Промышленность борется с монополистом. На чьей стороне правительство?

8 июня, 2007, 15:39 Распечатать Выпуск №22, 8 июня-15 июня

О борьбе Федерации металлургов Украины против газового монополиста «Укргаз-Энерго» и ее возможны...

С 1 мая 2007 года ЗАО «Укргаз-Энерго» намеревалось повысить цены на газ, учитывая дополнительные 20 грн. за тысячу кубометров. Эти деньги — плата за хранение тысячи кубометров природного газа в подземных хранилищах газа (ПХГ). Почти всем предприятиям, покупающим газ у ЗАО «Укргаз-Энерго», были разосланы дополнения к действующим договорам с учетом упомянутого изменения.

Однако Федерация металлургов Украины (ФМУ) в связи с этим обратилась в правительство и Антимонопольный комитет с просьбой срочно принять необходимые меры по недопущению роста цен и тарифов на хранение газа и услуги газового монополиста («Укргаз-Энерго») до конца 2007 года. При этом, утверждают в ФМУ, в действующих договорах уже заложена как цена газа, так и непосредственные затраты ЗАО «Укргаз-Энерго» в размере 51,5 грн. за тысячу кубометров. И этот уровень был согласован с Минэкономики. О предмете спора и его возможных последствиях корреспондент «Зеркала недели» говорил с председателем совета директоров корпорации «Индустриальный союз Донбасса» Сергеем Тарутой.

— На самом деле эта ситуация напоминает историю образца 1996 году, когда газовые компании пытались заставить промышленные предприятия оплатить свои расходы на хранение газа в ПХГ тогда еще «Укргазпрома».

— Почему протест относительно повышения платы за хранение на четыре доллара выражают только предприятия группы «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) и меткомбинат имени Ильича?

— Это проблема не только наших предприятий. Это проблема всей экономики Украины, когда расходы на транзит и хранение газа перекладываются на плечи всей промышленности, а в результате — и каждого налогоплательщика. В этой ситуации мне понятна позиция бывшего главы НАК «Нафтогаз України» г-на Шелудченко, который ушел из НАКа, но не согласился с волюнтаристским повышением стоимости услуг монопольной газовой организации, каковой является ЗАО «Укргаз-Энерго».

К сожалению, на сегодняшний день Кабинет министров Украины эту ситуацию вообще не рассматривает. Мы согласились бы с любым решением правительства, но это должно быть именно его решение, а не прихоть монопольного газового поставщика, на защиту которого практически встал и Антимо­нопольный комитет Украины, и Национальная комиссия регулирования электроэнергетики (НКРЭ). По мнению последней, решение ЗАО «Укргаз-Энерго» о повышении стоимости хранения газа и включении этого тарифа в общую цену газа — это проблема взаимоотношений исключительно хозяйствующих субъектов. Получается, что сначала создали газового монополиста, а потом говорят нам: разбирайтесь между собой.

В действительности это большое попустительство. (Таким же попустительством является и то, что Юрий Бойко руководит Мини­стерством топлива и энергетики Украины и опосредованно руководит газовым монополистом.) В этой ситуации мы вынуждены будем уменьшить налогооблагаемую базу, что, естественно, повлияет на общий доход бюджета.

— Почему только ИСД и меткомбинат имени Ильича активно отстаивают свою позицию? Другими словами, почему именно вас ЗАО «Укргаз-Энерго» выбрало в качестве жертвы?

— Видимо, потому, что мы последовательно отстаиваем свою позицию, и наши оппоненты знают об этом. К слову, позавчера суд в Днепропетровске принял решение о приостановке решения ЗАО «Укргаз-Энерго» об ограничении поставок газа одному из предприятий (Днепродзержинск) нашей группы до решения вопроса по сути. Кроме того, мы обратились в суды Киева с тем, чтобы приостановить действия, скажем так, пожеланий «Укргаз-Энерго» по повышению стоимости хранения газа в ПХГ.

Это вопрос принципиальный. Его решение лежит не только в экономической плоскости, но и в политической. Дело в том, что создается прецедент, который впоследствии может спровоцировать цепную реакцию при всяком желании газового монополиста повышать цены на свои товары и услуги.

— В этой ситуации многие говорят о вероятности двукратного повышения цен на газ для украинских потребителей, прежде всего — промышленных. Как вы считаете, есть ли основания для таких утверждений?

— Думаю, что это пока предположения, так как я не вижу оснований для подобных утверждений. Говорить о повышении цены на 100—200 долларов, вряд ли стоит, так как оно будет смертью для любого правительства и для экономики страны, так как прежде всего коснется наиболее уязвимых предприятий.

— Сергей Алексеевич, а может быть, все-таки есть смысл в рекомендации АМК и НКРЭ решать проблему повышения стоимости хранения газа в ПХГ между хозяйствующими субъектами, а не выносить ее на правительственный уровень?

— К сожалению, на сегодняшний день в договорах с ЗАО «Укргаз-Энерго» предусмотрена возможность одностороннего изменения условий поставок и хранения газа. В договорах не прописаны обоюдные жесткие обязательства сторон на определенный период времени, скажем, на год. Другими словами, на сегодня монопольный поставщик газа предложил такие условия договора, которые считал для себя комфортными и выгодными. Своим клиентам он не оставил в договорном процессе никаких шансов. Государство дистанцировалось от этого процесса, не урегулировав требования, которые должны предъявляться к монополисту. Он же оставил для себя большой люфт для дальнейшей ценовой экспансии.

— Скажите, пожалуйста, какими будут ваши дальнейшие действия в этой ситуации?

— В судебном порядке мы пытаемся отстоять свои интересы. И этот процесс уже поддерживают многие предприятия. Они согласны с тем, что нужно вырабатывать общую позицию и действовать совместно, нарабатывать общие правила противодействия газовому монополисту.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно