ОПЕРАЦИЯ «ВАВИЛОН»

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 20 июня-27 июня

По прошествии стольких лет с того июньского утра 1981 года, когда весь мир узнал об операции «Вавило...

По прошествии стольких лет с того июньского утра 1981 года, когда весь мир узнал об операции «Вавилон», политикам и сегодня остаётся гадать, насколько правомерно и оправданно действовали ВВС Израиля, разбомбив иракский ядерный комплекс в Эль-Тувейте.

Решающую роль в этой архисекретной операции довелось сыграть высокопоставленному чиновнику израильской спецслужбы МОССАД, имя которого по сей день не разглашается, но зато известно, что носил он кличку Куница. В своём секретном докладе, направленном в единственном экземпляре тогдашнему премьер-министру Израиля Ицхаку Рабину и министру обороны Шимону Пересу, Куница докладывал: «Саддам Хусейн не остановится ни перед чем, чтобы сделать Ирак первой арабской страной, обладающей атомной бомбой, которой он затем будет угрожать Израилю».

У Ирака ядерные амбиции появились в конце 50-х, когда Багдад подписал соглашение с СССР о строительстве небольшого исследовательского реактора. Демонстрируя интерес к атомной энергии, тогдашний Ирак претендовал на лидерство в арабском мире, а обладание ядерным потенциалом давало ему дополнительные очки в конкуренции со своими соседями. При этом достаточно было делать таинственное лицо и время от времени показывать пальцем на курящийся над куполом реактора дымок — работаем, мол…

Всё изменилось в начале 70-х, с приходом к власти в Ираке самой современной в стране партии БААС. То, что Саддам Хусейн делает крутой поворот в политике, Куница понял, проезжая по новому скоростному шоссе Багдад—Басра, построенному по образцу модерновых американских хайвеев. Возле древнего Вавилона по обе стороны шоссе возвышались две гигантские фигуры — Саддама и Навуходоносора, под рукопожатием которых проносился поток машин. Это был символ того, что нынешний диктатор Ирака будет продолжать политику своего далёкого предшественника, изгнавшего когда-то евреев из Иерусалима.

Израиль к тому времени давно уже обзавёлся собственной Бомбой. Самый главный Секрет страны был упрятан глубоко в пустыне Негев, за тремя рядами колючей проволоки, под многотонной толщей песка. Тайный объект камуфлировался под ткацкую фабрику, а внешне выглядел как невзрачный бетонный сарай. Американская и русская разведки догадывались о предназначении странного сооружения, поблизости Димоны. Доказательством того были фотографии, сделанные с космического спутника. Догадывался об этом и Саддам Хусейн. Непрекращающееся противостояние с арабами не оставляло у Куницы сомнений, против кого Саддам применит своё ядерное оружие, чтобы показать всем, что в регионе появился новый Хозяин.

Все последующие события подтверждали опасения израильского МОССАДа.

Финансирование иракской атомной программы было увеличено с символических 5 млн. долларов до 75 млн. Эмиссары Саддама Хусейна не вылезали из Западной Европы, пытаясь купить атомные технологии и оружие. В апреле 1975 года в Москву приехал сам Саддам, бывший тогда вице-президентом Ирака. Советский Союз согласился передать Ираку некоторые ядерные технологии, включая более совершенный ядерный реактор, но поставил условие: все это сотрудничество требует международных гарантий МАГАТЭ, чтобы исключить его использование в военных целях. Естественно, Саддама это предложение не могло удовлетворить. Несколько месяцев спустя после своего неудачного визита в Москву Саддам Хусейн появился во Франции. Принимали его там куда более торжественно и радушно, чем в Москве: возили по стране, показывали замки на Луаре, Лазурный берег и как бы мимоходом завезли в секретный ядерный центр Кадараче, где за колючей проволокой разрабатывалось французское ядерное оружие. Саддам Хусейн все это мотал на ус, и на переговорах, которые вальяжно вел тогдашний премьер-министр Франции Ширак, стал рассказывать о своих грандиозных планах обеспечить Ирак ядерной энергией. Для страны, сидевшей на вторых по величине мировых запасах нефти, это звучало более чем странно. Но французы закрыли на это глаза, и за четверть миллиарда долларов подрядилась к 1981 году построить в Эль-Тувейте реакторный комплекс «Осирак». Италия согласилась поставить комплекс по извлечению боевого плутония из отработанного реакторного топлива. Сделка состоялась, причём без каких-либо гарантий МАГАТЭ, хотя независимые эксперты и предрекали возможность производить плутониевые бомбы в Ираке уже в начале 80-х годов.

Один из пунктов франко-иракского соглашения, подписанного в ноябре 1975 года, гласил: «Все лица еврейской национальности или религий последователей Моисея не могут участвовать в программе ни в Ираке, ни во Франции». Такая нестандартная формулировка ещё больше насторожила Израиль.

Сначала израильтяне безуспешно использовали вполне легальные методы. Дипломатические миссии в Европе и США созывали пресс-конференции, вели долгие закулисные разговоры, устраивали «утечки» информации из отчётов МОССАДа. Тогда Куница начал действовать, пытаясь затормозить «Осирак» с помощью «чёрной операции». Первый удар был нанесен еще в апреле 1979 года, когда во Франции на заводе, где делался ядерный реактор для Ирака, прогремел взрыв. Ответственность за него взяла на себя какая-то мифическая «Французская экологическая группа». Годом позже в Париже при смутных обстоятельствах был убит египтянин Яхья эль-Мешад, возглавлявший иракскую атомную программу. Единственная свидетельница убийства — французская проститутка — несколько недель спустя попала под автомобиль, скрывшийся с места наезда. Ещё через месяц в римском офисе компании Tehint (итальянского подрядчика проекта) взорвалась мощная бомба. В тот же день лишь чудо спасло от смерти физика, осуществлявшего общее руководство французской частью проекта. Понятно, что Куница не оставлял визитных карточек, однако никто не сомневался, что это именно МОССАД активно работает по человеческому фактору.

Французы всё же выполнили свои обещания и без задержки сделали такой же реактор. На этот раз без помех и взрывов «Осирак» был доставлен в Ирак и размещён в ядерном центре Эль-Тувейта. В июле 1981 года он должен был вступить в строй и заработать на полную мощность. Иракские эмиссары активно вели переговоры о закупке обогащенного урана с итальянскими и западногерманскими фирмами, а обычный уран уже поступал в Ирак в больших количествах из Нигерии, Бразилии и Португалии.

Но планам Саддама Хусейна не суждено было сбыться. Куница уговаривал нового израильского премьера Менахима Бегина начать операцию «Вавилон». Активную позицию в поддержке операции принял тогдашний министр сельского хозяйства и нынешний премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, за что его прозвали «министром рейда». Задача была поставлена не из лёгких. Ирак находился более чем за тысячу километров от Израиля. Чтобы сбросить бомбы, лётчикам предстояло пролететь над несколькими арабскими странами, которые имели ракетные установки.

Приказ о начале операции «Вавилон» был отдан Бегином после донесения МОССАДа о том, что в ближайшее время активная зона реактора будет загружена топливом, а реактор запущен. Бомбёжка работающего объекта стала бы рукотворным Чернобылем, хотя, тогда это название не вызывало никаких ассоциаций.

7 июня 1981 года в 15.55 по израильскому времени 14 новейших американских самолётов со звёздами Давида на крыльях поднялись с авиабазы на юге Израиля. На бреющем полёте они прошли через воздушное пространство Иордании и Саудовской Аравии и достигли Ирака. Лётные качества новых самолётов F-15 и F-16 позволили им остаться незамеченными. В 17.35 самолёты начали набирать высоту, не долетев нескольких километров до Эль-Тувейта. Перехватчики F-15 образовали защитный «зонтик», а F-16 один за другим сбросили полуторатонные бомбы на бетонный купол реактора. За четыре минуты с «Осираком» было покончено, а ещё через два часа самолёты вернулись на базу в Израиле. Вся операция заняла чуть менее четырех часов.

Это был поистине хирургический удар — реактор был разрушен, но ни один человек при этом не пострадал. Официально этот налет был осужден как акт беззакония, но во всем регионе с трудом скрывали чувство облегчения. Американская газета «Таймс» писала: «…разбомбив иракский реактор, Израиль оказал услугу мировому сообществу».

О том, насколько эти слова были близки к истине, мир узнал значительно позже, после «Бури в пустыне». Размах иракской ядерной программы оказался намного шире, чем предполагали западные эксперты. В списке целей для бомбардировки в ходе военной операции 1991 года значились всего два ядерных объекта, однако после войны инспекторы ООН обнаружили более 20 подобных «Осираку» объектов.

Имена лётчиков-истребителей, участвовавших в операции «Вавилон», все годы держали в секрете, а сегодня стало известно, что одним из членов команды был первый израильский космонавт Илан Рамон.

Спустя год после этого события, на стол премьер-министра Бегина легла очередная записка от Куницы. В ней он просил об отставке после 30-летней работы над самой секретной своей операцией. Прощаясь с агентом, сотрудники МОССАДа преподнесли ему символический подарок — школьный глобус. При нажатии кнопки он раскрывался на два полушария, в одном из них была фотография иракского ядерного центра до рейда, а в другом — после операции «Вавилон».

Если бы не операция «Вавилон», кто знает, чем бы закончилась в 1991 году «Буря в пустыне» и пережитый совсем недавно «Шок и трепет»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно