нашего государства. Вместе с тем необходима принципиальная коррекция маршрута евроинтеграции, который сейчас де-факто сводится к искусственной унификации по западным стандартам украинской экономики, общества в целом. Бессистемная имплементация принципов и механизмов западного образца далеко не всегда сопровождается положительными результатами. Оставаясь во многих случаях посторонними (не адаптированными к нашим реалиям) структурами, соответствующие нововведения усиливают структурную разбалансированность экономики и общества, не укрепляют, а наоборот, девальвируют их креативный потенциал.

Деградирует и национальная элита. Стремясь во что бы то ни стало утвердить в собственной стране чужие стандарты, она денационализируется, становится космополитической, виртуальной. В итоге процесс построения государства приобретает признаки не воспроизведения собственной истории, духовных и моральных ценностей своего народа, а механического воплощения заимствованных стандартов. Как писал Д.Донцов, нации, которые хотят не создавать новое, а копировать, которые не способны найти собственную идею, собственный путь, становятся в конце концов нациями-сателлитами. Необходимо обезопасить себя от такой перспективы.

В суррогатной (сшитой из имплементированных кусков) Украине не заинтересована и Европа. Европа заинтересована в интеграции в свои структуры Украины такой, как она есть, — с ее естественными ценностями и достоинствами. Эра унификации остается в прошлом. Соответственно, в прошлом должна оставаться и политика искусственной унификации. Разнообразие вместо унификации — это не ослабление, а наоборот, укрепление креативности европейского цивилизационного пространства. Отсюда вывод: развитие украинского дома по собственным лекалам и на этой основе реальное ускорение евроинтеграционного процесса — это не субъективные пожелания, таково требование нашего дня сегодняшнего. Представленная ВР в 2002 г. президентом Л.Кучмой комплексная программа евроинтеграции "Европейский выбор", постулируемая формулой "В Европу — через политику национального возрождения, дееспособное государство и конкурентную экономику", остается и в наши дни едва ли не самой адекватной.

Вместе с тем мы не должны абсолютизировать соответствующие процессы. В реализации внешнеполитической стратегии крайне значимым направлением является наша интеграция в мировое глобально-цивилизационное пространство. Мы не можем оставаться в стороне от происходящих сегодня радикальных изменений. Мир неуклонно движется в направлении утверждения глобального общества — общества без географии, без территорий. Речь идет об утверждении глобальной общности человечества в его системной целостности. Утверждение механизмов либерализации в их глобальном измерении связано с этими процессами. Они идут снизу, утверждаются на основе саморазвития, и мы не можем оставаться в стороне и от этих реалий.

Реализация предложенного проекта построения в Украине полноформатного социально акцентированного либерально-демократического общества потребует глубокой консолидации политических сил и общества в целом. Проект — это платформа консолидации, концептуальная основа конструктивного диалога по этим вопросам. Эту ситуацию нужно реализовать.

Маргарэт Тэтчер, которую вместе с Рональдом Рейганом по праву считают основателем неолиберализма, в своей книге "Искусство управлять государством" писала: "Для того чтобы пришла свобода, необходима критическая масса людей, которые действительно хотят свободы". Сначала свободные люди, а потом свободное государство. У нас такой проблемы не существует. Украинский народ во всех ситуациях своей сверхсложной истории всегда стремился к свободе. В неволе, писала Леся Украинка, мы оказывались потому, что слишком любили свободу. Это самая естественная основа соответствующих преобразований.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 15 вересня, 14:40 Как бы часто мы не заявляли, что в стране происходит развитие либерального общества, но следует все же признать, что указанное "развитие", больше смахивает на разрушение старой формы управления обществом на совершенно новую форму. А причиной и реализатором этого слома является население страны. Все эти майданы и последние выборы, это больше разрушение предлагаемых "изделий" т.н. "элитой" с требованием дать новое и совершенно другое. Украинская "элита" конструировавшая все из имеющегося под руками старья, так ничего толком и не создавала нового. Своими выборами население в очередной раз потребовало "новья" и отдало право на конструирование этого "новья" уже не "элите". Элита доверие утратила. Сегодня вопрос в том, а сможет ли "новье" во власти создать "новье" в жизни Украины. "Новье", которое не подразумевает половину населения за чертой бедности, запредельную коррупцию в стране и непрерывную ложь. А может это и есть то самое "развитие либерального общества". согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться anatolii anatolii 15 вересня, 22:40 У пані Мостової у цьому числі ДТ можна знайти дані, що 42 % жителів України бажали б народитися в іншій країні. І потрібно мати на увазі, що це відсоток лише дорослого населення, бо дітей же не опитували! Тобто за фактом більше половини населення України не бажають у ній жити. Таку спільноту можна сміливо назвати "чемодан, вокзал, закордон". То хто ж і що має будувати тут для такої спільноти? Але якщо зовсім серйозно, то нічого, що можна назвати "новьем" в Україні не з'явилося. Бо хіба можна назвати зелень, капусту "новьем"? Таким "новьем" як Зеленський сміливо можна назвати й Ющенка, Януковича, Порошенка. Адже всіх їх привів до влади дон Пінчукча укупі з Вашингтонським обкомом. Не лише привів, але й скинув! Ну просто тобі Тарас Бульба у... кіпі. «Я тебе прородив, я тебе і вб’ю!(С)) согласен 2 не согласен 0 Цитировать
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно