Ослабил ли Ирак США: прогнозы и перспективы иракской кампании

11 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Недавние выборы в Ираке, которые должны были подтвердить установление в этой стране представительского и устойчивого правительства, несмотря ни на что, больше выглядели как политическая рекламная акция...

Недавние выборы в Ираке, которые должны были подтвердить установление в этой стране представительского и устойчивого правительства, несмотря ни на что, больше выглядели как политическая рекламная акция. Ведь всем вполне понятно: если бы, например, американцы решили сегодня вывести свои войска, уже завтра такое правительство «народного доверия» просто упало бы под натиском террористов. Пока эти выборы лишь больше заострили вопрос: как долго еще будет необходимо присутствие американцев в этой стране? Разве могут большинство иракцев считать законным правительство, которое не только не способно прекратить продолжающееся насилие, но и появлением своим обязано желанию и воле «партнеров» из США?

Впрочем, сейчас и в самой Америке многие аналитики приходят к неутешительному выводу, что поспешное вмешательство президента Джорджа Буша, вполне вероятно, может иметь отрицательные последствия как для американского дипломатического влияния, так и для военного авторитета Америки в мире. При реально сложившейся ситуации не исключено, что разрешение противостояния может завершиться быстрым и унизительным для Запада выводом войск коалиции и началом в Ираке гражданской войны. Для большинства жителей Ирака американское присутствие не принесло ожидаемой стабильности и процветания, а ассоциируется только с грубой силой, которой так и не удалось полностью переломить ситуацию в свою пользу. Таким образом, это присутствие стало не решением, а лишь составной частью так и не решенной проблемы.

Несмотря на весь декларированный оптимизм Джорджа Буша, нельзя не признать, что во все усиливающемся сопротивлении участвуют на только бывшие «баасисты», религиозные фанатики, иностранные наемники и преступники. К сопротивлению присоединяются жители Ирака, возможно, ненавидевшие диктатора Саддама Хусейна, но теперь ненавидящие американских оккупантов еще больше. Те дни, когда американцев воспринимали как освободителей, давно миновали. По иронии судьбы, Буш своим вмешательством выпустил из бутылки «джинна исламского экстремизма», которого светскому режиму бывшего диктатора удалось туда загнать, используя привычные для него методы насилия. Легитимность марионеточного правительства в Багдаде тоже под большим вопросом, поскольку большинство иракских суннитов все-таки эти выборы проигнорировали.

Сейчас на первый план выдвигается вопрос, не ослабил ли Ирак США в военном и финансовом плане. Каковы прогнозы и перспективы дальнейшего американского присутствия? По-видимому, если не изменить саму парадигму иракской кампании, она может продолжаться значительно дольше, чем будет продолжаться второй президентский срок Джорджа Буша, высасывая из Америки еще сотни и сотни миллиардов долларов и не принося ее инициаторам прогнозируемого желаемого эффекта. Однако такого кредита времени у президента, очевидно, нет, и потому его администрация должна выработать стратегию выхода из иракского кризиса раньше, чем в массовом сознании американских граждан вызреет резкое неприятие этой войны. Тем не менее схема поэтапной передачи контроля над страной самим иракцам с привлечением предварительно обученной армии и полиции явно пробуксовывает. Их дееспособность и по сей день под большим сомнением, и очень трудно поверить, что, рекрутировав такими методами в силовые структуры «новобранцев свободы», США смогут вверить им судьбу будущего Ирака. Кроме того, не просчитанная до конца миссионерская акция бушевской Америки вместо того, чтобы превратить Ирак в пример для подражания в движении к свободе и демократии для других арабских стран, сделала его не только пугалом для многих ближневосточных режимов, но и опасным факелом, способным поджечь весь регион.

Как следствие, иракская кампания не только ослабила Соединенные Штаты, но и спровоцировала приток фанатиков-террористов из соседних государств, став полигоном террористического обучения для исламистов. Экстремисты прекрасно понимают: пребывание американских и коалиционных войск не может длиться вечно. И если они удержат ситуацию крайней нестабильности и опасности для рядовых иракских граждан еще несколько лет на нынешнем уровне, Белому дому рано или поздно придется решать вопросы с выводом своих военных подразделений. Вместе с тем террористическое варварство не только размывает безопасность в Ираке, оно тестирует в глазах мусульманского мира состоятельность самой Америки развязывать с позиции силы важные для нее геостратегические узлы.

Слабость американской позиции и в том, что на сегодняшний день супердержава вынуждена реализовывать политическое желание лишь одного человека — президента Джорджа Буша-младшего. Складывается впечатление, что Буш и по сей день не осознал, сколь высоки ставки этого спровоцированного им противостояния, а также опрометчивости, с которой он поставил на кон высокий международный авторитет своего государства. Военная кампания, запланированная как ключ к процессу ближневосточной стабилизации, в случае провала полностью может перечеркнуть амбициозный проект демократизации большого Ближнего Востока.

Бесспорно, американское руководство пошло на большой риск, оттянув 130-тысячные военные силы в точку стратегического кризиса, не оставив запаса надежной прочности для иных возможных горячих точек потенциальных кризисов. Ближний Восток и в дальнейшем находится в кипящем состоянии; в Южной Америке набирают вес левые силы; ситуацию на Балканах не назовешь до конца умиротворенной; азиатский союзник США, Япония, зажата между Китаем с его невообразимо стремительным экономическим ростом и ядерной Северной Кореей; существуют обеспокоенность по поводу безопасности Тайваня и проблема реализации ядерной программы Ирана — это далеко не полный перечень возможных вызовов американскому могуществу. Что президент будет делать, если возникнет насущная потребность быстро реагировать на события в любой горячей точке мира, а у США, застрявших в болоте иракского противостояния, в этот момент окажется недостаточно ресурсов оперативного реагирования?

Мессианский миф США строился, в частности, и на непобедимости американских войск, и на невозможности конкурировать с новейшими американскими военными технологиями. В значительной мере это и впрямь соответствовало действительности. Однако похоже на то, что Джордж Буш собственноручно разрушает великий миф непобедимости Америки, который смогли выстроить его предшественники на президентской должности. Он исчерпывает, возможно, важнейший американский стратегический ресурс, на котором много лет держался неопровержимый авторитет Америки как сверхдержавы, с которой противники разных мастей боялись вступать в открытую схватку. Теперь Буш наглядно доказал, что со США можно таки прибегать к силовым вариантам в решении конфликтных ситуаций, и при этом даже не исключен шанс не проиграть. По-видимому, был нарушен сдерживающий эффект непоколебимого авторитета статуса первого мирового государства. Поскольку стратегия сдерживания противника на расстоянии была переформатирована в непосредственное вмешательство, не давшее желаемого эффекта.

А кто может гарантировать президенту Бушу, что еще через несколько месяцев присутствия в Ираке в самой Америке не возникнет кампания против иракской войны, как это уже было когда-то с войной вьетнамской? Понятно, чем большими будут потери в этой стране, тем меньше военных вообще захотят попасть в этот театр террористической бойни. К этому можно добавить не только недостаток трудовых ресурсов, внутренние проблемы, индикатором которых является уменьшение цены доллара по отношению к другим ведущим мировым валютам, огромный дефицит бюджета США и зависимость от иностранного капитала. Соединенные Штаты переместили свыше трети своих сил быстрого реагирования в Ирак и не имеют на сегодняшний день никакой возможности развернуть дополнительные боевые силы из-за отсутствия финансирования.

К сожалению, Джордж Буш сейчас до такой степени захвачен своей игрой на иракской шахматной доске военных действий, что увидеть реальную картину происходящего в Ираке он просто не в состоянии. Однако президент ослабляет не только финансы и военные силы своей страны. Как и во времена Вьетнама, размывается нравственность военных, уменьшается их поддержка в обществе. Широко разрекламировав недавнюю иракскую избирательную кампанию, президенту Бушу все же удалось оттянуть во времени решение этих проблем. Однако, если до выборов еще как-то можно было объяснять американской публике, что после завершения избирательной кампании ситуация в Ираке значительно улучшится и волна террора и насилия спадет, то после их проведения для Буша этот основный аргумент утратил свою действенность. Марионеточный иракский режим абсолютно ничем не лучше искусственно созданной СССР страны «демократических немцев» — ГДР, которой удалось просуществовать в таком режиме почти 40 лет, опираясь на присутствие советских войск. О советском поражении вторжения в Афганистан в этом смысле вообще можно не вспоминать, хотя и этот опыт должен был бы натолкнуть администрацию Буша на определенные размышления.

Развязать иракский узел США сможет, лишь прибегнув к нестандартным способам. Вполне понятно, что, учитывая огромные финансовые и значительные человеческие потери, оккупация Ирака должна иметь четкие временные границы. Не менее понятно, что подготовить в краткие сроки дееспособную армию и полицию, способную полностью противостоять нажиму террористических группировок, вряд ли удастся. А продолжение массового присутствия американских войск и значительная потеря военного контингента в состоянии вызвать огромное сопротивление в самих Соединенных Штатах. В таком случае, вероятно, необходима интернационализация иракского конфликта, то есть привлечение потенциальных участников на добровольных основаниях.

В свое время французам удалось организовать такую мобильную военную структуру, как Иностранный легион. Используя его как инструмент военного урегулирования в горячих точках и рекрутируя в его ряды добровольцев из разных стран, им удалось создать вполне боеспособную военную структуру, которая в случае необходимости могла быть оперативно передислоцирована в определенное место. Уже теперь очевидно, что иракская кампания ослабила Соединенные Штаты и долго нести фактически самостоятельно все бремя противостояния с террористами в этой стране им будет не по силам. Безусловно, борьба с терроризмом, объявленная президентом Джорджем Бушем, требует совсем иного ресурсного наполнения и человеческого потенциала, и потому одним из вариантов решения проблемы может быть привлечение добровольцев, готовых переместиться на первую линию противостояния.

В таком случае американцы в Ираке вполне могут опереться на три силы: свои собственные войска, иракскую полицию и армию и добровольцев свободы. Новое военное формирование для борьбы с террористами (которое, кстати, при необходимости можно будет задействовать и в других горячих точках мира) могло бы получить название Freedom Legion и стать действующим инструментом реализации американских планов стабилизации мирового порядка. Очевидным преимуществом добровольцев из Freedom Legion является то, что для оперативного развертывания его структуры США не придется обращаться к тому или другому союзническому государству и зависеть от воли его правительства.

Таким образом, можем говорить о шансе интернационализации борьбы с терроризмом, к которой в массовом порядке смогут присоединиться добровольцы, неравнодушные к распространению идеалов демократии во всем мире. Интернациональные бригады из Freedom Legion со временем смогут полностью заменить американские подразделения в Ираке и вместе с его армией и полицией поддерживать порядок на надлежащем уровне до окончательной политической стабилизации в этой стране.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно