НАТО В ФИЛОЛОГИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ

7 июня, 1996, 00:00 Распечатать

Прежде всего, как говорят историки, давайте договоримся о терминах. Давайте называть вещи своими именами...

Прежде всего, как говорят историки, давайте договоримся о терминах. Давайте называть вещи своими именами. Иногда уточнение устоявшихся понятий дает удивительный эффект. Допустим, стоит вдуматься в термин «интернациональный долг», становится ясно, что речь идет о войне против соседнего государства, а в случае с термином «наведение конституционного порядка» - о войне против части собственного народа. Давайте будем, как говаривал Коровьев, сторонниками полной ясности и попытаемся вникнуть в известный термин «блоковое противостояние», которым в Советском Союзе, а теперь - в России называют период «холодной войны».

Он также нуждается в уточнении. Хотя бы потому, что предполагает наличие двух противостоящих блоков. А вот этого-то и не было. Противостояли две группы стран, две общественные системы, Восток и Запад, добро и зло наконец (не имеет значения, кто кого относит к первому, кто кого - ко второму), все что угодно, но только не два военных блока.

Понятие «военный блок» предполагает наличие жесткой структуры, состоящей из группы стран, одна из которых имеет явное лидерство, причем, пользуясь им, навязывает свою волю партнерам, которых можно называть «саттелитами» («спутниками», «сопровождающими», как угодно, но только не партнерами). Осуществляя это лидерство, господствующая страна не допускает никаких отклонений среди саттелитов от заданного курса, не останавливаясь перед применением силы против непокорных. Естественно, подобное формирование предполагает схожесть идеологии, экономической модели развития и внутриполитической структуры.

Всем вышеизложенным критериям соответствовала Организация Варшавского договора. Естественно, что с точки зрения советской пропаганды ОВД была не блоком, а братством по оружию, чьи армии любили подразмяться только на своих спартакиадах.

Военным блоком, причем агрессивным, таковая пропаганда считала как раз НАТО. Базировался этот постулат на лидерстве в нем Соединенных Штатов, чего уже для пропаганды было достаточно. Применяя к оценке всех его действий не очень тонкие, и именно поэтому хорошо действующие штампы об «империализме», его «агрессивной сущности», «звериной ненависти» к странам социализма и «национально-освободительному движению» (еще один термин, требующий уточнения, но не сейчас), советская пропаганда достигла за сорок лет своего: большинством населения России даже сейчас иначе как враг НАТО не воспринимается. Чего стоит хотя бы история о попытке провести под Оренбургом совместные американо-российские военные учения.

Из виду сознательно упускалось несколько важнейших обстоятельств. НАТО - не военная, а прежде всего политическая организация. Создана она была на основе Североатлантического (Вашингтонского) договора 4 апреля 1949 года - малоизвестный у нас документ. Заключаемый с целью коллективной обороны, что, в соответствии с 51 статьей Устава ООН является «неотъемлемым правом» каждой страны, он уже во второй статье ставит своей задачей обеспечение условий для стабильности, благосостояния и содействия экономическому сотрудничеству между членами Союза. Хотя участники договора уже в преамбуле подчеркнули стремление жить в мире со всеми народами и правительствами, в пятой его статье однозначно заявили, что нападение на одного будет рассматриваться как нападение на всех. Девятая статья провозглашает создание Североатлантического совета - единственного органа, cозданного договором, с предоставлением ему права создавать такие «вспомогательные структуры», которые будут необходимы.

Внешне все эти формулы похожи на аналогичные декларации Варшавского пакта. С маленькой разницей: договор подписали демократические государства. Раздавать налево и направо свой суверенитет они не собирались даже перед лицом советской военной угрозы. Cреди одиннадцати отцов-основателей есть подлинный гигант - Соединенные Штаты, есть карлик - Люксембург. Однако ВСЕ решения в НАТО принимаются консенсусом. Это значит, что если в каком-то вопросе представители Люксембурга будут против, то всего авторитета Соединенных Штатов не хватит, чтобы по нему было принято решение от имени НАТО. История организации имеет немало свидетельств того, что не всегда этот консенсус находился. Чего стоит, например, выход Франции из военной организации НАТО в 1966 году (многие, наверное, хорошо помнят, как ликовали по этому поводу господа большевики - «свидетельство глубочайшего кризиса блока!»). Что, кстати, повторила и Греция в 1974 году (проплавав в автономном режиме до 1980 года). Однако никаких попыток давления, тем более силового, предпринято не было. Теперь, когда советской военной угрозы как бы не существует, Франция начинает проявлять новый интерес к военному сотрудничеству - тоже достаточно любопытная деталь.

Трудно даже представить себе возможную реакцию Москвы на стремление выйти из ОВД, скажем Восточной Германии. Даже известная своим фрондерством в соцлагере Румыния не рисковала заходить так далеко. Шуток в Кремле никогда не понимали. Для шутников существовало выполнение интернационального долга (см.выше). Что и проделывалось в Будапеште и Праге.

Не думаю, чтобы «классических» западных демократов постоянно радуют своими делами такие их беспокойные партнеры, как Греция и Турция. Военные перевороты устраивают. Между собой постоянно свои острова поделить не могут. Но даже последний инцидент между ними не стал предметом «разборок» в брюссельской штаб-квартире НАТО. Как сказал автору один из ее сотрудников, «лучшее, что мы можем сделать по двусторонним конфликтам, это не обсуждать их здесь, иначе это парализовало бы организацию. Поэтому мы никогда не говорим и о религии. Если греки и турки хотят конфликтовать, они выходят за пределы этого здания и там делают, что хотят». Хотя - и это признал тот же сотрудник - такие сложные отношения как греко-турецкие «требуют иногда посредничества». Он особо подчеркнул, что инцидент никоим образом не отразился на работе и взаимоотношениях греческих и турецких сотрудников штаб-квартиры.

НАТО - не военный блок. НАТО - альянс, то есть союзническая организация. Это слово тоже было достаточно затаскано советской пропагандой без разъяснения его смысла. Французскому слову, имеющему этакое декадентское для русскоязычного слуха звучание, придавался заведомо негативный оттенок.

К чему все эти рассуждения, скажет иной? К тому, что большинство населения Украины, также как и российское, не видит разницы между этими двумя понятиями. К тому, что штампы об «агрессоре» не менее прочно въелись в его сознание. К тому, что только по причине занятости другими делами единомышленники тов.Зюганова в Верховной, например, Раде твердят о турецкой угрозе, противостоять которой может единый Черноморский флот, не постоянно, а от случая к случаю. К тому, что стремление ряда стран в ряды НАТО не только не несет угрозы Украине, но и повышает ее безопасность.

Для того, чтобы антинатовской пропаганде из Москвы можно было бы противопоставить нормальное, спокойное, систематическое разъяснение политики НАТО, в том числе и по отношению к Украине, в Киеве необходимо открытие постоянного информационного центра. Речь о нем шла еще в ходе визита в Украину генерального секретаря НАТО Хавьера Соланы в апреле. Окончательное решение было принято 3 июня в Берлине, на заседании совета министров иностранных дел союзников. Для принятия такого, казалось бы, не самого принципиального решения, как и для любого другого, также понадобился консенсус, то есть согласие всех.

Сколько бы не твердили представители России на всех уровнях, что приближение НАТО к границам России представляет опасность для нее, в это не верят, убежден, даже они сами. Население - да, но не представители. Представители прекрасно знают, что НАТО - не агрессивный блок, а оборонительный союз демократических государств. Представители прекрасно понимают другое: вступление в НАТО какой-либо страны НАВСЕГДА лишает Россию возможности вернуть ее в сферу своего влияния. Для представителей отказаться от этого - значит признать поражение всей российской внешней политики, начиная от Петра Первого. Представителям неинтересно думать об освоении собственной неосвоенной страны, им все бы сапоги мыть в океанах, не важно в каком, Атлантическом или Индийском.

Отсюда - наивное лукавство, с которым представители говорят: «Советской угрозы больше нет, нет и Варшавского договора - почему бы вам не распустить НАТО?» В Брюсселе (штаб-квартира НАТО) понимают, что это делать, мягко говоря, преждевременно. По словам заместителя Генерального секретаря НАТО Сержио Баланзино, «если Россия постарается вдохнуть новую жизнь в цели, которые были типичны для Советского Союза, тогда НАТО будет вынуждено, к сожалению, вернуться к своей прежней позиции и смотреть в глаза новой угрозе соответствующим образом». Он выразил предположение, что рано или поздно Россия «примет некоторое соглашение и признает расширение НАТО, но попросит что-то взамен».

Тем не менее, судя по всему, в Берлине вряд ли будет принято какое-то конкретное решение по расширению альянса. Представители НАТО утверждают, что организация не боится никого и ни на кого не оглядывается, в том числе и на Россию. По их словам, осторожность в вопросе расширения вызвана стремлением сделать все так, чтобы избежать возможных ошибок. Ибо по отношению к новым партнерам не предусмотрено ни кандидатского стажа, ни ассоциированного членства - они сразу же становятся не только потребителями безопасности, но и ее создателями. Расширение не должно ослабить союз - в этом едины все его члены.

Представители НАТО едины также и в другом: необходимо избежать новой конфронтации. «Если в результате расширения появятся новые линии раздела в Европе, это будет означать, что мы потерпели поражение. А мы постараемся этого не допустить», - говорят они.

Позиция НАТО в отношении Украины сформулирована в «Исследовании по расширению НАТО» - официальном документе, принятом в сентябре прошлого года. «Мы стремимся...развивать наши отношения со всеми новыми независимыми государствами, независимость и демократия которых являются важными факторами безопасности и стабильности в Европе. В этом контексте мы придаем особое значение нашим отношениям с Украиной, которые мы будем развивать и в дальнейшем, в частности путем углубления сотрудничества в рамках «Партнерства ради мира». НАТО импонирует реальная позиция Украины по отношению к альянсу. Иными словами, хорошо, что хотя бы Украина не просится в члены - вроде, неплохие люди, жаль было бы отказывать. Пока отказ неизбежен, ибо постановка вопроса о членстве - вопрос даже не послезавтрашнего дня. И дело не только во внеблоковом статусе. Надо, прямо скажем, немного поработать над собой.

Вместе с тем, надо ясно отдавать себе отчет в том, что только после вступления Украины в НАТО можно будет говорить о достижении ею полной и окончательной независимости.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно