Разговор Cунь Цзы с Джорджем Бушем. Спасет ли древнекитайский стратег мир от новой войны?

21 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 21 апреля-28 апреля

Саммит Китай — США не просто встреча лидеров двух держав. Это уже нечто больше, чем дипломатия, это скорее игра, где каждый нюанс может иметь глобальные последствия...

Саммит Китай — США не просто встреча лидеров двух держав. Это уже нечто больше, чем дипломатия, это скорее игра, где каждый нюанс может иметь глобальные последствия. Председатель КНР и лидер китайских коммунистов Ху Цзиньтао ехал на первую официальную встречу к Джорджу Бушу с багажом подарков. Он вез решение о покупке «Боингов» на сумму более 4 млрд. долл., а за неделю до него в США побывала делегация из 200 китайских бизнесменов, которая заключила контракты еще на 12 млрд. долл. Ху Цзиньтао говорил, что приехал как друг — «наладить отношения с американским народом», хотя в Пекине признавали, что визит по остроте дискуссии с американскими политиками будет достаточно проблемным. Тон высказываний китайского лидера был миролюбивым и сдержанным. «В мире много вопросов, — говорил Ху, — за которые США и Китай могли бы нести совместную ответственность, прежде всего в продвижении мира и развития планеты». Этой фразой, сказанной в первый день, он достаточно четко обозначил свою позицию на переговорах.

Однако в багаже китайского гостя был особый подарок — свитки шелка с вышитым на нем текстом древнего трактата Сунь Цзы «Об искусстве войны». Один экземпляр получил Джордж Буш. Это, конечно, не многомиллиардный контракт, однако эта весьма лаконичная квинтэссенция древнекитайской стратегической мысли стала, пожалуй, самым символическим подношением, которое может многое поведать о сокровенном в американо-китайских отношениях. Подарок, преподнесенный Бушу (при внимательном его прочтении хозяином Белого дома), действительно может принести конкретные выгоды как американо-китайскому сотрудничеству, так и в решении насущных глобальных проблем в целом. Поможет лучше понять потаенный замысл действий самого Китая. Хотя и маловероятно, что китайцы сами отдают в руки потенциального противника ключи к своим секретам и замыслам.

«Война — это путь обмана», — писал Сунь Цзы и советовал: «Если ты что-то можешь, показывай противнику, что не можешь; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение». Ху Цзиньтао поступал в минувшие дни именно так. Китайский лидер делал все, чтобы показать: КНР не собирается бросать вызов Соединенным Штатам. Даже наоборот, всячески готов прислушиваться к мнению Вашингтона. А тот, например, настаивает, что Китай должен играть по правилам Всемирной торговой организации и еще больше открыть свой рынок для американского мяса и прочих товаров, которым путь в Китай заказан. Дефицит в торговле с Китаем в 202 млрд. долл. в 2005 году становится для американской экономики все более ощутимой проблемой, и если бы Пекин принял решение ревальвировать юань, американские товары стали бы более конкурентоспособными, говорил Буш. Китайский лидер выслушал это, но дал понять, что никаких ответных мер, кроме тех «подарков» на 16 миллиардов, которые уже сделаны, не последует. Ху Цзиньтао заявил, что Пекин не готов к резкому изменению курса своей валюты, а относительно ситуации, сложившейся в торговле двух стран, виноват отчасти сам Вашингтон. Своей зарегулированностью экспортных процедур он не дает возможности Китаю покупать высокотехнологическую продукцию американских фирм. Контракты в этой сфере в текущем году составили лишь 720 млн. долл.

Китайский лидер также отверг обвинения в том, что Пекин не предпринимает мер для борьбы с незаконным тиражированием продуктов американской интеллектуальной собственности. Гость, «приняв смиренный вид», даже договорился с главой компании «Майкрософт» Биллом Гейтсом, чтобы тот стал его личным консультантом по всем вопросам, касающимся знаменитой операционной системы последнего. Хотя известно, что китайцы не особо жалуют Windows, но китайский председатель, посетив виллу Гейтса, признался, что имеет дело с детищем американского миллиардера практически каждый день. И заверил: в его компьютере ПО на 100% лицензионное.

Интересно, что проблемы чисто политические в двусторонних отношениях были как бы на втором плане. И это при том, что администрация Буша находилась под жесточайшим прессингом со стороны неправительственных организаций и «ястребов» внутри президентской команды, которые требовали поднять на переговорах вопросы о правах человека в КНР, преследованиях по политическим и религиозным мотивам, об ужесточении контроля над СМИ. Однако с самого начала было ясно, что здесь вообще не было шансов добиться хотя бы чего-то.

В разделе «О правилах стратегического нападения» Сунь Цзы писал: «Лучшее из лучшего — покорить чужую армию не сражаясь»... «Побеждают, если знают, когда можно сражаться, а когда нельзя». Эти постулаты пригодятся американскому президенту при решении, пожалуй, главного вопроса, который стоял на повестке дня встречи двух лидеров — ядерной программы Ирана. Китай четко дал понять, что не является сторонником военной операции против Исламской республики и по-прежнему выступает за мирный диалог. «Если цели нельзя достигнуть, не используй армию. До тех пор, пока не будет угрожать опасность, не вступай в войну», — говорил Сунь Цзы, предостерегая, что не всякое применение силы оправдано. Китай прекрасно понимает, что для США ядерная программа Ирана в своем нынешнем состоянии угрозы не представляет. Многие вообще сомневаются в ее успехах, а если они и будут, то спустя десятилетия. Поэтому поспешность Вашингтона в превентивных мерах против Тегерана (а тем более односторонние действия по «смене режима») однозначно принесет поражение и проблемы, сопоставимые (если не худшие) с иракскими. «Война любит победу и не любит продолжительности»... «Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Кто не понимает до конца всего вреда от войны, не сможет понять до конца и всю выгоду от войны». Эти слова китайского классика Джорджу Бушу следовало прочитать еще до нападения на Ирак, в Иране Вашингтон может повторить ошибки. Правда, Иран куда более Ирака и Афганистана вовлечен в международные отношения. На минувшей неделе он сделал неожиданный маневр, достойный мудрого стратега, — подал заявку на полноправное членство в Шанхайскую организацию сотрудничества. Вопрос будет рассматриваться в июне, и в случае положительного рассмотрения Иран войдет в организацию, которая фактически является первой структурой, где Пекин ненавязчиво, но целенаправленно отрабатывает методы своего пока регионального доминирования. ШОС создает Китаю надежные «тылы» в вопросах борьбы с терроризмом и сепаратизмом, а теперь будет главной структурой в рамках, где решаются проблемы диверсификации источников природных ресурсов. Подключение Ирана к ШОС позволит окончательно перекроить энергетическую карту Евразии на «китайский манер», позволит Пекину дотянуться до ресурсов стран Персидского залива. Кстати, на саммите ШОС в июне, помимо приема Ирана, важнейший вопрос повестки дня — энергетическая политика организации. Прокладка энергетических артерий из центрально-азиатских республик на Китай и договоренности Путина протянуть две нитки газопроводов туда же из Сибири действительно могут вызвать зависть в Вашингтоне. Ведь они не идут ни в какое сравнение с теми скромными «достижениями», которые США получили в результате операции в Ираке. Китай же получил или получит все необходимое без войны. В этом плане США оказали себе и Европе медвежью услугу, когда вступились за Украину в газовом споре с Москвой. Обещание Путина отдать газ Китаю стало своеобразной реакцией Кремля на действия Киева вкупе с Брюсселем и Вашингтоном. Интересно, что такой поворот, по мнению экспертов, не выгоден ни Украине, ни Европе, ни даже, по большому счету, России, а выгоден только Китаю. Тут нельзя не вспомнить еще одну мудрость — «Кто хорошо сражается, управляет противником и не дает ему управлять собой».

Однако смогут ли США реально воспользоваться мудростью китайца Сунь Цзы, чтобы хоть как-то повлиять на положение? Среди тех, кто наверняка знаком с трактатом «Об искусстве войны», — госсекретарь Кондолиза Райс. В последние месяцы она и министр обороны Дональд Рамсфелд настойчиво пытаются повернуть внимание президента США от темы борьбы с глобальным терроризмом к теме борьбы с глобальным доминированием Китая. Из архивов была извлечена стратегия, которую разрабатывали еще в начале 90-х гг. прошлого века. Она предполагала создание мощной коалиции в составе США, Южной Кореи, Японии и Тайваня, которая бы выступала фактором сдерживания китайских амбиций на лидерство в регионе. Однако стратеги в Вашингтоне после 11 сентября 2001 года слишком были заняты войной с глобальным терроризмом и недооценили те перспективы, которые Китаю открылись во внутренних районах Азии. Райс теперь предлагает взять на вооружение другой не менее известный постулат Сунь Цзы: «Самая лучшая война — разбить замыслы противника», и попытаться пусть с опозданием, но как-то нарушить идиллию в отношениях Китая с Россией (что, впрочем, маловероятно) и центрально-азиатскими республиками. На сам Китай даже такие пожарные меры, видимо, не окажут серьезного влияния — он очень хорошо усвоил мудрость «мало сил у того, кто должен быть всюду наготове, много сил у того, кто вынуждает другого быть всюду наготове», и еще — «непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно