СКОРБНОЕ БЕЗМОЛВИЕ

24 марта, 1995, 00:00 Распечатать

Еще несколько месяцев назад решение Верховного Совета Украины об отмене крымской Конституции и у...

Еще несколько месяцев назад решение Верховного Совета Украины об отмене крымской Конституции и упразднении поста президента Крыма могло бы вызвать в Москве настоящую бурю протестов, петиций, даже патриотических митингов с характерным душком. Сегодня ничего этого нет. Даже самые ангажированные наблюдатели из весьма многочисленной антиукраинской элиты в политологическом корпусе и средствах массовой информации вынуждены признать, что Киев чрезвычайно удачно выбрал момент для решения крымской проблемы. Однако мало кто предполагал столь мягкую реакцию российского руководства: в Москве многие были уверены, что Олег Сосковец в Киев не поедет и уж в крайнем случае «будет разговаривать там другим тоном», как пообещал журналистам на пресс-конференции председатель парламентского комитета по отношениям со странами СНГ Константин Затулин — на сегодняшний день наиболее непримиримый и резкий критик киевских решений.

Пожалуй, сегодня уже можно говорить о начале реального действия «чеченского фактора» в российской внешней политике. Первым показателем того, что чеченская война сыграла свою решающую роль в отношениях России с другими бывшими советскими республиками, была смена интеграционного тона: кремлевские лидеры начали активно заигрывать даже с не самыми любимыми руководителями соседних стран и всячески демонстрировать, что стремятся к «ускорению интеграции». Успешный визит в Москву президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, сложные переговоры с Леонидом Кучмой, провал алма-атинского саммита СНГ, минский визит Бориса Ельцина, наконец, челночная дипломатия Олега Сосковца в Украине — все эти различные по географии и результатам события легко выстраиваются в один ряд, когда понимаешь, что таким образом Москва пыталась опровергнуть сумрачную для нее реальность «холодного мира» в отношениях с озабоченными чеченской войной западными партнерами. Сегодня, когда стало известно о приезде в российскую столицу на празднование 50-летия Победы президента США Билла Клинтона, как и некоторых ведущих западноевропейских руководителей, в России могут решить, что «холодный мир» окончен и Запад вновь хочет и должен иметь дело с Кремлем. Однако инерция повышенного внимания к постсоветскому пространству будет сохранена в любом случае.

Следующее важное производное чеченской авантюры — оно проявилось как раз в результате реакции московской политической элиты на решения украинского парламента — в России теперь вынуждены не просто соглашаться с чужой территориальной целостностью, ее стараются обожествлять и гипертрофировать. Потому что: если ради сохранения своей пошли на такое, то как же можно возмущаться чужим попыткам чисто правового, законодательного характера? Не случайно, вероятно, визит Олега Сосковца в Киев совпал с приездом в Тбилиси министра обороны России Павла Грачева. Грачев, известный своей весьма серьезной ролью в абхазских событиях, теперь говорил о сохранении территориальной целостности Грузии с видом человека, который всю жизнь только тем и занимался, что помогал грузинам поддерживать эту самую целостность. Бедные грузины! Однако заметим, что борьба за территориальную целостность Грузии при непосредственной поддержке Москвы — этакий новый курс — началась не вчера, а как раз в преддверии чеченских событий, когда близкие к московским политическим кругам представители грузинских силовых структур начали последовательно «топить» еще вчера считавшегося главной московской альтернативой Эдуарду Шеварднадзе аджарского лидера Аслана Абашидзе и когда в дни чеченского кризиса было сделано все возможное, чтобы обвинить абхазского президента Владислава Ардзинбу в пособничестве Дудаеву, так что перепуганный Ардзинба был вынужден пробиваться в российский телеэфир с дружественными заявлениями...

От поддержки территориальной целостности Грузии — к поддержке территориальной целостности Украины недалеко. К тому же Киев не совершил пока никаких действий, которые могли бы быть опротестованы с точки зрения международного права. В конце концов, когда Конституционный суд России подтвердил правомочность упразднения поста президента Мордовии, никто за границами Федерации не выступил с гневными заявлениями по этому поводу, хотя Василий Гуслянников был избран также общенародно, как и Юрий Мешков, да и уровень обоих неудачливых президентов вполне сравним — что саранского, что симферопольского... В конституциях республик, входящих в состав Российской Федерации, также немало статей, противоречащих федеральному законодательству, и у Москвы это никогда не вызывало восторгов. Так что совсем неудивительно, что многие «доброжелатели» Киева, озабоченные невозможностью реагировать, стали всерьез ожидать какой-нибудь стрельбы в Крыму, чтобы наконец-то сказать: вот что они наделали! Пример «старшего брата» заразителен!

Эта реакция — озабоченное сравнение возможных последствий решений украинского парламента по Крыму с результатами российского вмешательства в Чечне — была бы общераспространенной, если бы не воспоминания о том, чем занимались в последнее время крымские политики. Как Юрий Мешков распускал парламент, как парламент отменял Мешкова, как из Крыма выжили Евгения Сабурова, казавшегося многим залогом московского влияния на полуострове (уж при разделе санаториев не забудьте!), как отправили в отставку, а затем вновь избрали спикером парламента Сергея Цекова... Вся эта провинциальная возня, в которой великорусская шовинистическая риторика постоянно перемежалась с заявлениями о личной преданности Киеву того же Мешкова и многих депутатов, симпатий в Москве уже не вызывала. Даже подчеркивающие, что ликвидированный президент все еще в своем рабочем кабинете, были вынуждены учитывать, что ему в этом самом кабинете давно уже делать нечего...

Раздраженная реакция немногочисленна и связана в основном не столько с российско-украинскими отношениями, сколько с личными амбициями тех московских политиков и журналистов, кто посвятил «завоеванию Украины» последние месяцы и сейчас вынужден признать, что все расчеты были неправильны, бессмысленны и точно характеризуют самого счетчика. Константин Затулин грозит украинскому президенту Страшным судом. Действительно, этот российский парламентарий приложил немало усилий, чтобы доказать общественности: в случае победы на президентских выборах Леонида Кучмы Украина попросту упадет в российский подол, как дозревшее яблоко. Г-н Затулин прославился тем, что призвал российских журналистов «голосовать» за Леонида Кучму в их весьма влиятельных в Украине средствах массовой информации. Теперь г-ну Затулину обидно, а еще обиднее, что Олег Сосковец внял его советам крепить с Украиной дружбу явно не вовремя и подписывает в Киеве один документ за другим, не сообразуясь с новыми пожеланиями г-на Затулина и его экспертов. У председателя парламентского комитета остается, правда, возможность грозить Леониду Кучме и другим ранее приятным ему политикам, что «большой» российско-украинский договор все равно не ратифицирует Дума, даже если его подпишут президенты. Однако, памятуя о темпах подготовки этого документа, можно предположить, что его ратификация станет уделом уже нового депутатского корпуса и поэтому проблемы процедуры вряд ли кого-то обеспокоят в Москве или в Киеве...

Другой непримиримый критик киевских решений — заместитель главного редактора газеты «Сегодня» Михаил Леонтьев, «прославившийся» в последнее время воспеванием ратного подвига российского солдата и особенно офицера на полях чеченской баталии, обвиняет президента Кучму в «политическом предательстве». На месте Леонида Даниловича я б гордился: продать г-на Леонтьева — это не с Клинтоном переговоры проводить, это еще суметь надо! С критикой Михаила Леонтьева тоже все ясно: он немало сделал для создания привлекательного образа
г-на Сабурова, а того взяли и попросили с банкетов. Так что Леонида Кучму Михаил Леонтьев недолюбливает не столько как президента раздражающей его Украины, сколько как родственника крымского премьера Франчука, разрушившего славные реформаторские начинания московского гостя. Правда, и крымских руководителей — надо отдать ему должное — г-н Леонтьев тоже недолюбливает: во-первых, за то, что они изгнали (не отстояли) г-на Сабурова, а во-вторых, за то, что состязались в лояльности Киеву, что, судя по тону опубликованного на первой странице «Сегодня» комментария, является жутким преступлением. Однако в статье Михаила Леонтьева изложена и программа-минимум самораспустившегося «общества друзей Кучмы», по крайней мере в отношении Крыма: украинский президент должен был установить с автономией отношения по татарстанскому образцу (который раньше в Москве не любили, зато вот после Чечни страшно полюбили и вспоминают по поводу и без оного...). А Кучма вместо этого возглавил «украинских унитаристов»...

И все же разочарование неудачников — это лишь ломтики перца в миске весьма пресного салата московской реакции на Крым. Здесь слишком хорошо понимают, что проиграли уже тогда, когда начали бомбить Грозный. Однако это решение принимали уже не Кучма с Морозом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно