ПРОЩАНИЕ СО СТРАСБУРГОМ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Ханнэ Северинсен, испытавшая во время своего последнего визита в Киев дежа вю, не права. На самом деле, развитие отношений Украины с Советом Европы налицо...

Ханнэ Северинсен, испытавшая во время своего последнего визита в Киев дежа вю, не права. На самом деле, развитие отношений Украины с Советом Европы налицо.

В январе 1999 г. Парламентская Ассамблея СЕ была просто «глубоко обеспокоена» медленными темпами выполнения Украиной своих обязательств перед этой организацией. Уже в июне этого же года нашей стране пригрозили «приостановлением некоторых полномочий» украинской парламентской делегации в случае, «если не будет достигнут существенный прогресс». В апреле 2000 г. ПАСЕ, выражая «глубокую обеспокоенность» по поводу «так называемого «референдума», рекомендовала Комитету министров «приостановить» членство Украины в Совете Европы в случае, если будет нарушена Конституция при имплементации результатов референдума или внесении изменений в Основной Закон. Неделю назад мониторинговый комитет (МК) ПАСЕ принял проект документа, в котором рекомендует Комитету министров «исключить» Украину из членов Совета Европы.

 

Предлагается именно «исключить», а не «приостановить членство», как сообщили все отечественные СМИ. Причем уже без всяких «если». И наш МИД может ныне лишь с сожалением вспоминать о ставшей вдруг такой милой украинскому слуху формулировке «в случае отсутствия существенного прогресса». Ведь до сих пор Украине накануне «опасных» сессий ПАСЕ удавалось «откупаться»: то смертную казнь отменит, то Законом о политических партиях перед европейским носом помашет, то шестой протокол или языковую хартию ратифицирует (правда, на закон потом накладывалось вето, а ратификация хартии признавалась недействительной). На этот же раз даже принятие нового Уголовного кодекса не произвело на мониторинговый комитет должного впечатления. В Украине обиделись и возмутились: как же так, мы ведь целый кодекс приняли! Правда, почему-то никто не вспомнил, что этот документ Украина, согласно обязательствам, должна была принять еще до ноября 1996 г., то есть 4,5 года назад.

Более того, похоже, что о части обязательств у нас вообще плохо помнят. Ведь даже член украинской парламентской делегации в ПАСЕ Роман Зварыч уверенно заявляет, что из длинного списка обязательств перед СЕ нам осталось выполнить только три — принять Уголовно-процессуальный, Гражданский и Гражданско-процессуальный кодексы. Однако на счетчике Совета Европы совсем другие цифры. В проекте резолюции МК говорится еще и о не принятых рамочном документе по правовой политике в области защиты прав человека, рамочном документе по правовой и судебной реформе, Законе о политических партиях (который еще не подписан Президентом), о возобновлении ратификации Европейской языковой хартии, изменениях роли и функций Генеральной прокуратуры в соответствии с принципами СЕ. И все эти обязательства (кроме последнего) должны были быть выполнены Украиной в течение года (!) после вступления в СЕ. Так можно ли теперь обвинять Совет Европы в отсутствии терпения или излишней эмоциональности?

В проекте резолюции, которая выносится мониторинговым комитетом на апрельскую сессию ПАСЕ, сказано: «Ассамблея сожалеет, что до настоящего момента ее предыдущие резолюции, в частности 1194(1999) и 1239(2001), явно не убедили украинские власти в необходимости незамедлительно принять меры для выполнения Украиной ее обязательств как члена организации. В связи с чем Ассамблея решает:

I. Начать процедуру исключения Украины из членов Совета Европы;

II. Рекомендовать Комитету министров выполнить уставные шаги по исключению Украины из членов Совета Европы».

И это отнюдь не эмоциональное решение по следам недавнего визита Х.Северинсен в Киев, как утверждают многие в Украине. И связано оно далеко не только с непринятыми законами, как говорят депутаты, или убийством Георгия Гонгадзе, как пытается представить ситуацию Президент. Доклад Ханне Северинсен и Ренаты Вольвенд представляет собой результат наблюдений и анализа ситуации в нашей стране на предмет соблюдения европейских принципов демократии в течение всего последнего года — начиная от подготовки и проведения прошлогоднего апрельского референдума (вспоминаются также и особенности президентской кампании 1999 г.) и заканчивая драматическими событиями 9 марта и их расследованием. Причем в докладе представлены как официальная позиция украинских властей, так и мнение оппозиции. Более того, в конце прошлого года украинские власти имели возможность ознакомиться с проектом этого доклада и представить в ПАСЕ свои комментарии и замечания (которые также прилагаются к итоговому документу, выносимому на сессию Ассамблеи).

Значительная часть доклада Х.Северинсен и Р.Вольвенд посвящена особенностям проведения и дальнейшей имплементации решений апрельского референдума. «Свободное волеизъявление украинского народа» вызвало большие опасения и подозрения у Совета Европы (особенно по части «свободы») уже во время подготовки плебисцита. В недоумении оставил докладчиц и президентский проект закона о внесении поправок в Конституцию, поскольку он предусматривает имплементацию лишь трех вопросов референдума и хранит полное молчание по поводу двухпалатного парламента, что, по мнению авторов доклада, противоречит решению Конституционного суда от 27 марта 2000 г., и, следовательно, даже по формальным признакам, противоречит законодательству Украины. В очередной раз повторяя, что претворение в жизнь результатов референдума в значительной степени усилит власть Президента и ослабит оппозиционные партии в парламенте, авторы цитируют и поддерживают вице-спикера С.Гавриша, заявившего, что «в сложившейся ситуации имплементация нежелательна, поскольку внесет элемент неустойчивости и неопределенности в политическую систему».

Перечисляя до сих пор не принятые Верховной Радой законы и кодексы из списка обязательств перед СЕ, докладчики приветствуют обещание парламентской делегации ВР, лидеров некоторых фракций и г-на С.Гавриша лично до июня сего года «достигнуть значительного прогресса» и окончательно разделаться со всеми законодательными «хвостами». Принятие обещанных актов тем более важно, напоминают авторы документа, что 29 июня этого года истекает срок Переходных положений украинской Конституции, что может привести к возникновению в стране «правового вакуума».

Увы, опасения Х.Северинсен и Р.Вольвенд далеко не беспочвенны, а обещания парламентариев несколько опрометчивы. Не далее, чем на этой неделе председатель комитета по вопросам правовой политики Александр Задорожный заявил, что ряд законопроектов в рамках судебно-правовой реформы будет сложно принять, поскольку большинство депутатов «не подготовлено к принятию таких серьезных решений». Эти законопроекты не были даже внесены на прошлой неделе в повестку дня работы сессии. Напомним также, что Леонид Кучма в пух и прах раскритиковал законопроект о судоустройстве, принятый Верховной Радой во втором чтении, как не соответствующий украинским «реалиям» и «мировому опыту», что, по сути, не оставляет оному шансов получить президентский автограф. А по мнению председателя Верховного суда Украины Виталия Бойко, дальнейшее затягивание с принятием этого закона делает невозможным внесение изменений в уголовно-процессуальное законодательство и Украина после завершения срока действия Переходных положений Конституции «может выйти за рамки конституционного поля». Что вряд ли согреет отношения нашей страны с Советом Европы.

В число прочих «вопросов, вызывающих беспокойство», докладчиками по Украине были включены проведение выборов, положение со свободой слова и гражданскими правами в нашей стране, пенитенциарная система, положение крымских татар и уровень коррупции.

Что касается выборов, то авторы доклада сочли не лишним напомнить, что в свое время мониторинговый комитет Бюро Ассамблеи охарактеризовал президентскую кампанию 1999 г. как «крайне сомнительную» и сделал вывод: «Избирательная кампания, последовавшая за первым туром голосования, была позором. Украина нарушила не только свои обязательства перед ОБСЕ, но и обязанности в соответствии с Европейской конвенцией прав человека (Протокол 1, ст.3). Злоупотребление и использование государственной власти в интересах одного кандидата — посредством давления на региональные, местные власти, больничные, школьные, университетские администрации и военное руководство, чьих ведущих представителей заставили чувствовать личную ответственность за «правильное» голосование своих подчиненных, — неприемлемо и нарушает правила Совета Европы». Достаточно подробно описывается в документе и использование пресловутого «административного ресурса» во время прошлогоднего референдума, когда «давление на избирателей достигло беспрецедентного уровня».

Уделив самую большую часть доклада состоянию свободы слова и соблюдению прав человека в Украине, его авторы выражают опасение, что убийство Георгия Гонгадзе (расследование которого «поднимает серьезные вопросы по поводу независимости и беспристрастности следствия») является лишь наиболее наглядным примером преступлений и преследований независимых журналистов, политиков и других выдающихся украинцев. Докладчики также глубоко обеспокоены состоянием гражданских прав в Украине. Они сожалеют по поводу продолжающихся репрессий и угроз в адрес тех медиа, журналистов и других украинских граждан, кто рискует высказывать свою точку зрения по поводу настоящего кризиса открыто и свободно.

Что же касается событий 9 марта, то, со всей строгостью осуждая насилие во время демонстрации, докладчицы тем не менее с беспокойством отмечают, что обращение властей к такой суровой статье, как «организация массовых беспорядков» (ст.71 ч.2), предусматривающей лишение свободы сроком на 2—12 лет, является «беспрецедентным событием» в истории независимой Украины. Кроме того, авторы доклада информируют ПАСЕ, что украинский омбудсмен Нина Карпачева призвала власти изменить предъявляемые обвинения в «преступлении против государства» (согласно параграфу, как отмечают докладчицы, который ни разу не использовался с советских времен и предусматривающему двенадцать лет заключения для демонстрантов).

В списке вызывающих удивление и тревогу Совета Европы украинских событий и избиение народного депутата Валентины Семенюк, и содержание под стражей по «сфабрикованным обвинениям» правозащитника Ковальчука, и эпопея с арестами и освобождениями Юлии Тимошенко. Но и на этом не заканчиваются претензии к Украине.

В следующем разделе доклада вспоминается, что еще до конца
1998 г. Украина, согласно взятым на себя обязательствам, должна была передать ответственность за управление пенитенциарной системой от Министерства внутренних дел Министерству юстиции. Это обязательство не выполнено до сих пор. Вместо этого, согласно указу Президента, был создан Госдепартамент по вопросам выполнения наказаний, который напрямую подчиняется Кабинету министров. Неудовольствие Совета Европы вызывает и тот факт, что места предварительного заключения по-прежнему остаются в ведении МВД.

Оценивая масштабы коррупции, в которой погрязла наша страна, докладчики мониторингового комитета воспользовались оценками Европейского банка реконструкции и развития и Всемирного банка: «Разногласия между Президентом и Верховной Радой были постоянной чертой украинской политической системы. И в этой разделенной системе неформальные кланы <…> стали играть необычайно большую роль в политическом процессе. Это привело к всеобъемлющей коррупции на всех уровнях системы, очевидно, самой большой среди всех стран с переходной экономикой».

В общем, Украине припомнили все. Мы смогли привести здесь лишь малую часть восемнадцатистраничного доклада членов мониторингового комитета. Терпению Совета Европы, очевидно, пришел конец. И это, повторяем, отнюдь не всплеск эмоций, как считает Анатолий Зленко. Побывавший на этой неделе в Киеве глава комитета «Украина — ЕС» Европейского парламента Ян Вирсма заявил на итоговой пресс-конференции: «Я считаю, и это не является эмоциональной реакцией, что Парламентская Ассамблея Совета Европы руководствуется теми же принципами, что и весь Европейский союз. Конечно же, мы поддерживаем наших коллег из ПАСЕ. Если вы посмотрите на последнее постановление ЕС по Украине, вы заметите, что там есть много чего общего с отчетами ПАСЕ. Я считаю, что рекомендация, которую одобрил мониторинговый комитет, является очень серьезным предупреждением для Украины, а вовсе не эмоциональным всплеском».

Впрочем, уже и позиция Европейского союза вызывает у представителей украинских властей крайнее раздражение. Накануне официального визита в Украину генерального секретаря Совета Европейского союза, Высокого представителя ЕС по вопросам совместной внешней политики и политики безопасности Хавьера Соланы замминистра иностранных дел Владимир Ельченко выразил неудовольствие по поводу того, что Европейский союз предлагает Украине сначала разобраться со всеми внутренними проблемами, а затем уже обращаться к ЕС за помощью. «Это просто какой-то диктат, — возмутился украинский дипломат. — Нам выдвигаются требования диктаторскими методами». А двумя днями ранее в подобных же тонах Президент обвинял в давлении на Украину Парламентскую Ассамблею ЕС.

Украину никто не тянул в Совет Европы, более того, в 1995 г. СЕ пошел нашей стране навстречу, поощрив ее стремление к демократии и включив в свои ряды до принятия Украиной Основного Закона. Никто не тянет нашу страну и в Европейский союз. Так может, если мы не можем и не желаем подчиняться общеевропейским требованиям, нужно просто взять и добровольно выйти из СЕ? И тогда уже никто не будет на нас давить. Но и о европейском выборе тогда нужно будет забыть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно