ОТГОЛОСКИ ВОЙНЫ

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 18 февраля-25 февраля

Грузинские вертолетчики — отчаянные ребята.С каждым виражом над Аргунским ущельем в лице молодого эстонца, военного наблюдателя от ОБСЕ, все больше беспокойства...

Грузинские вертолетчики — отчаянные ребята.С каждым виражом над Аргунским ущельем в лице молодого эстонца, военного наблюдателя от ОБСЕ, все больше беспокойства. Мы замечаем на дне великолепного межгорья оставленные белую «Ниву» и «Икарус» — свидетельства прежней активности этой «дороги жизни» для чеченских боевиков. Теперь российские десантники за каких- нибудь три километра от границы открывают огонь по всему, что движется в ущелье. Не имея возможности сесть на небольшую ровную площадку пограничного поста в Аргунском ущелье, Ми-8 зависает над склоном, лишь передним колесом коснувшись грунта и рискуя задеть промерзлую землю лопастями. Грузинские пограничники грузят в «вертушку» чеченский крупнокалиберный пулемет, который разыскали в горах. Правда, бойцы пограничной спецгруппы не отличаются желанием общаться с журналистами. «Ничего не знаю, здесь все спокойно», — стандартные ответы в объектив телекамеры.

Впервые в профессионализме грузинских вертолетчиков международные наблюдатели убедились еще 13 декабря. Поговаривают, что во время первого визита экспертов ОБСЕ в высокогорное грузинское селение Шатили, вертолет вышли встречать угрюмые бородачи с автоматами и зелено-черными шевронами на рукавах. Менее всего они походили на измученных чеченских беженцев, и если бы не расторопность пилотов, которые резко подняли машину вверх, международные наблюдатели имели бы возможность непосредственно пообщаться с тогдашними обитателями Шатили. Якобы именно после этого инцидента за каких-нибудь пару недель около двух тысяч чеченских беженцев перевезли в Панкисское ущелье в Ахметском районе Грузии. Теперь о печальном инциденте стараются не вспоминать. «Все обвинения Москвы в пособничестве чеченским боевикам абсурдны», — говорит начальник Департамента охраны государственной границы Грузии Валерий Чхаидзе. «На 80- километровом участке грузино-чеченской границы девять основных перевалов и троп. Сейчас все они занесены снегом, и перейти горы на высоте около 3,5 километра практически невозможно. Недавно мы задержали двух обмороженных чеченцев, которые пытались уйти в Грузию через горы. Врачи говорят, что одному из них придется ампутировать ногу».

ШАТИЛИ

Селение Шатили — настоящий рай для любителей зимнего туризма. Те же наблюдатели от ОБСЕ восхищались красотами кавказских гор и советовали грузинам построить здесь лыжный курорт. Пока же вместо иностранных туристов тут усиленная рота грузинских пограничников численностью до 150 человек. А вместо восторженных возгласов горнолыжников — отзвуки российских объемно- детонирующих бомб, которыми устилают Аргунское ущелье федералы по ту сторону границы. До сих пор российская сторона не признала факта бомбардировки грузинской пограничной заставы в Шатили в конце осени. Единственное, что с уверенностью смогли сказать россияне, это то, что осколки действительно от кассетных мин российского производства.

Обострение ситуации на границе грузинские пограничники прогнозируют к началу весны. Следом за чеченскими боевиками в горы пошли и федералы — значит, на спокойствие в приграничной зоне расчитывать не приходится. Пока что лишь однажды в конце осени пограничники вступали в перестрелку с нарушителям границы. И грузинские военные уверяют, что в случае попыток прорыва будут открывать огонь на поражение. Но вот как реагировать на неоднократные нарушения воздушной границы федеральной авиацией, пока непонятно. Зачастую российские самолеты и вертолеты попросту не могут развернуться для очередного авиаудара, не залетев на грузинскую территорию. По словам полковника Ираклия Копадзе, начальника разведотдела погранведомства, раньше бывали случаи, когда федеральная авиация углублялась в грузинское воздушное пространство на 10-15 километров. Не сбивать же ее, в самом деле?

Периодически грузинские пограничники встречаются со своими российскими коллегами и координируют свою работу. Но вот про совместное патрулирование границы, так называемую операцию «Заслон», ничего не знает даже президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. «Никакого совместного патрулирования нет. Просто Грузия охраняет границу с Чечней с этой стороны, а Россия — с той», — заявил Шеварднадзе на одной из последних пресс-конференций. Это в то время, когда на серверах западных аналитических агентств об операции «Заслон» говорят как о существенной уступке Москве со стороны Тбилиси. «Запад теряет свои позиции на Кавказе», — таков заголовок одного из подобных материалов.

БЕЖЕНЦЫ

Обострение российско-грузинских отношений началось после отказа Шеварднадзе предоставить грузинскую территорию для российских военных еще до начала контртеррористической операции в Чечне. С такой просьбой к нему обратился Борис Ельцин еще накануне военной кампании. С тех пор на Грузию посыпался шквал обвинений в пособничестве террористам. Официальный Тбилиси не успевал отвечать на сообщения российских официальных лиц и СМИ о поставках через грузинскую территорию оружия, боеприпасов и наемников для чеченцев. Эдуард Шеварднадзе уже устал повторять, что готов лично сопровождать наблюдателей, желающих ознакомиться с ситуацией в высокогорных населенных пунктах Шатили, Телави и Омало.

Все контакты Тбилиси с чеченцами ограничиваются помощью почти 6 тысячам беженцам — уверяют грузинские официальные лица. Бюджет Грузии, для которого почти 300 тысяч своих вынужденно перемещенных лиц из Абхазии вот уже семь лет являются большой проблемой, оказался не готов к потоку беженцев из Чечни. Тем не менее, каждый из них, кроме гуманитарной помощи от международных организаций, будет получать ежемесячно примерно по 8-9 долларов. Это все, чем сегодня может помочь Грузия изгнанникам. Беженцы компактно размещены в горных селах Ахметского района, где издревле проживают и этнические чеченцы-кистинцы.

Сегодня основная задача грузинского Министерства по делам беженцев — удержать под контролем ситуацию в Ахметском районе. Дело в том, что среди чеченцев в Панкисском ущелье есть и ваххабиты. И радикальный исламизм постепенно пускает здесь свои корни. Во всяком случае, эта проблема уже обговаривалась силовыми министрами на закрытом заседании грузинского правительства. Насколько она серьезна, можно судить по одному примечательному факту. Во время очередной рабочей поездки по селам Ахметского района к министру по делам беженцев Валерию Вашакидзе подошел молодой чеченец и со свойственным кавказцам темпераментом начал интересоваться, по какому праву тот здесь отдает приказы. Министру ничего не оставалось делать, кроме как в таком же тоне объяснить гостю, кто хозяин на этой земле. Грузины специально не вводят в Ахметский район подразделения полиции, чтобы, не дай Бог, не спровоцировать конфликт. Любой случайный выстрел может там обернуться межнациональной кровавой резней.

АБХАЗСКИЙ СЛЕД

Взаимоотношения чеченцев с грузинами не отличаются особой симпатией еще со времен конфликта в Абхазии. Именно здесь начинал свою военную карьеру Шамиль Басаев, по одной из версий завербованный тогда агентурой ГРУ Минобороны России. «Грузинский народ никогда не забывал, что чеченские наемники воевали против него в Абхазии. И ни один грузин не забудет кровавых преступлений чеченских полевых командиров. Но я горжусь, что наш народ может отличить криминальных убийц от мирных беженцев», — говорит Валерий Вашакидзе. Подобную точку зрения поддерживают и люди, которых трудно заподозрить в симпатиях к России. Например, Зураб Самушиа, командир партизанского движения «Белый Легион», которое действует в Абхазии, поддерживает российскую операцию в Чечне. Для него терроризм и Басаева, и Арсанова, и Радуева бесспорен. В частности, ответственность за кровавые бойни во многих абхазских селах осенью 1993, когда погибли десятки мирных этнических грузин, возлагают именно на чеченских полевых командиров. Сами чеченские эмиссары объясняют абахазские события происками российских спецслужб. По словам представителя Чечни в Грузии Чизри Алдамова, намеренная дезинформация о чеченских зверствах в Абхазии шла с легкой руки тогдашнего министра госбезопасности, а ныне грузинского террориста номер один Игоря Гиоргадзе. И, якобы, главной целью Москвы было желание поссорить народы перед уже планируемой военной операцией в Чечне.

После встречи Эдурада Шеварднадзе с Владимиром Путиным во время недавнего Саммита СНГ в Москве наблюдатели заговорили об определенной разрядке в грузино-российских отношениях. Российский лидер заявил тогда о поддержке территориальной целостности Грузии. Но если Москва действительно полна решимости довести операцию в Чечне до логического завершения, то очередная конфронтация с Тбилиси практически неизбежна. В самом деле: где же, как не в грузинских высокогорных селениях отсиживаться и залечивать раны чеченским боевикам? Не в контролируемых же федеральными войсками населенных пунктах на равнине. К тому же полностью перекрыть грузино-чеченскую границу попросту невозможно. По горам не проведешь контрольно-следовую полосу и не поставишь пулеметные вышки.

Сегодня Грузия не может себе позволить окончательно портить отношения с Кремлем. Сильнейший энергетический кризис, российские военные базы и, в конце-концов, мятежная Абхазия остаются теми серьезными инструментами, которые может использовать Москва для определенного давления на Тбилиси. Похоже, что двусторонние отношения в ближайшее время будут напоминать вялотекущую ссору, продолжительность которой полностью зависит от военных успехов или неудач России в Чечне.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно