Помешает ли интеграции Украины в ЕС ее вступление в НАТО?

10 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-17 июня

Почему членство в НАТО не соответствует национальным интересам Украины, хотя приверженцы скорейш...

Почему членство в НАТО не соответствует национальным интересам Украины, хотя приверженцы скорейшего вступления Украины в НАТО много лет настойчиво пытаются убедить украинское общество, что это оптимальный вариант внешнеполитического курса для интеграции в европейское сообщество и вступления в ЕС?

Сторонники членства Украины в НАТО утверждают, что оно открывает для нее перспективы увеличения инвестиций, но насколько их может быть больше — не скажет вам ни один экономист. В то время как согласие ЕС рассматривать Украину как аспиранта на вступление в эту структуру дает возможность конкретно назвать величину этих инвестиций, анализируя, например, путь Польши и других государств в ЕС.

Так, Польша начала получать безвозмездную помощь от Евросоюза с 1990 года (вступила в ЕС в 2004 г.). Польша и другие ассоциированные страны могли пользоваться преимуществами различных фондов, предусматривающих финансирование членов или кандидатов в члены ЕС по различным направлениям хозяйственной деятельности. В 1990—1999 годах вспомогательные фонды для этих государств составили 10,31 млрд. евро. С 2000 по 2003 год включительно Польша ежегодно получала от ЕС до 500 млн. евро. Ей был открыт доступ почти к 13,5 млрд. евро в период 2004—2006 годов в рамках целевых структурных фондов, прямых выплат и других программ. За период 1990—2003 годов Польша получила 5,8 млрд. евро.

Членство в ЕС, как и в НАТО, не «бесплатное»: сегодня страны — члены ЕС отчисляют Евросоюзу 0,98% своего ВВП.

НАТО требует от страны-аспиранта построить рыночную экономику и демократическое общество. Эти требования, бесспорно, важны, как и их воплощение в жизнь в Украине. Однако следует отметить, что такие же требования существуют и для членства в ЕС. Поскольку Европа значительно «старше» США, то и европейская демократия более развита, а ее стандарты выше, чем в Соединенных Штатах. То же касается и рыночной экономики.

Бесспорно, главное преимущество членства в НАТО — гарантия защиты Украины от каких-либо попыток «аншлюса» со стороны России. Это большой плюс. Но такую же гарантию от агрессии (а может, и большую, поскольку Украина в Европе, а главная ударная сила НАТО — США — за океаном) может дать ЕС после введения в действие конституции Евросоюза (статья І-41 п.7), в случае ее принятия. И вообще, зачем Украине быть членом двух систем коллективной безопасности? Ведь за все нужно платить. Следует также учитывать, что в отношениях этих двух систем коллективной безопасности существуют определенные проблемы. Для ознакомления с ними достаточно пролистать европейскую прессу.

Экономическая политика ЕС направлена на обеспечение свободной торговли между странами сообщества, при этом экономика более слабых стран стимулировалась за счет трансфертов из структурных фондов, цель которых — повышение конкурентоспособности более слабых экономик, чтобы приблизить уровень их развития к среднему в Европе.

В Евросоюзе, в отличие от членства в НАТО, очень высокие требования предъявляются к охране и обустройству государственных границ, которые являются внешними для ЕС. На сегодняшний день около 3547 км границы Украины с ее соседями не демаркированы. Евросоюз за шесть лет выделил странам-кандидатам 3 млрд. евро на техническое переоборудование государственных границ.

Украине же на эти цели в соответствии с требованиями ЕС необходимо около 1 млрд. евро. НАТО не практикует оказание такой помощи.

Вице-премьер по вопросам евроинтеграции Олег Рыбачук говорит, что Североатлантический альянс нужно рассматривать как дополнительный инструмент евроинтеграции. Многие члены нового правительства утверждают: существует правило, едва ли не закон, что вначале нужно вступить в НАТО, а уже потом — в ЕС. Такого правила, конечно, нет. Подтверждение этому — вступление в Евросоюз 1 января 1995 года Австрии, Финляндии, Швеции и Ирландии. Это надуманное правило порождено различием условий приема в эти организации. Вступление в НАТО не оговорено четкими критериями в отличие от вступления в ЕС. Поэтому государства бывшего Варшавского договора и ранее входившие в состав СССР, в первую очередь вступили туда, где требования ниже, — в НАТО.

До начала боевых действий союзников в Ираке в марте 2003 года Евросоюз относительно спокойно шел на свое расширение за счет «новобранцев» альянса, поскольку до марта 2003 года отношения между НАТО (а точнее — США) и ЕС были «малооблачными». Страны, вступавшие в ЕС, имели численность населения от 1,3 млн. (Эстония) до 10 млн. (Венгрия), поэтому отрицательные дестабилизирующие факторы, например слабость их экономик, вызванные вступлением в ЕС, были незначительными. Исключением являлась Польша с населением 38 млн., поэтому к ней было приковано особое внимание. Она получила наибольшее количество замечаний от ЕС. В серии докладов, которые публикуются за полгода до вступления в Евросоюз, Польша в ноябре 2003 года была названа наименее подготовленной к вступлению.

В Европе бытует мнение, что все новые члены ЕС являются своеобразным лобби интересов США в ЕС. Так, лондонская газета «Гардиан» в мае 2004 года обвинила «новобранцев» ЕС в принадлежности к «пятой колонне» США в Европе. В адрес Польши также звучали подобные обвинения. Посол Чехии в России Ярослав Башта считает, что Польша имеет исторические проблемы соседства с Германией и Россией, поэтому союзников себе ищет не среди соседей. В определенной степени эта особенность может касаться и Украины.

После начала серьезного обострения отношений между НАТО и ЕС с марта 2003 года (начало боевых действий против Ирака) можно с достаточно высокой степенью вероятности утверждать, что членство в НАТО аспирантов ЕС, если оно будет сохранено в нынешнем виде, послужит серьезным препятствием на пути вступления в него. И это сопротивление со стороны «старого ядра» ЕС будет проявлять себя тем сильнее, чем большим по территории и населению будет новый претендент на членство в Евросоюзе. К таким государствам и относится Украина.

Каким образом отношение обществ некоторых европейских стран к США (и НАТО также) изменилось после начала войны против Ирака, можно увидеть на рисунке.

Последнее обострение отношений между ЕС и США произошло после заявления канцлера Шредера в середине февраля текущего года о необходимости коренной трансформации НАТО в совещательный орган. США, конечно, категорически возражают против такой трансформации.

Приблизительные расчеты, базирующиеся на результатах выборов в Европарламент 2004 г., показывают, что, в случае приема Украины в ЕС, стратегические партнеры США (Великобритания, Украина, Польша, Италия) будут иметь 37% депутатов в Европарламенте, а «ядро ЕС» — только 24 %. Естественно, такая перспектива распределения мест в Европарламенте не привлекает «старое ядро». После последней волны расширения ЕС крупные государства—члены Евросоюза ощущают потерю власти. Так, вместо двух комиссаров в Еврокомиссии Франция и Германия имеют по одному. Эти страны вынуждены менять тактику ради сохранения своего влияния на решения ЕС. Теперь они заранее согласовывают свои решения, а также стараются сформировать «группы поддержки» своих решений из состава представителей в руководящих структурах ЕС других государств. В свою очередь, они за эту поддержку лоббируют их интересы.

Таким образом, можно сказать, что для ЕС, точнее — для его ведущих государств, желательны те кандидаты в Евросоюз, которые сотрудничают с этими государствами значительно более плодотворно, чем с США, а также поддерживают политику ЕС, в том числе его отношение к событиям вокруг Ирака. Украина, к сожалению, к таким государствам не относится. Как европейская страна, она, благодаря тесному сотрудничеству с США, эвентуально пока что находится в «евроатлантическом пространстве», но есть надежда, что с течением времени вернется в Европу. Для такого «возвращения» Украине следует осознать, что политические культуры Америки и Европы развивались в разных направлениях. Их сближение может произойти, если будет сломана американская логика доминирования в партнерстве с ЕС. И Евросоюз освобождается от оков блочной конфронтации, он уже сформировал свою политику безопасности и внешнюю политику. А Украина является частью этой европейской культуры и истории.

Американский политолог Роберт Каган в 2002 году в одной из своих книг привел убедительные аргументы в пользу того, что с иллюзиями об «одинаковости» европейцев и американцев нужно прощаться. Американцы и европейцы думают, что живут в одном и том же мире и одинаково воспринимают окружающую действительность, но это не так. Точкой отсчета заметного проявления этих различий условно можно считать события вокруг Ирака. Аргументы Кагана сводятся к утверждению, что «американские и европейские взгляды расходятся при решении вопросов относительно применения силы, этики силы, зависимости от силы. Европа отворачивается от силы. США в утверждении демократии, интернациональной нормализации, гарантировании безопасности полагаются, прежде всего, на военную силу, а не на международное право. Различие стратегий между США и Европой заключается в понимании того, когда, как и для чего применять силу». Кроме основных различий в системном подходе к реализации внешней политики ЕС и США, существуют и другие разногласия. Вопрос о мере европейской самостоятельности в политике безопасности и в оборонительной политике также является основополагающим в конфликте трансатлантических отношений. Профессор, доктор Иоганнес Варвик (ФРГ) в своей статье «Будущее трансатлантических отношений в сфере безопасности» утверждает, что как НАТО, так и ЕС в вопросе войны в Ираке расколоты и что все новые члены ЕС поддерживают политику США и открыто противодействуют политике Германии, Франции и Бельгии.

Доктор Эрих Гохляйтер в своей статье «Европа и Америка расходятся» утверждает, что процесс «расставания» начался еще раньше — сразу после окончания холодной войны. По его мнению, с развалом Советского Союза исчез общий враг. Из-за отсутствия угрозы связь между США и Европой стала постепенно ослабевать. Начало увеличиваться расхождение во взглядах на международную политику. Экономически ЕС и США становятся все большими конкурентами. Соединенные Штаты во введении в оборот евро усматривают вызов американскому доллару, который был «вездеходом» на всей планете. Фокус интересов внешней политики США с течением времени постепенно смещался из Европы в Азию и Западное полушарие. Для европейцев же ЕС был ближе и понятнее, чем глобализм США.

Проблемы формирования европейской безопасности и оборонной политики нельзя решить используя американскую силу и власть. Сегодня отношения США и Европы, как выразился немецкий политолог Иоганнес Варвик, напоминают ситуацию, когда европейский кролик пристально глядит на американского удава, надеясь, что в скором времени сам станет удавом, в то время как антиамериканский курс в процессе расширения ЕС становится все менее заметным. Первый немецкий канцлер Конрад Аденауэр, комментируя трансатлантические отношения, говорил: «Тот, кто хочет страховаться, должен платить взносы, а кто думает, что Европа при Америке будет свободна от уплаты страховых взносов, — тот ошибается».

Немецкие политологи в своих статьях открытым текстом объясняют, почему расширение ЕС тормозится, но Украина не хочет к этому прислушиваться. Основным противником расширения ЕС является Франция, а Германия занимает «второе почетное место» противников расширения ЕС. Чем это вызвано — нужно понять, проанализировать, сделать правильные выводы и действовать. Если Украина хочет вступить в ЕС, то она должна искать компромисс между своими национальными интересами и интересами ЕС.

Вот почему премьер-министр Венгерской Республики Ференц Дьюрчан в разговоре с журналистами «Зеркала недели» намекнул: «Именно относительно Украины есть резон рассмотреть вариант, чтобы ваша страна стала членом Европейского Союза без предварительного вступления в НАТО».

Но удивляет то, что украинский политический бомонд не обратил на эти слова внимания и продолжает упорно утверждать, что нельзя нарушать выдуманное им «правило» якобы вступление в НАТО должно предшествовать вступлению в ЕС. Есть подозрение, что это «правило» было разработано в евроатлантическом пространстве и полностью соответствует национальным интересам США. А вот насколько оно соответствует национальным интересам Украины — это вопрос дискуссионный. О том, что оно не соответствует интересам ЕС, свидетельствуют приведенные взгляды европейских политиков и политологов.

Подводя итог «за» и «против» вступления в НАТО, можно сказать, что членство Украины в НАТО даст определенный приток инвестиций; позволит бесплатно оснастить ВС современным, но уже бывшим в употреблении вооружением; даст существенные льготные кредиты на переоснащение ВС (прогноз примерно до 100 млн. долл. каждый год), и при этом Украина ежегодно будет платить небольшие взносы в общий фонд НАТО; обеспечит надежную защиту суверенитета Украины.

Однако если Украина будет членом НАТО, обязана будет за такую помощь активизировать миротворческую деятельность в горячих точках уже и за свои деньги, а иногда и без соответствующей резолюции ООН (Конституцией ЕС такой вариант не предусмотрен). Украина, в отличие от Германии, являющейся членом ЕС, не может позволить себе быть «почетным» членом НАТО, каковым ныне, после стамбульского саммита, является ФРГ. Скорее всего, она будет «работать» в горячих точках не менее активно, чем Польша, а может, и активнее. Вполне возможно, что в таком случае мы вернемся в Афганистан (сейчас там 17000 американских военнослужащих) и в Ирак вскоре после вывода украинского контингента из него в конце 2006 г. В перспективе наши миротворцы могут оказаться в Иране, Сирии, Северной Корее и т.д.

Для Украины же значительно важнее участия в миротворческих операциях развитие экономики и рост благосостояния ее граждан. А что касается коллективной безопасности — то в случае вступления Украины в ЕС будущая конституция ЕС гарантирует ее не хуже, чем НАТО.

Самый же главный недостаток членства Украины в НАТО — значительное замедление процесса интеграции в ЕС. Членство Украины в НАТО не лишит ее перспективы вступления в ЕС, но сделает эту перспективу значительно более отдаленной. Пожалуй, нельзя будет рассчитывать на систематическое кредитование на протяжении длительного периода Украины со стороны ЕС, чтобы подготовить ее к членству в ЕС, как это было с Польшей и Ирландией, поскольку ЕС не будет заинтересован в «выкармливании» «троянского коня» для себя.

Украине же очень нужны стабильность, чтобы поднять экономику как главный фактор зажиточности ее граждан, сохранение суверенитета, получение «пропуска» в ЕС и окончательная победа демократии, ибо все богатые страны демократические, — мы стараемся разногласия между ЕС и НАТО перенести на территорию Украины.

Две с половиной тысячи лет назад великий китаец Сунь Цзи оставил завещание-запрет всем полководцам всех грядущих поколений: на два фронта не воюй! Условно можно считать, что Украина, соревнуясь за членство одновременно в двух союзах, разногласия между которыми нарастают, как раз и нарушает предостережение Сунь Цзи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно