Анатолий Гальчинский: "Мы должны строить в Украине Украину"

9 июня, 12:29 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-14 июня

Он сохраняет настолько удивительную ясность и системность мысли, что этому позавидовало бы подавляющее большинство "новых лиц" в украинской политике. 

Умудренный огромным жизненным и научным опытом многолетний экс-советник президента, директор Института стратегических исследований и глава Совета НБУ Анатолий Гальчинский остается неисправимым оптимистом, умудряясь разглядеть очень даже позитивные тенденции и логику в, казалось бы, слишком опасных и хаотичных процессах сегодняшней действительности. 

При этом, разменяв свой уже девятый десяток, он сохраняет настолько удивительную ясность и системность мысли, что этому позавидовало бы подавляющее большинство "новых лиц" в украинской политике. Хотя в силу ограниченности последних им мысли ученого могут показаться ненужными и бесполезными. Впрочем, как и большинству фейсбучных генералов-всезнаек. Высокопарной теорией эти мысли покажутся приземленным решалам-практикам, и уж точно не сюда — среднестатистическим потребителям инфомусора и рекламных роликов, неспособным напрячь извилины дольше трехминутных порций псевдотеленовостей. Но если кто-то все-таки хочет заглянуть хотя бы немножечко дальше горизонта ближайших выборов, тому должно быть интересно попытаться понять логику происходящего и осознать историческую необходимость. Если, конечно, не хочется через пять лет, всех нагнув и все у всех отобрав и отжав, снова оказаться у разбитого корыта.

— Анатолий Степанович, каковы ваши впечатления от последнего предвыборного и нынешнего поствыборного шоу? Удается "переваривать"? Голова не кружится от динамики происходящего? От осознания складывающихся реалий не подташнивает?

— Позволю себе достаточно неординарное суждение. В моем понимании, прошедшие выборы, их итоги сигнализируют о весьма значимом — конце переходного периода в развитии общества, смысл которого мы обозначили ранее простой и всем понятной формулой: уже не социализм, но еще не капитализм.

73% голосов избирателей, поданных за несистемного кандидата, позволяют ставить вопрос о завершении каденции постсоветской элиты, сформировавшейся в условиях трансформационного общества и впитавшей в себя все его внутренние коллизии. Впрочем, как и политического класса в целом: общественное мнение в своих устремлениях существенным образом опережает его преференции. Используя терминологию Йозефа Шумпетера, мы можем оценивать нынешнее состояние общества как "конец и новое начало" — конец переходной и начало новой постпереходной фазы его развития.

Соответствующие обобщения дают нам основания утверждать о наибольшей на постсоветском пространстве продвинутости нашего общества в осуществлении системных преобразований. Украина — неоспоримый лидер в этом контексте. Их наиболее действенным субъектом являются разноформатные образования гражданского общества, студенческая молодежь, широкие слои наших сограждан. 

Важную роль в этом сыграли Оранжевая революция и Революция Достоинства. Общество на марше. В выборе оптимальных решений оно готово рисковать, брать на себя ответственность. Это совершенно не те доминанты, которые характеризуют украинца с позиций "моя хата с краю". Акцентирую на этих вопросах, чтобы показать, что нынешняя смена власти осуществляется в весьма динамичных условиях. Это существенным образом повышает уровень требований к новым правителям.

— Не слишком ли бравурные у вас настроения? Вы объявили конец переходного и начало постпереходного периода. Ну и куда дальше идти, какие реформы сейчас должны быть приоритетными, чтобы в очередной раз не раствориться в имитационной болтологии? Ведь очевидно, что у новых правителей нет не то что системного, а вообще какого бы то ни было видения на сей счет. Да и насчет зрелости нашего гражданского общества тоже возникает немало вопросов…

— Два уровня решений. Первый — доделать начатое. Здесь все понятно. Сооруженная в переходный период несущая конструкция капиталистического общества далека от совершенства. Много недоделок, плохое качество, кругом щели, сквозняки. Все это необходимо устранять.

Далее нужно определиться прежде всего на концептуальном уровне, какой модели будущего обустройства общества мы отдаем предпочтение, куда мы идем, на достижение каких целей будут направляться предполагаемые реформы, что мы хотим получить на выходе? Перечень подобных вопросов можно продолжить. Они не придуманы мною, они беспокоят общественность, всех нас. Древние мыслители связывали становление человека с ситуацией, когда пещерные люди обнаружили "завтра". Какой модели общества завтра отдают предпочтение несистемные? Речь идет о далеко не абстрактной проблеме. Нет никакого смысла в осуществлении нового цикла реформ, если они не корреспондируют с логикой соответствующих предпочтений.

— Неужели вы еще надеетесь, что это понимают и нынешние обитатели Банковой?

— В инаугурационной речи президента представлена логика политических решений. Мы также услышали, каким видит себя Зеленский-президент, если это не только слова. Таким, как все: "Каждый из нас президент". Можно над этим привычно посмеяться или саркастично ухмыльнуться, а можно все-таки отдать предпочтение надежде и отнестись вполне серьезно. У одного из наших предшествующих правителей каждый из нас презентовался в качестве "маленького украинца". Есть он — ответственный за всех нас, наш покровитель, и есть все мы — "маленькие украинцы". Налицо две противоположности — "президент-мессия" и "президент, как все мы" — два альтернативных мировоззрения. Первое — основанное на принципах субординации (есть большие и маленькие) мировоззрение уходящего в прошлое sovietico. Второе — лишь утверждающее свои ценности мировоззрение несистемных: мы все равнодостойны — каждый из нас созданная Богом уникальная индивидуальность, самодостаточная личность, каждый имеет право на собственную позицию, право быть услышанным, право на справедливость, и в этом смысле каждый из нас — президент. Хочется надеяться, что конструкция общества—завтра будет выстраиваться соответствующим образом.

— Мне очень импонирует концепция, что в условиях, когда властные вертикали вместо столпов государства являют собой лишь коррупционные лифты, горизонтальные связи и являются той силой, на которой все-таки держатся да еще и как-то развиваются украинские государство и общество. Правда, из-за полного отсутствия адекватных идеологических программ этот процесс идет как-то сам по себе, и если не стихийно, то уж точно не благодаря какой-то осознанной и системной государственной политике. Поэтому вопрос: как именно должна выстраиваться конструкция общества, о которой вы говорите?

— Этот вопрос пока еще остается открытым. Как вы совершенно справедливо заметили, у молодых, судя по всему, системных обобщений по этому поводу еще нет. Над этим нужно работать. В моем понимании, это одна из первостепенных задач Банковой. В программе ста дней речь идет об очень важном: аудит, первоочередные документы, зарубежные визиты и другое. Но во времена Леонида Кучмы перед нами была поставлена задача иного рода — сто дней на обоснование пятилетней программы системного реформирования экономики. После многочисленных обсуждений на разных уровнях — с промышленниками, аграриями, банкирами, регионалами, на заключительном этапе — на президиуме НАН Украины, программа "Шляхом радикальних економічних реформ" была представлена президентом парламенту, направлена посольствам, международным организациям, опубликована в правительственной газете. Были разработаны механизмы самого жесткого (кучмовского — попробуй не сделай) контроля над реализацией ее основополагающих позиций. Программа оказалась работающим документом. По экспертным оценкам, она была реализована на 90–95%.

Так сложилось, что сразу же после презентации программы ВР состоялись три особо знаковых президентских визита — в Канаду, США и КНР. Я имел честь его сопровождать и был свидетелем очень важного: президент, как и наша страна в целом, воспринимались зарубежной общественностью адекватно задекларированной стратегии. Хотелось бы, чтобы на Банковой определились в этих вопросах.

Акцентируя на этом, вы должны учитывать особую сложность начальной фазы постпереходного периода, его противоречивость.

— В чем это выражается?

— Согласно теории циклического развития, на начальной фазе постпереходного периода открывается широкий спектр альтернативных решений, веер принципиально новых возможностей, и в то же время отсутствует опыт их конструктивной реализации. В итоге общество оказывается незащищенным от ошибок и опасностей. Это общая закономерность, которая в полной мере касается и наших реалий.

— О каких принципиально новых решениях может идти речь?

— С учетом глобальных тенденций акцентирую на двух позициях — построении общества, в котором человек действительно является "мерой всех вещей", и экономики, непосредственной целью которой является развитие богатства человеческой личности, ее творчески-креативного потенциала. Мы об этом говорили в наших предыдущих беседах.

— И на каких принципах должна выстраиваться соответствующая стратегия системных преобразований, о которых идет речь?

— Исходная позиция — принцип преемственности. Новое не начинается и не может в принципе начинаться с нулевой отметки. Хосе Ортега называл преемственность базисной закономерностью развития общества. Все то, что должно быть, писал он, возможно только на основе того, что уже есть. У нас же все делается на противоположных началах. Многие реформы оказываются недееспособными по причине, что их пытаются осуществлять без учета того, что уже сделано раньше. Делается это чаще всего по политическим мотивам. Имею в виду прежде всего известное заявление Порошенко, что в проведении реформ он якобы сделал больше, чем все его предшественники. Простите, а решение сверхсложных задач формирования функциональных структур нашей государственности, фундамента демократизации общества, разделения властей, парламентаризма, многопартийности, преобразования административной экономики в рыночную, формирование национальной буржуазии, малого, среднего и крупного капиталов, приватизация, земельная, денежная и финансовая реформы, либерализация ценообразования и внешнеэкономической деятельности и многое другое — разве это не системные преобразования общества и государства?

Я назвал лишь те проблемы, которые решались Леонидом Кравчуком и Леонидом Кучмой в 1990-е годы. Индикатором действенности кучмовских экономических реформ стал показатель — 8,6% среднегодового (2000–2004) роста ВВП. Хорошо знаю, какой ценой это делалось. Разве можно это вычеркнуть из нашей истории? Ведь это фундамент, на котором выстраиваются мировоззренческие начала нашей независимости... Не собирался об этом говорить, но, откровенно говоря, боюсь, что пришедшие к власти молодые и пока еще зеленые политики таким же образом, как и их предшественники, поддадутся подобным соблазнам: "Мы все вынуждены начинать с чистого листа". Но это путь к несостоятельности. Это — похоронка.

— Преемственность — это хорошо, но что в стратегии преобразований должно быть главным, системообразующим?

— Ответ однозначный: принцип свободы выбора. Нобелевский лауреат Амартия Сен рассматривал развитие общества как расширение свободы выбора возможностей самореализации человека. Энергетика развития общества, писал он, формируется на энергетике человеческой свободы. Важно и то, что в реализации соответствующих приоритетов мы не начинаем с нулевой отметки. За годы независимости многое уже сделано. Как утверждают социологи, мы на пороге общества свободных людей. Прошедшие президентские выборы — подтверждение этому. Одной из причин проигрыша на выборах Петра Порошенко является то, что он не понимал, что его избиратель — свободная личность.

протест против застройки
Василий Артюшенко, ZN.UA

Соответствующие приоритеты развития нашего общества противоположны российским доминантам, где известный по трагическим последствиям довоенной Германии принцип "бегства от свободы" предопределяет психологию восприятия обществом происходящих процессов. Мы же оцениваем происходящие события с позиций максимизации свободы, ее перманентного углубления. Это наша ментальность, наше миропонимание. Как писала Леся Украинка, сотни лет мы находились в неволе, потому что слишком любили волю. Именно эти реалии предопределяют, как я это вижу, стержневую функцию формирующейся конструкции общества будущего. Свобода для каждого и свобода для всех — его системообразующая доминанта. Необходимы адекватные институциональные преобразования. Это, в моем понимании, основа основ.

— Идем дальше. Какими должны быть наиболее значимые преобразования общества в контексте обозначенных вами приоритетов?

— Обозначу несколько позиций.

Первая. Всегда отстаивал и отстаиваю сейчас приоритетную значимость в политике системных преобразований общества и государства вектора их прогрессирующей индивидуализации. Индивидуализация и свобода — взаимозависимые понятия. Как и свобода, индивидуализация рассматривается как фундаментальная закономерность исторического процесса, базисная доминанта развития человеческой личности. Как писал Иммануил Кант, человек как свободная индивидуальность — та цель, ради которой Бог создал мир. В связи с этим в дилемме "быть, как все" или "быть самим собой" отдаю предпочтение второй позиции. Я за то, чтобы выстраивать свой дом по собственным лекалам.

Должен в связи с этим сказать и следующее. В вопросах подобного формата всегда был и остаюсь на позиции конструктивного национализма, национализма не этнической, а, естественно, украинской политической нации. Позиция Зеленского-президента "Каждый из нас — украинец", "Мы все украинцы" может рассматриваться, как я полагаю, в этом же контексте. Так и должно быть. Практически все без исключения государства Европы начинали свой путь независимости с формата state-nation. Почему мы должны быть исключением? Как писал, обращаясь к политикам, все тот же Кант, "имейте мужество пользоваться собственным разумом". Призываю всех нас и в первую очередь наших правителей во всех вопросах обустройства общества и государства поступать подобным образом — иметь мужество пользоваться собственным разумом. Мы должны строить в Украине Украину. Давайте сосредоточимся на этом.

Предлагаемая конструкция приоритетной индивидуализации украинского общества не только не противоречит, а наоборот, органически вписывается в логику современных глобальных трансформаций. Еще недавно доминирующим в соответствующем процессе был принцип унификации. Сейчас логика глобализации формируется на противоположных началах — на приоритетности принципов многообразия. Формирующаяся эпоха "второй современности" — это эпоха децентрализации. Как пишет в своей книге "Мир в движении" один из архитекторов польских экономических реформ Гжегож Колодко, надо навсегда избавиться от попыток универсализации принципов развития, позволить расцвести тысяче моделей развития. Это существенно усилит потенциал глобальных преобразований.

Вторая позиция — необходима принципиальная коррекция сложившегося маршрута евроинтеграции. Что означает реализуемая на государственном уровне формула "Построим Европу в Украине"? Разве Украина — не Европа? Украина никогда не была Евразией. Украина всегда была и остается Европой. В свое время Михаил Грушевский писал, что трагедией Богдана Хмельницкого стало то, что, подписывая Переяславское соглашение, он не понимал, что Украина и в XVII столетии оставалась Европой. Все хорошо знают, что Киевская Русь была одним из фундаторов европейского цивилизационного эйкумена, его центрально-восточного сегмента. Европейская цивилизационная матрица органически включает в себя соответствующие элементы.

стройка подол
Василий Артюшенко, ZN.UA

В период нашей безгосударственности мы сохранили истоки своей идентичности, свою европейско-цивилизационную ментальность, свою культуру, национальные достоинства. Нас действительно хотели сделать евроазиатами, но из этого ничего не вышло. Мы остались украинцами, гордимся этим. И не хотим, интегрируясь в ЕС, потерять эти достоинства. Мне представляется очень важным, чтобы евроинтеграционная стратегия вновь избранного президента акцентировалась прежде всего на этих доминантах. Не политика протянутой руки — кто даст больше, не ведущая во многих случаях к структурной разбалансированности экономики бессистемная имплементация, а многоаспектная политика нашего естественного возвращения к самому себе. Не в тещин, а в свой собственный дом, воспроизводства своего действительного "Я", — на этом и только на этом должны расставляться акценты и в этих вопросах нашего созидания.

Лидеры ЕС все больше осознают, что проводимая многие годы политика углубляющейся унификации далеко не адекватна логике современности. Столь же уязвимой считается и осуществляемая на разных уровнях стратегия догоняющей модернизации. В политике евроинтеграции мы должны выступать в роли субъекта, а не объекта, как сейчас. Европа заинтересована в интеграции Украины в свои структуры не в качестве искусственно слепленного европеизированного суррогата, а такой, какая она есть, — с ее естественными ценностями и достоинствами. Расширение многообразия — фактор не ослабления, а наоборот, укрепления креативного потенциала европейского цивилизационного пространства. Доказать противоположное невозможно.

Третья позиция касается качественной перестройки социальных связей. У меня на книжной полке книга известного французского социолога Мишеля Фуко с интригующим названием "Нужно защищать общество". В опасности не экономика, а в первую очередь общество. Традиционное, основанное на принципах экономического детерминизма общество саморазрушается — таков лейтмотив книги. В наше время это объективная реальность. Причина? Под воздействием информационной революции, планетаризации личности, возрастающей самодостаточности человека, его индивидуализации девальвируются традиционные социальные связи.

В итоге функционирующая система "общество—человек" трансформируется в свою противоположность — "человек—общество". Со своей неповторимой (данной Богом) уникальностью, с правом на собственную истину, презентовать во всех сферах своей жизнедеятельности самого себя, человек перебирает на себя функцию исходного начала социальных процессов. Отсюда их углубляющаяся дифференциация, деунификация, непредсказуемость, предельная сложность.

Адекватным образом трансформируются исходные позиции действующей модели демократии. Не демократия большинства, а демократия каждого из нас, демократия свободы личности. Не демократия периодического участия (от выборов к выборам) граждан в политическом процессе, а "прямая демократия", обеспечивающая перманентное участие, — таково требование времени и в этой сфере общественного процесса. Традиционное общество разрушается и на этой основе.

Альтернатива этому — институализация формирующихся стихийно сетевых структур социальных связей и, соответственно, сетевого общества (networked society). На Западе поиск рецептов переустройства с существующей модели общества ведется в этом направлении. Даная проблема в полной мере касается и нас. В повестке дня базисных преобразований нового постпереходного этапа должна в обязательном порядке значится и эта проблема — проблема формирования функциональных механизмов сетевого общества.

Четвертая позиция — экономические предпочтения. Всего несколько обобщений. Общая ситуация — более пяти лет экономика в состоянии прогрессирующей стагнации. По показателю ВВП на душу населения мы опустились ниже Молдовы — 128-е место в мире — 2,6 тысячи долларов (в 2013-м — 4,1 тысячи долларов, 113-е место). Это статистика МВФ за 2017 год. В статистике ВБ и ООН те же показатели. В этой ситуации 2,5–3,5% экономического роста ничего не меняют. В странах с развивающейся экономикой темпы роста в 1,5–2,0 раза выше. В итоге мы ежегодно опускаемся все ниже и ниже.

Причины? Немного разбираюсь в вопросах, определяющих экономическую динамику. За плечами десять лет на должности советника президента по экономике плюс пять лет руководителя Совета НБУ. По моим оценкам, экономический потенциал страны и сейчас достаточно высокий. Акцентирую на этом со всей ответственностью. Нам говорят: военная экономика. Но опыт других стран свидетельствует о противоположном: за счет военных заказов экономика, как правило, ускоряется.

Какова же в действительности причина существующих коллизий? Непрофессиональное управление, его несбалансированность, отсутствие необходимой координации между управленческими звеньями обуславливают системную разбалансированность экономики. Обозначу только три позиции — несбалансированность денежной и финансовой политики; экономической и социальной сфер; внутреннего и внешнего сегмента экономики. Приплюсуйте к этому еще один фактор — недостаточный профессиональный уровень квалификации управленцев компенсируется инструментами политизации экономических процессов. Проблемы нашей экономики, о которых мы говорили, фокусируются в первую очередь на этих весьма деструктивных коллизиях.

Каковы рецепты лечения? Обозначу лишь общую линию предпочтений. Она, в моем понимании, однозначна. Единственно возможной траекторией постпереходного развития экономики является либеральный (в современной интерпретации) путь системных преобразований. Святость своей земли, свобода и духовность — основополагающие принципы украинской ментальности. Либеральная экономика по своей сути в наибольшей степени корреспондируется с их содержанием. Либерализм многоформатен, не только не исключает, но и при определенной ситуации предполагает использование инструментов социал-демократической политики, государственного регулирования, это существенным образом расширяет потенциал его адаптивных возможностей. В моей книге "Лібералізм. Уроки для України" (2011) эти вопросы являются предметом специального анализа. С учетом этого в качестве перспективной доминанты я рассматриваю сетевую модель либеральной экономики. Сетевое общество — сетевая система социальных связей и сетевая экономика в их взаимной обусловленности формируют базисную основу будущих системных преобразований, логику предстоящих реформ.

— Но кто все это будет делать? Действующую управленческую элиту вы похоронили, объявив ее каденцию законченной, но ведь новая-то еще не сформировалась. А те "новые лица", которые мы сейчас наблюдаем во власти, еще сложнее назвать элитой, нежели старые…

— Не похоронил. Новое начало в развитии общества — это одновременно и соответствующая реструктуризация управленческой элиты. Она фактически уже началась. У каждого есть возможность найти себя и в этом процессе. Представители уходящей в прошлое постсоветской элиты являются носителями самого ценного — отечественного опыта системных преобразований. Он должен быть максимальным образом использован. Не думаю, что на Банковой этого не понимают.

Важно учитывать и то, что реструктуризация управленческого класса — это общемировая тенденция в наше время. Действующая система управления обществом "капитал—власть—капитал плюс" трансформируется в систему "знания—власть—знания". Речь идет, как пишет нобелевский лауреат Пол Кругман, о процессе "деэкономизации управленческой элиты". "Собственность перестает быть главным источником элитарного статуса". Эти тенденции просматриваются и у нас. Небывалый всплеск активности молодых людей предопределяется и этим. Молодые перестают доверять людям старшего поколения. Сомневаясь в их возможности понять реалии современности, берут власть в свои руки. Все это в совокупности предопределяет оптимизм наших ожиданий. Еще не вечер. Начало нового начала только начинается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • MisterSam MisterSam 15 червня, 23:00 MisterSam 15 червня, 22:51 Кто ничего не делает , тот не ошибается.А Вы что сделали для развития государства Украина? Вы наверное собрали всех жителей своего : села ,улицы многоэтажного дома , дачного кооператива и тд и убедили всех что необходимо вместе провести воду, газ , утеплить дом , сделать ремонт крыши. Как тогда требовать от государства что либо... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно