ПОСЛЕДНИЙ ОТСЧЕТ

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

19 января министерство обороны США провело новые испытания ракеты-перехватчика для разрабатываемой Соединенными Штатами общенациональной системы противоракетной обороны (ПРО)...

19 января министерство обороны США провело новые испытания ракеты-перехватчика для разрабатываемой Соединенными Штатами общенациональной системы противоракетной обороны (ПРО).

После того как с базы ВВС США «Ванденберг» в Калифорнии была запущена «цель» — баллистическая ракета «Минитмен-2» — находящиеся на орбите военные спутники и стоящие на земле радары должны были «засечь» траекторию ее полета и направить на нее ракету-перехватчик, которая стартовала с полигона, расположенного на коралловом атолле Кваджалейн в западной части Тихого океана.

Испытание считалось бы успешным, если бы боевой заряд перехватчика спустя 30 минут после старта с тихоокеанского атолла поразил ракету в момент, когда она находилась в космосе на высоте около 200 км. Этого не случилось. Перехватчик и цель «разминулись» в космосе на 6 секунд.

Реакция на происшедшее была предсказуемой. Критики идеи создания системы ПРО немедленно приобщили провал испытаний к длинному перечню доказательств ненадежности разрабатываемой системы. Их оппоненты призвали не делать из случившегося трагедии, напоминая, что испытания для того и предназначены, чтобы определить слабые стороны нового вооружения. Внести ясность в продолжающийся спор может следующий пуск перехватчика, запланированный на апрель.

Январское и апрельское испытания рассматривались военными и политическими кругами США как крайне важные, так как от их результатов зависели оценки технических возможностей системы ПРО и рекомендации, которые Пентагон уже в июне должен направить президенту США. Летом текущего года Билл Клинтон обещал принять решение о развертывании общенациональной системы ПРО в случае, если ее создание будет признано технически осуществимым. Как известно, на разработку системы в американском бюджете зарезервировано 13 млрд. долларов и вопрос о ПРО является одним из пунктов, который активно используется сейчас в предвыборной борьбе между основными кандидатами в президенты США.

Подписывая в прошлом году Акт о национальной системе ПРО, Клинтон объявил, что решение о развертывании последней он будет принимать, основываясь на трех критериях (кроме, разумеется, надежности этого оружия): оценки теперешних и будущих угроз Соединенным Штатам, стоимости системы и влиянии ее развертывания на безопасность США в более широком смысле (переговоры с Россией о контроле над вооружениями и отношения с союзниками).

Однако фактор надежности все же находится на первом месте. Пока что Пентагону похвастаться нечем. Прошлогоднее успешное испытание специалисты приписывают скорее счастливой случайности, нежели удачному проекту перехватчика. Перед развертыванием системы предстоит произвести еще 16 пусков, однако январский и апрельский являются ключевыми, так как призваны проверить работу системы в комплексе. Если весной также произойдет сбой, то календарь придется сдвигать, а это значит, что дело с противоракетной обороной Билл Клинтон не успеет завершить до выборов нового президента Америки.

Между тем, пока американские военные пытаются довести новое оружие до совершенства в стране начинают возникать серьезные опасения в отношении правильности выбранного пути. Даже горячие сторонники развертывания системы ПРО — конгрессмены-республиканцы — не прочь затянуть принятие окончательного решения об этом. У них, правда, свои соображения. Не безосновательно предполагая, что новым президентом страны будет республиканец, они надеются на выделение новой администрацией США более значительных средств на разработку ПРО.

Но кроме этого в Соединенных Штатах появились и новые взгляды на проблему противоракетной обороны как таковую. К примеру, эксперты аналитического центра «Стратфор» считают, что Вашингтон делает непоправимую ошибку, избрав в качестве главной цели для системы ПРО — защиту американского континента и баз США за рубежом от ограниченного удара баллистических ракет, запущенных одной из так называемых стран-парий (Ирак, Иран, Северная Корея и т.д.). По их мнению, главная угроза для Америки в новом столетии будет исходить не от этих государств, а от коалиций, созданных вокруг мощных держав, таких, как Россия или Китай, ядерные силы которых при необходимости преодолеют создаваемую американцами систему. А трата колоссальных средств на производство и размещение неэффективного оружия не позволяет Вашингтону сосредоточиться на действительно актуальной проблеме — защите космического компонента вооруженных сил США. Имеются в иду военные спутники, ставшие с недавнего времени ключевым элементом боевой мощи американских неядерных сил.

В общем-то такая точка зрения имеет под собой серьезные основания. В начале 90-х годов, после победы в войне против Саддама Хусейна, Вашингтон неожиданно понял, что, используя противостояние Запада и Востока, многие страны третьего мира оказались близкими к созданию оружия массового поражения и средств его доставки. При этом большинство из этих стран питали к США далеко не дружественные отношения и даже были готовы бросить вызов их военной мощи. Американцы осознали, что отказавшись от разработок систем ПРО, они оказались беззащитными перед возможным применением против них этими государствами баллистических ракет.

Вот тогда-то и родились планы создать новое противоракетное оружие и пересмотреть американо-советский Договор по ПРО 1972 года. Возможно, тогда и была допущена главная ошибка. Ведь сегодня страны, способные в нарушение всех действующих международных норм создать оружие массового уничтожения и средства его доставки, хорошо известны и их можно пересчитать по пальцам. В настоящее время международное право резко ограничивает возможность получения ими для проведения таких работ помощи из-за рубежа. Современные технические средства разведки делают невозможным создание пусковых установок баллистических ракет втайне. Так что в крайнем случае американцы могут просто-напросто уничтожить такой строящийся объект с помощью обычного оружия, а повод для этого Госдепартамент США всегда может найти.

Но даже если тот же Саддам Хусейн имел бы в своем распоряжении баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, способную достичь территории США, он вряд ли отважился бы на применение ее против Америки. Иракский диктатор прекрасно отдает себе отчет в том, что его страна в этом случае немедленно превратилась бы в радиоактивную пустыню. Так что опасения американского руководства в отношении возможного ракетного нападения на США стран-парий выглядят, мягко говоря, преувеличенными.

Между тем, американское руководство до сегодняшнего дня пребывает в эйфории от победы в «холодной войне», рассматривая Российскую Федерацию если не как партнера, то уж точно не как противника. А в Москве же уже давно думают по-другому. И новая концепция национальной безопасности Российской Федерации прекрасная тому иллюстрация.

Стратегическая ситуация в мире изменяется, и этого трудно не заметить. США не скрывают своих намерений закрепиться в Восточной Европе и в богатых энергоресурсами Кавказском и Центральноазиатском регионах Евразии. Понятно, что в этом вопросе они встретят серьезное противодействие со стороны России и Китая. Кроме того, интервенция Соединенных Штатов и сил НАТО против Югославии в прошлом году продемонстрировала, что при аналогичных событиях в будущем потерпевшая сторона наверняка получит политическую и материальную поддержку Москвы или Пекина. Другими словами, тщетно ожидать, что она будет стратегически изолированной, как это было в прошлом в случаях с Гаити, Ираком, Панамой, Сербией или Сомали.

Очевидно подобные интервенции будут происходить намного реже, чем это было в последнее десятилетие двадцатого века, так как нападающая сторона будет постоянно помнить о возможности получения адекватного отпора. Об изолированных странах-париях можно будет забыть. На международную арену выйдут группировки государств, созданные вокруг мощных ядерных стран, выступающих оппонентами по отношению к Западу. В связи с этим вероятность пуска одной-двух баллистических ракет Ираном, Ираком, Северной Кореей и им подобными по американской территории сводится практически к нулю, им просто не нужно будет этого делать. Против Сербии, в случае ее вхождения в союз с Россией, труднее будет применить военную силу, однако ее ответные действия в этом случае будут более предсказуемыми.

Но это не главное. Нынешние дебаты вокруг ПРО отвлекают политическое и военное руководство США от реальной необходимости укрепления защиты главного компонента современного боя с применением обычных вооружений — спутников связи, наведения и разведки. Совершенно очевидно, что вооруженные силы США уже просто не могут действовать без космических средств поддержки. В войне НАТО против Югославии бомбы нового поколения, сбрасывавшиеся стратегическими бомбардировщиками Б-2, наводились на цель спутниками Глобальной навигационной сети. Выбор целей для истребителей и контроль применения авиации производились исключительно по данным американских спутников-шпионов. Связь между командирами всех степеней, а также командующих группировками с Пентагоном и штаб-квартирой НАТО осуществлялась с помощью спутников. И даже прогноз погоды нельзя было составить без помощи космических средств.

Любой серьезный потенциальный противник Соединенных Штатов знает, что выиграть войну у американцев без нейтрализации их космического компонента невозможно. Но он также знает, что если этот компонент уничтожить, вооруженные силы США останутся глухими, немыми и слепыми. Достаточно вывести из строя 24 спутника Глобальной навигационной сети, находящиеся сейчас на орбите, и кажущиеся непобедимыми американские подразделения будут полностью парализованными.

Таким образом, мы приходим к тому, что защита территории США от ракеты, выпущенной Северной Кореей или Ираном является не главной, а второстепенной задачей ПРО. На первое место выходит защита военных спутников от ракетной, лазерной или другой атаки противника. Выходит, создающаяся в настоящее время система ПРО предназначена для боевых действий вчерашнего дня — борьбы с ракетами, пущенными вражеской страной, находящейся в международной изоляции. Но этого можно было достичь гораздо менее дорогостоящими способами — заблаговременным уничтожением пусковых установок возможного противника или угрозой стереть эту страну с лица земли в случае пуска ею ракеты по американской территории.

С другой стороны, американские вооруженные силы в последнее время все чаще решают одну и ту же задачу — достижение победы в обычной (неядерной) войне с минимальными потерями личного состава. А без космических элементов достичь этой цели не представляется возможным. Защита спутников в этих условиях приобретает критическое значение для геополитических интересов США. И это уже поняли оппоненты Соединенных Штатов. Можно привести достаточно сообщений об испытаниях в России, Китае и других странах наземных лазеров, способных поражать космические объекты.

В Вашингтоне этого, похоже, не замечают. Американские политики продолжают готовиться к очередным испытаниям ракеты-перехватчика, а дипломаты — к новым политическим баталиям с россиянами вокруг многострадального Договора 1972 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно