СИНДРОМ ЯРМАРОЧНОГО МЕДВЕДЯ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

СИНДРОМ ЯРМАРОЧНОГО МЕДВЕДЯ

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Создание международной организации бывших советских республик без России с момента создания СНГ ...

Во время саммита В ГУУАМ контакты по конкретней, чем в СНГ?
В ГУУАМ контакты по конкретней, чем в СНГ?

Создание международной организации бывших советских республик без России с момента создания СНГ казалось одной из самых главных задач, подтверждающих новый расклад сил на постсоветском пространстве и, самое главное — суверенитет участников подобного объединения, их готовность решать свои проблемы без Москвы. Еще в последний период существования Советского Союза идея казахстанского президента Нурсултана Назарбаева о проведении конференции руководителей союзных республик без участия представителей Центра вызвала энтузиазм и единодушие, которым не могла похвалиться ни одна инициатива о создании «обновленного» союзного государства. После декабря 1991 года функции Центра, естественно, были перенесены на новый, уже российский Кремль — тем более что Москва последовательно участвовала во всех интеграционных объединениях на постсоветском пространстве и объявила все, даже интеграционные, инициативы, и даже с собственным участием, но инициированные не ею, противоречащими своим государственным интересам. (Имею в виду нашумевший доклад главы Службы внешней разведки Евгения Примакова, после которого Ельцин вместо того, чтобы отправить пожилого и утратившего понимание реальности партийного журналиста на пенсию, назначил его на пост министра иностранных дел.)

И вот наконец подобная организация создана — в торжественной обстановке, в том самом Ливадийском дворце, в котором Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль и Иосиф Сталин договаривались о послевоенном переустройстве мира, при участии пяти бывших советских республик. Для наблюдателей, политиков, журналистов это весьма неплохой повод поговорить об изменении этого послевоенного переустройства, весьма символичном и красиво оформленном. Тем не менее никто ни о чем не говорит — ни в России, ни на Западе ГУУАМ попросту не замечают.

Чтобы понять столь равнодушную реакцию на встречу пяти президентов, стоит проанализировать, как вообще складывались отношения внутри СНГ с самого момента создания этой организации. Собственно, уже тот факт, что Россия ее поначалу и организацией-то не считала, а скорее воспринимала как инструмент для создания нового Союза, как фактическое переименование союзного государства, уже предопределил раскол. В Содружестве явно наметились две группировки — пророссийская, главным лозунгом которой было создание союзного государства и интеграция вокруг Москвы, и антироссийская, главной идеей которой было использование Содружества как инструмента для спокойного развода бывших советских республик. Во времена Леонида Кравчука Украина играла первую скрипку в этой второй группе, с избранием президентом Леонида Кучмы стала лишь одной из равноправных участниц. Практически эта группа и объединила все страны, вошедшие в ГУУАМ. Беларусь — в особенности после избрания президентом страны Александра Лукашенко, Армения, Киргизия, Таджикистан все эти годы склонялись к пророссийской позиции, Казахстан в лице Назарбаева придерживался лицемерно-пророссийской позиции (Назарбаев стремился скорее конкурировать с Москвой на интеграционном поле), Туркменистан ни в чем не участвовал, так что Ниязов даже саммиты СНГ посещал по настроению. В конце концов в Кремле поняли, что идея переформирования СНГ в новый Союз яйца выеденного не стоит, что никто уже не построится и не превратится в российскую республику, даже Беларусь Лукашенко, что нужно думать о сфере влияния, а не о союзном государстве. Так родилась идея разноскоростной интеграции, приведшая к декларированию Российско-Белорусского союза и Евразийского экономического сообщества. На практике членство в этих организациях дает возможность снижать тарифы за российские энергоносители и не платить долги в течение критически долгого времени. Но для республик, не пожелавших быть включенными в эту сферу влияния, и это уже большие привилегии! Создание ГУУАМа было в какой-то степени ответом на эту российскую политику… А потом наступил фактический конец СНГ: на кишиневском саммите несколько лет назад Ельцину пришлось выслушать публичную критику от всех своих 10 коллег за чрезмерную дружбу с Лукашенко. Именно с этого момента — с появления взбешенного и почти не владеющего собой российского президента на пресс-конференции в гордом одиночестве — можно отсчитывать преобразование Содружества из организации-инструмента для развода или интеграции в банальный клуб президентов. Россия с критикой идеи разноскоростной интеграции не согласилась, более того — организационные структуры она будет создавать уже только для желающих. Но вместе с тем идея расширения своей сферы влияния за счет стран, не пожелавших присоединиться к новым формированиям, становится доминирующей в российской внешней политике на постсоветском пространстве. Россия стремится не превратить СНГ в СССР, а расширить российско-белорусское государство до границ Евразийского экономического сообщества, Евразийское сообщество — до границ СНГ, а уж затем все начнется сначала… Практически мы видим, как огромная страна, подобно ярмарочному медведю, ходит по порочному кругу своих старых имперских границ, не в силах уяснить для себя ну хотя бы то, что за границами этими тоже есть какие-то государства или что для сферы влияния совершенно не обязательно интегрировать все советские республики.

На саммите в Минске Владимир Путин говорит о том, что возможно существование любых международных организаций внутри СНГ. Это подтверждает наш вывод, что Россия больше не боится ГУУАМа, так как научилась играть с каждым из его членов в одиночку и не опасается, что их возможности возрастут в объединении. ГУУАМ создавался еще до «кассетного скандала» в Украине, до победы коммунистов на парламентских выборах в Молдове, до начала перманентных столкновений войск Каримова с боевиками Исламского движения Узбекистана, до введения Россией визового режима на границе с Грузией, до возобновления мирных переговоров по Нагорному Карабаху. Так или иначе, к каждому президенту, приехавшему в Ялту, у Москвы есть свой ключик. На момент подписания Хартии о преобразовании ГУУАМа в международную организацию в СНГ нет пророссийской и антироссийской группировок. Есть группа стран, согласившихся с Россией, и группа стран, пытающихся с ней не соглашаться. И для Москвы, конечно же, выгодно, чтобы эти страны объединялись именно внутри СНГ.

Потому что ГУУАМ — если посмотреть на него повнимательнее — болен все теми же эсэнговскими болезнями. Его участники не могут прийти к каким-либо серьезным экономическим соглашениям — свободная экономическая зона в ГУУАМе не возникла так же, как несколькими неделями ранее она не возникла в СНГ. Они не доверяют друг другу и не боятся открытых обвинений: коммунист Воронин обвиняет бывших членов политбюро ЦК КПСС в тоталитарном стиле правления. Они ведут собственные игры с Россией, нередко противоречащие общим интересам участников организации… Иными словами, ГУУАМ — то же СНГ, то же Евразийское сообщество, только без России!

Конечно же, Москве выгодно, очень выгодно, чтобы в роли ярмарочного медведя оказалась не одна Россия, чтобы по кругу советских границ передвигались, пускай и с другими целями, другие бывшие советские республики. Но для Украины подобное передвижение просто губительно. Украинскому руководству следовало бы понять, что советские границы — это трагическая история страны, а не ее политическая реальность, что у Украины нет близких интересов с бывшими соседями по Союзу, находящимися в Центральной Азии или Закавказье, а если есть — то это интересы, которые стоит обсуждать на двустороннем уровне, так же, как обсуждаются отношения с Россией. Украине сегодня следует бежать не «геть від Москви», как предусмотрительно призывал ее в 30-х годах Микола Хвылевый, а прочь от Советского Союза, осознать, что Украина — обычная центральноевропейская страна, а не бывшая советская республика. Балтийские страны сделали это первыми из бывших советских республик — не только отказались от блокирования с бывшими советскими республиками, но и размежевались между собой. И сегодня Эстония, например, уже причисляет себя не к балтийским, а к скандинавским странам, но зато и претендует на членство в Европейском союзе, а не в Евразийском объединении должников России. А Литва, будучи балтийской страной, рассчитывает на поддержку Польши при своем вступлении в ЕС и НАТО. Украина, между прочим, последние 400 лет находится ровно там же, где и Литва, — между Польшей и Российско-Белорусским союзом. Осталось только понять, что постсоветское геополитическое мышление гирей повисло на нашей стране. Украине не нужно ни создавать несоздаваемый ГУУАМ, ни поддерживать жизнь в покойном СНГ, ни позволять затянуть себя в бессмысленный союз с Лукашенко или в союз нищих Евразии. Украина — страна, обреченная на европейскую и евроатлантическую интеграцию, и все реформы в этом государстве должны выстраиваться с пониманием этих ориентиров. Кстати, только в этом случае Киев может рассчитывать на формирование нормальных взаимовыгодных отношений с Россией и на то, что поможет восточному соседу излечиться от изнуряющей болезни ярмарочного медведя и возвратиться в цивилизованный мир.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно