«Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят»* - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

«Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят»*

25 апреля, 2008, 14:58 Распечатать

В Брюсселе завершился первый рабочий раунд переговоров о создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС...

В Брюсселе завершился первый рабочий раунд переговоров о создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. Правда, тех, кто хотел ознакомиться с его результатами, ожидало разочарование: первым делом стороны договорились не комментировать ход переговоров по ЗСТ до самого их завершения. Почему вдруг такая секретность? Как пояснил «ЗН» представитель Украины при ЕС Андрей Веселовский, обсуждаемые на переговорах масштабы и сроки снижения тех или иных тарифов влияют на реальные экономические и финансовые процессы, и просочившаяся в СМИ информация может дать кому-то преимущество перед конкурентами.

Лишь чуть-чуть приподняв завесу секретности, Андрей Иванович сообщил, что атмосфера на переговорах была рабочей, их участники говорили «абсолютно на одном языке», «люди настрое­ны на результат», и в ходе обсуждения стало ясно, что «расхождений и проблем, во всяком случае, на данном этапе, не так много, как это представлялось раньше». Об­суждавшие­ся в Брюсселе на протяжении трех дней темы очень кон­кретны. По свидетельству
А.Ве­селовского, это торговля товарами, тарифы, нетарифные барьеры и технические барьеры в торговле, содействие торговле, таможенное сотрудничество, правила происхождения товаров, права интеллектуальной собственности, географические обозначения, санитарные и фитосанитарные меры, конкуренция, госзакупки, устойчивое развитие, урегулирование споров и т.п.

«Наша цель была задекларирована с самого начала — создать как можно более полную зону сво­бодной торговли. Как правило, ЗСТ начинается тогда, когда свободная тор­говля распространяется на 95% товаров и услуг. Мы хотим сделать больше. Евро­союз это услышал и настроен отвечать адекватно, — сообщил «ЗН» А.Ве­селовский. — В начале переговоров, во вступительной части обсуждали, сколько они могут длиться. И возникла небольшая дискуссия по этому поводу. Не буду раскрывать, к чему она в конце концов привела, но замечу, что создавшаяся атмосфера свидетельствует о том, что пессимистические прогнозы, согласно которым переговоры по ЗСТ будут тянуться три—пять лет, абсолютно безосновательны. Нужно рассчитывать на значительно более короткий срок».

Киев уже окончательно отбросил идею подписания двух отдельных документов — политического и о зоне свободной торговли. Хотя подготовка политической части нового усиленного соглашения между Украиной и Евросоюзом намного опережает лишь недавно официально начавшуюся работу над ЗСТ (по свидетельству А. Веселовского, раздел, посвященный вопросам политики и безопасности, готов на 95—98%; вопросам юстиции, правосудия и внутренних дел — почти на 100%, секторальному сотрудничеству — практически наполовину). И если бы на сегодняш­ний день (или хотя бы к концу года, когда планируется завершить работу над политической частью) Евросоюз был бы готов предоставить Украине перспективу членства в ЕС, то эту готовность, конечно, немедленно следовало бы зафик­сировать документально. В этом случае имело бы смысл подписание отдельного политического соглашения. Однако, поскольку на подобную щедрость Евросоюза мы пока рассчитывать не можем, то вполне разумно подождать, пока стороны будут обсуждать условия создания зоны свободной торговли. Авось за это вре­мя что-то изменит­ся к лучшему как в самой Украине, так и в отношении ЕС относительно ее евросоюзовского будущего. Поэтому, хотя над преамбулой документа дипломаты работают уже сегодня, ее окончательная формулировка, в которой мы и хотим увидеть перспективу членства в Ев­ропейском Союзе, скорее всего, будет выписана в самом конце переговоров. А не к сентябрьскому саммиту в Париже, как считает Виктор Ющенко, заявивший, что к этому времени «мы зафиксируем впервые в истории наших отношений ассоциированное членство Украины в Европейском Союзе». (Кстати, пора бы уже президенту выучить матчасть хотя бы в минимальном объеме, хотя бы термины, чтобы не повторять раз за разом о несуществующем в природе «ассоциированном членстве» и не получать в ответ едкие комментарии европейцев. Нет у ЕС никакого «ассоциированного членства», а есть «ассоциация с ЕС».)

При этом президент почему-то решил, что это самое «ассоциированное членство» нам хотят предоставить французы, которые уже ознакомили со своими предложениями партнеров по Евросоюзу. Но термины в дипломатии — великая вещь. И не нужно вслед за В.Ющен­ко попадаться на удочку, к крючку которой прицеплено слово, однокоренное со словом «ассоциация». Потому что на самом деле французы предлагают Украине «ассоциированное партнерство». Впервые еще в октябре прошлого года это сделал Нико­ля Саркози во время визита В.Ющенко в Париж, затем в Киев пришла соответствующая non-paper, поясняющая смысл французских предложений. Так вот, это партнерство не является ни ассоциацией, которую в свое время имели новые члены Евросоюза, ни какой-либо другой формой сотрудничества, предусматривающей в будущем полноправное членство. То есть ни о какой «европейской перспективе», которой так давно и безуспешно добивается Киев, речь не идет. Украин­ские дипломаты чуть ли не на пальцах пытаются пояснить своим французским коллегам, что у нашей страны уже имеется партнерство с ЕС — в соответствии с Соглашением о партнерстве и сотрудничестве. И предлагать нам «ассоциированное партнерство» в этом случае все равно, что предложить жене стать «ассоциированной женой». В то же время Киев не хочет обидеть Париж и снизить его активность и инициативность относительно Украины, и потому старается найти позитив в других предложениях. Насколько нам известно, французы, в отличие, например, от немцев, не против начала с Украиной диалога по визовым вопросам, имеющего целью введение в будущем безвизового режима между нашей страной и ЕС (кстати, такой диалог Евросоюз уже почти год ведет с Россией). С удовлетворением отмечают в Киеве и французские предложения по секторальному сотрудничеству.

А вот касательно возможности допуска Киева к формированию решений ЕС да еще в форма­те 27+1 возникают большие сомнения. Прежде всего, на это вряд ли согласится Брюссель, поскольку подобный формат противоречит процедуре принятия решений в ЕС. Затем, скорее всего, предложение будет встречено в штыки некоторыми европейскими столицами: мол, с какой это радости они должны пускать Украину настолько далеко, да и Россия тут же потребует аналогичный формат. Но даже если представить, что это французское предложение будет одобрено всеми членами ЕС, то вряд ли оно Украине сегодня по плечу. Насколько известно, во всех существующих в настоящее время случаях цена участия государств — не членов (напр., Норвегии, Исландии, Лихтен­штейна) в формировании решений ЕС весьма высока. Во-первых, они обязаны выполнять все без исключения законодательство ЕС, не имея права голоса при принятии того или иного акта. Во-вторых, эти страны платят такие же взносы в бюджет Евро­союза, как и члены ЕС, но не имеют доступа к его структурным фондам. В-третьих, они должны подчиняться решениям Европейского суда, если у кого-то из стран-членов возникнут к ним какие-либо претензии.

Так что вовсе не факт, что все эти французские инициативы найдут отражение в новом базовом соглашении между Украиной и ЕС. По информации «ЗН», некоторые европейские столицы буквально оторопели оттого, что французы предложили специальный формат для Украины. Даже если эти предложения и не устраивают Киев, в этих столицах все равно недовольны тем, что Украину кто-то хочет выделить из общей массы «соседей» Евро­пей­ского Союза. Особен­но раздосадована Германия, всегда считавшая «восточную политику» ЕС своей парафией. А тут с ней даже никто предварительно не проконсультировался — вопреки всем традициям франко-германского сотрудничества.

Но у Франции и ее амбициозного главы свои резоны. Николя Саркози, едва заняв президентское кресло, сразу же дал понять, что намерен сделать свою страну европейским лидером. Он не остановился на инициативе создания Средиземно­морского союза и решил, что во время председательства в ЕС во второй половине этого года Франция должна уделить большое внимание и восточному направлению, и, в частности, Украине.

Некоторые партнеры Фран­ции весьма раздражены тем, что Париж уже сегодня произносит слово «ассоциация». Потому что его планировали преподнести Киеву в последний момент как большую уступку, как бесценный подарок. Но не стоит обольщаться. Речь вовсе не о той ассоциации, которая нужна Украине, даже если заветное слово и будет в названии базового соглашения. На сегодняшний день ни Фран­ция, ни Германия, ни страны Бе­нилюкса и еще ряд государств ЕС не готовы говорить о возможности будущего членства нашей страны в Европейском Союзе. И если в преамбуле нового соглашения не будет четко зафиксирована возможность для Украины стать полноправным членом ЕС, никакие названия эту перспективу не заменят. Возьмем, например, Ма­рокко. У него с ЕС и ассоциация, и зона свободной торговли. Но эта страна не может быть членом Евросоюза, поскольку является не европейским государством. Ук­раине же необходимо заключить с ЕС соглашение с Европейским Союзом об ассоциации европейского типа. А таковым его могут сделать только несколько строк в преамбуле о перспективе членства Украины в ЕС.

Конечно, можно надеяться на то, что мы европейская страна, и поэтому, если относительно Ук­раины произносится слово «ассоциация», то слово «европейская» подразумевается само собой. Толь­ко вот есть большие опасения, что хитрые и изворотливые еэсовские переговорщики предложат Киеву такие формулировки, которые позволят высшему руководству Украины громко заявить об очередной внешнеполитической победе, а руководст­ву из некоторых европейских столиц вздохнуть с облегчением: перспективу-то Ук­раине так и не дали. Ведь при большом желании и имеющемся у европейцев опыте переговоров даже выношенную Киевом заветную формулу «политической ассоциации и экономической интеграции» можно свести к уровню отношений ЕС с тем же Марокко. И получим мы тогда ассоциацию не европейского типа, а африканского… Не зря ведь наши симпатики (прибалты, «вышеградцы», скандинавы, британцы), по информации «ЗН», достаточно негативно оценили французские предложения, считая, что они уводят Украину в сторону от поставленной цели и на десять лет могут лишить ее возможности вообще ставить перед ЕС вопрос о перспективе членства.

Между прочим, Бухарестский саммит НАТО стал индикатором истинных намерений европейских тяжеловесов не только относительно евроатлантической интеграции Украины, но и европейской. Не раз и не два довелось услышать и от наших дипломатов, и от европейских, и от американских о том, что одной из основных причин отказа предоставить нашей стране возможность начать выполнять ПДЧ, был страх, что достаточно скорое членство в НАТО позволит Украине еще настойчивее, а главное, куда более обоснованно, требовать и членства в ЕС. Ведь хорошо известно, что критерии членства в НАТО во многом совпадают с критериями членства в ЕС. И если Украина станет членом альянса, то Евро­союзу будет куда труднее отбиваться от ее домогательств.

Кстати, предъявляя Украине в Бухаресте две основные претензии — по поводу отсутствия пронатовского консенсуса политических сил страны и низкой поддержки населением Украины идеи членства в альянсе, — Фран­ция с Германией даже не подозре­вали, какой замечательный аргумент они подарили Киеву для переговоров по евроинтеграционной тематике. По мнению замминистра иностранных дел Украины Константина Елисеева, если позиция этих государств последовательна и логична, то у нашей страны куда больше оснований для получения однозначной перспективы членства в ЕС, чем в НАТО. Потому что в Украине существует абсолютный консенсус всех основных политических сил относительно необходимости полноправного членства в Европейском Союзе (даже коммунисты не против), а поддержка этой идеи у населения страны — около 60%.

Напомним, что с куда худшими аналогичными показателями по евроатлантической интеграции наша страна получила в Бухаресте четкую формулировку в заключительной декларации саммита: «Украина будет членом НАТО».

Безусловно, Константин Петрович прав. С одной стороны. Но европейцы имеют привычку рассматривать Украину со всех сторон. И то, что они видят, с каждым днем удручает их все больше и больше.

В ответ на победные реляции Ющенко после Бухареста и его торжественные обещания новых побед — уже на европейском направлении — верховный представитель ЕС Хавьер Солана заявил, что Украина еще недостаточно политически зрелая страна и что она «не имеет такой политической системы, которая отвечала бы уровню стремлений некоторых ее руководителей присоединиться к некоторым международным организациям». «Мы помогаем Украине, как можем. Но было бы слишком просить от стран-членов (НАТО и ЕС. — Ред.) давать Ук­раине такие награды, пока она не выполнила должным образом собст­венную работу», — прокомментировал Х.Солана возможность предоставления членства нашей стране в НАТО и Евросоюзе.

Но как раз с домашней работой у нас вечные проблемы.

Выполнение Плана действий Украина—ЕС (ПД) в 2007 г. фактически было провалено. Что, правда, напомним, не помешало Юлии Тимошенко отрапортовать в Брюсселе об успешном его выполнении. Если учесть, что провал по ПД приходится на премьерство Януковича, то, кроме как банальным пиаром и неизлечимым стремлением к безосновательным победным заявлениям, которым страдает все высшее украинское руководство, объяснить похвальбу Юлии Владимировны невозможно.

Сколько слов в Украине было сказано о Евро-2012, которое, кро­ме всего прочего, рассматривается и как тест на европейскость Ук­раины, на состоятельность ее госап­парата организовать работу в рамках большого общеевропейского проекта. О том, что проведение чемпионата Европы по футбо­лу в Украине под угрозой срыва, президент Ющенко в очередной раз сообщил не далее как во вторник во Львове на заседании соответст­вующего координационного совета. Кстати, польская делегация на это заседание так и не приехала — в полном составе. Знаете, почему? Потому что приглашение от украинской стороны поляки получили лишь в минувшую пятницу, за четыре дня (два из которых — выходные) до мероприятия. А вы говорите «чемпионат Ев­ропы»… Тут даже банальное заседание толком провести не могут.

Сколько Украина добивалась от европейских партнеров согласия на открытие в нашей стране Регионального экологического центра для стран Центральной и Восточной Европы! Добилась. И что? Теперь в Киеве различные министерства и ведомства (включая и профильное Минэкологии) буквально хоронят эту возможность, отделываясь отписками и затягивая окончательное решение вопроса. Зачем, спрашивается, временщикам втягиваться в столь хлопотное дело, особенно если оно не сулит личной выгоды?

И это лишь штрихи к общей картине, лишь небольшие примеры, первыми пришедшие на память в разговоре о практической реализации стратегических приоритетов страны.

Сегодня наших европейских партнеров значительно сильнее тревожат иные «пятна» и «зигзаги» в украинской картине. Что происходит с коалицией, которая, как декларировалось вначале, должна «реализовать исторический шанс»? Как долго просуществует нынешнее правительство? Что в Украине пытаются сотворить с Конституцией? Где обещанные реформы?

В который раз приходится констатировать: европейцы уже изрядно устали от нашей непредсказуемости и перманентной политической турбулентности, их все больше раздражает то множество вопросов, на которые они не могут (а подчас уже и не хотят) найти ответы. И самое опасное для нас — если они в один отнюдь не прекрасный момент не захотят больше продолжать поиски ответа на вопрос: «Что делать с Украиной?»

* Джонатан Свифт

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно