Россия либо опустеет, либо ее спасут китайцы

11 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 11 марта-18 марта

В конце февраля глава Минэкономразвития России Герман Греф выступил с обескураживающим заявлени...

В конце февраля глава Минэкономразвития России Герман Греф выступил с обескураживающим заявлением: план, о котором так много в свое время говорил президент России Владимир Путин, — до 2012 года удвоить валовой внутренний продукт страны, — не будет выполнен. Лично Греф не собирался саботировать распоряжения президента. Он просто с конкретными выкладками объяснил, что сделать это (т.е. ежегодно поднимать ВВП на 7%) у страны просто нет сил. В самом прямом понимании этого слова. Воплотить планы президента в стране просто будет некому — сокращается число рабочих рук. По данным министра, численность трудоспособного населения России в 2006 году снизится на 300 тысяч, в 2007-м — на 370 тысяч, а в 2008 году — на 538 тысяч человек. Дальше, видимо, он побоялся прогнозировать, ведь затем счет пойдет на миллионы. Но и это лишь вершина айсберга огромной демографической проблемы, которую Россия начинает сегодня осознавать. Однако пока не знает, как с ней бороться. Пути спасения для России тем временем уже придумали китайцы.

По переписи 2002 года, когда в России проживало 145 миллионов человек (сейчас их уже меньше), примерно на одну тысячу трудоспособных граждан России приходится более 600 человек нетрудоспособного возраста. В дальнейшем это соотношение будет только увеличиваться не в пользу трудоспособных, и к середине века на одного работающего будет приходиться два иждивенца (причем это будут в основном старые люди).

Герман Греф видит решение проблемы в привлечении в страну рабочих рук из-за рубежа. Для этого, прежде всего, нужно отменить квотирование численности мигрантов для работодателей россиян и вообще либерализовать миграционное законодательство, которое лишь осенью прошлого года было в России серьезно ужесточено стараниями пропрезидентских фракций Думы. В начале октября депутаты внесли поправки в Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающие многократное повышение штрафов за нарушения миграционного законодательства. Народные избранники тогда, очевидно, послушали тех, кто считает, что из-за гастарбайтеров россияне только теряют и в экономическом плане (до 3 млрд. долл. в год). Представитель Движения против нелегальной иммиграции (а в России есть и такое!) Александр Белов в ответе министру Грефу заявил: «Даже после упрощения процедур въезда высококвалифицированные специалисты к нам все равно не поедут. В страну с нашим уровнем жизни стремятся только те, кто живет еще хуже». Если же попытаться привлечь, как рекомендует, например, член комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Виктор Алкснис, только «этнически близкие людские ресурсы» из стран СНГ и Балтии, это потребует все равно немалых экономических стимулов, и понравится ли это коренным россиянам. Тем не менее Алкснис считает, что при таком селективном подборе рабочей силы удастся избежать обострения отношений на межэтнической почве и в то же время дать Грефу необходимый резерв рабочих рук. По мнению депутата, в странах по периметру границ России проживает примерно 28 миллионов граждан тех национальностей, которые имеют на территории РФ национально-государственные образования. Кроме русских, это татары, осетины, башкиры, мордва, чуваши. «Это огромный резерв», — подчеркнул депутат. Поэтому он стал одним из жестких критиков принятых осенью законов, окрестив их «людоедскими».

Общая демографическая картина нынешнего положения России близка к апокалиптической, считают эксперты. Из-за сокращения уровня рождаемости и роста смертности разница между количеством умерших и рожденных россиян ежегодно составляет порядка от 900 тысяч до миллиона. Вот почему в докладе ООН за 2003 год говорится, что, по пессимистическому варианту, численность населения России к 2050 году составит 96 миллионов 84 тысячи человек, согласно оптимистическому — 113 миллионов 137 тысяч человек. Интересно, что российский Госкомстат настроен еще более пессимистически и, опираясь на свои подсчеты, сообщил: на начало 2011 года население страны составит в среднем 138,2 миллиона человек. К 2050 году в России будет проживать от 75 до 100 миллионов человек.

Греф не стал говорить, где нужно искать рабочие руки, но это очевидно для всех россиян — они знают и в то же время боятся, что этим местом станет Китай.

Сразу отбросим бытующий в российской прессе лозунг о «желтой угрозе». Китай ныне лишь начинает экспансию в Россию, но отнюдь не людьми. Хоть это может кому-то показаться по увеличению лиц с характерной азиатской внешностью в транспорте и на улицах российских городов. Однако с уверенностью можно сказать, что, во-первых, Китай единственная страна, которая действительно способна помочь России в решении демографического кризиса своими людьми. Кроме того, китайцы, а точнее, власти в Пекине уже имеют достаточно четко продуманную и утвержденную на государственном уровне стратегию, а кроме того, и идеологию того, как «покорить» Россию.

На первый взгляд создается впечатление, что китайцы просто ждут того часа, когда россияне откроют границу и обратятся к ним с просьбой прислать побольше рабочих рук. Ожидание это длится уже не одно десятилетие и до сих пор, по крайней мере, выражалось в нескольких официальных просьбах китайского руководства (в рамках переговоров о вступлении России в ВТО) открыть для китайских рабочих российский рынок труда. Переговоры завершились минувшей осенью, во время эпохального визита в Пекин Владимира Путина. Напомним, что тогда были подписаны поразившие всех договоренности о передаче Китаю спорных островов на р. Амур, однако русские так и не пошли на удовлетворение требований китайцев относительно экспорта рабочей силы и облегченного визового режима.

Однако даже без такой неожиданной милости российского президента (дочь которого уже предусмотрительно учит китайский язык) китайцы вполне вольготно чувствуют себя не только на Дальнем Востоке и за Уралом, но и в Москве. Китайская экспансия в России сегодня — это прежде всего экономическое завоевание китайским товаром российского рынка. Да, именно здесь Китай сбывает далеко не самые лучшие свои товары, однако в соотношении «цена–качество» они вполне удовлетворяют спрос местных потребителей, не избалованных качеством отечественных товаров и не способных заплатить высокую цену за продукцию фирм Европы и Японии. Тем самым попутно китайцы уже сегодня делают неконкурентоспособными товары целых отраслей в экономике России.

Но и это часть беды. Россия избрала в отношениях с Китаем путь, который посчитали для себя опасным все другие развитые страны «большой восьмерки». Тогда как другие страны стремятся разместить в Поднебесной свои, ставшие затратными в Европе и Америке, производства машин, компьютеров и т.д., Россия не только не предприняла подобных шагов, она в обмен на китайский ширпотреб на данный момент все выразительнее становится сырьевым придатком Китая, которому самому нужны ресурсы, энергия для ежегодно увеличивающегося производства товаров с надписью Made in China.

Пока основной интерес немногочисленной, но довольно хорошо организованной китайской общины в России концентрируется на розничной торговле, однако несомненно — из года в год растет доля китайских компаний в лесозаготовке и вывозе дерева на Дальнем Востоке. Параллельно с древесиной китайцы варварскими методами ведут заготовки в России лечебных трав, уничтожают редкие виды животных. Это может показаться частностями, однако интерес к российским ресурсам проявляется и в закупке металлолома, а также интересе в строительстве нового магистрального нефтепровода от сибирских месторождений в китайский город Дацин, где расположены главные китайские нефтеперерабатывающие заводы. По иронии судьбы, контракт о строительстве трубы был подписан китайцами с ЮКОСОМ, и именно российские власти, уничтожив компанию Ходорковского, лишили китайцев выгодной сделки. Однако рано или поздно такая труба появится, ведь китайцы отнюдь не отказались от этого проекта. Китаю нужно нефти все больше и больше, и поэтому стальные нитки нефтепроводов уже тянут к нему из центрально-азиатских республик бывшего СССР. В принципе он способен переварить любой объем российской нефти, и тогда Европе и Украине, как стране, через которую идет транзит российского сырья, придется сильно призадуматься о том, где брать топливо. Однако все это перспектива лет, но уже отнюдь не десятилетий.

Следующая сфера китайской экспансии (реально расширяющаяся с каждым днем) — российские технологии. Охота за ними — наиболее доходный и крупный бизнес, на который китайское государство не жалеет сил и средств, понимая, что это тот ресурс, восполнить который из-под земли или из трубы нельзя. Научные школы складываются десятилетиями. Китайцы же, не имея этого времени, экономят его на старте, различными способами добывая то, что было сделано предшественниками в других странах. В переговорах КНР с Россией уже доходит до того, что китайцы сами диктуют партнерам условия, что именно из наработок россиян им нужно, а что нет. В этом плане откроются колоссальные возможности, если российские институты начнут пополнять свои ряды китайскими вундеркиндами, даже, например, из студентов, закончивших российские вузы, а такие планы уже вполне серьезно рассматриваются в России.

Вот несколько реально существующих направлений китайской экспансии, и миграция, то есть заселение китайцами пустующих российских территорий, среди них пока не приоритет и даже не рассматривается. Однако китайцы не были бы китайцами, если бы не предусмотрели на будущее и такой вариант, что к северу от их страны окажется огромное пространство Евразии, которое практически не будет заселено людьми.

Если раньше Китай ратовал за возвращение мигрантов на историческую родину, то сегодня на политическом олимпе в Пекине, похоже, возобладала другая теория — «идти во вне». Весной 2000 года Цзян Цзэминь фактически провозгласил стратегию глобального внешнеэкономического наступления Китая. По мнению российских исследователей, в немалой степени успех этой стратегии зависит от расширения китайской миграции. В последние годы китайское правительство начало стимулировать выезд за рубеж своих граждан, была облегчена процедура выдачи загранпаспортов жителям китайских провинций, сельских районов, параллельно ведется организационная работа в провинциях, откуда выезжает наибольшее число китайцев, а на местах связь с соотечественниками поручено поддерживать посольствам и консульствам КНР. Дипломаты в ряде стран контролируют деятельность китайских зарубежных общин и землячеств, а также действующие в их рамках общественные организации.

Не беда, что сегодня китайцы, выезжающие из страны на заработки, как правило, берутся за любую, пусть даже неквалифицированную работу, от которой отказываются россияне. (На российском Дальнем Востоке биржи труда уже несколько лет подряд не могут заполнить коренными жителями существующие вакансии, поэтому все чаще начинают нанимать китайцев.) Однако в войне за рынки труда захват именно этого плацдарма затем существенно облегчит внедрение и продвижение соплеменников в сферы более рентабельного и престижного бизнеса. В этом смысле Россия представляется наиболее уникальным и перспективным направлением для отработки этой части стратегии «идти во вне». Возможно, сам того не желая, министр Герман Греф дал сигнал к ее началу в России.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно