МОЛДАВСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ, ИЛИ МОЖНО ЛИ ИЗ УНИТАРНОГО ГОСУДАРСТВА И С ПОМОЩЬЮ СЕПАРАТИЗМА ПОСТРОИТЬ ФЕДЕРАЦИЮ

20 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 20 декабря-27 декабря

Что, собственно, произошло? Очередной раунд переговоров по урегулированию приднестровского конфликта, состоявшийся 1—3 июля в Киеве, завершился довольно неожиданно...

Что, собственно, произошло?

Очередной раунд переговоров по урегулированию приднестровского конфликта, состоявшийся 1—3 июля в Киеве, завершился довольно неожиданно. ОБСЕ и страны-гаранты — Россия и Украина — предложили Кишиневу и Тирасполю начать процесс воссоединения страны путем создания федеративной республики. На их рассмотрение был представлен проект соответствующего соглашения, инициированный и подготовленный ОБСЕ. На смену старой формуле «Молдова как единое государство с Приднестровьем на правах самой широкой автономии» пришла новая — «Молдова и Приднестровье как субъекты федерации». Если прибегнуть к спортивной терминологии, можно утверждать, что
И.Смирнов со своим криминальным режимом одержал почти абсолютную победу над всеми парламентами, правительствами и президентами Молдовы, пытавшимися вести с ним переговорный процесс. Конечно, эту победу Смирнов одержал не своими силами. Решающий вклад внесли в нее ОБСЕ и страны-гаранты. Собственно, об Украине здесь, по-видимому, речь не идет. Очень часто она все еще продолжает повторять за «старшей сестрой» «да, таки да».

Пропагандисты федеративного варианта разрешения приднестровской проблемы не забывают, конечно, подчеркнуть, что он выводит переговоры из тупика на конструктивный путь взаимных компромиссов. Сокрушительные критики этого варианта указывают на иезуитское разрешение конфликта по позорной схеме «цель оправдывает средства». Можно ли и стоит ли добиваться соответствующего соглашения, нарушая Конституцию Республики Молдова, в которой государство провозглашено «унитарным и неделимым»? Если это делается по разрешению ОБСЕ и России, оказывается — да.

Можно лишь догадываться, как это Владимир Воронин, еще вчера заявлявший, что не будет воспринимать И.Смирнова иначе как рядового гражданина Молдовы, вдруг сменил гнев на милость и решил начать равноправные переговоры с незаконным и никем не признанным криминальным режимом. Какие-то необыкновенные и магические слова должны были бы найти для него ОБСЕ и Россия, коль это произошло. Но Воронин и коммунисты, по-видимому, отдают себе отчет, что обратного пути из федерации уже не будет: если позволить Смирнову сказать «а», он ни у кого не будет просить разрешения сказать «б».

Процесс, так сказать, пошел. Украина же как ближайшая соседка Молдовы должна очень внимательно и придирчиво следить за ним. Как с учетом украинских интересов, так и с учетом того, что тема федерализации Украины в последнее время активно дискутируется в отечественных масс-медиа.

Позиция официального Кишинева

В предвыборной программе коммунистов разрешение приднестровской проблемы рассматривалось как одна из главных и неотложных задач партии. Истекло полтора года, а сдвигов никаких. Игорь Смирнов упрямо отказывался вести диалог на определенных Кишиневом основаниях. Воронин метал громы и молнии, но сдвинуть переговорный процесс с мертвой точки оказался бессилен.

В такой ситуации ход перешел к ОБСЕ и странам-гарантам. Они заставили Воронина полюбить федерацию, а он отдал генеральский приказ полюбить ее всем остальным. Кто не хочет, объявляется антигосударственником и не приглашается за «круглый стол» партий при президенте страны, где обсуждается будущий государственный строй Молдовы. Знакомая позиция, не так ли? Кто не с нами, тот против нас. Таким образом, вне политического диалога оказываются все правоцентристские партии и значительная часть интеллектуалов страны во главе с Союзом писателей и Союзом кинематографистов. И первые, и вторые, и третьи — ярые румынофилы и убежденные русофобы. Более чем очевидно, что такая тактика и стратегия успеха коммунистам не принесут, а раскол общества лишь углубится.

Что говорит Тирасполь

Он отнюдь не собирается форсировать события и действует по принципу: чем дольше будет решаться судьба его статуса, тем больше надежд получить самостоятельность и независимость. Как ими потом распорядиться — это уже второй вопрос. Президент Смирнов пока никак не отреагировал на инициативу ОБСЕ и стран-гарантов, а председатель Верховного совета Приднестровской Молдавской Республики Григорий Маракуца на пресс-конференции для зарубежных журналистов сказал буквально следующее: мы не получали от ОБСЕ и стран-гарантов никаких предложений, посему нам нечего комментировать. Немного позже позицию Приднестровья он все же очертил: мы готовы искать с Республикой Молдова исторические компромиссы, но на пути конфедерации.

Позиция и интересы молдавской оппозиции

Молдавская прорумынская оппозиция сказала решительное «Нет!» плану воссоединения Молдовы и Приднестровья путем федерализации. Нетрудно догадаться почему. Мечта и цель бессарабских румын — воссоединение с Румынией. Пророссийское Приднестровье этот процесс постоянно будет тормозить. Национал-демократам Молдовы лучше, если Приднестровье останется в составе унитарного государства: тогда его легче будет разрушать. Так в самой Румынии румынизировали в свое время венгерскую Трансильванию. Стоит отметить еще два особых мнения в хоре молдавской прорумынской оппозиции. Выдающийся румынский поэт сегодняшней Молдовы Григорэ Виеру, отвечая недавно на вопрос, что бы он в первую очередь сделал для страны, если бы стал ее президентом, ответил: «Протянул бы границу государства по Днестру, поскольку оттуда идут все наши несчастья». Другой поэт, а к тому же еще и политик, Николае Дабижа еще несколько лет назад обнародовал фантастический вариант по поводу Приднестровья: если с ним никак нельзя договориться, то уж лучше выменять за него у Украины захваченные СССР в 1940 году румынские территории. Но наиболее конструктивный вариант решения приднестровской проблемы, который вдобавок нейтрализует некоторые недостатки проекта, предложенного ОБСЕ и странами-гарантами, предлагает председатель Социально-либеральной партии Олег Серебрян: федерацию в Молдове нужно строить не из двух-трех субъектов, а из 11 федеральных краев плюс муниципия Кишинева как федеральная территория. Такими федеральными краями в этом случае стали бы не только Приднестровье и Гагаузия, но и все сегодняшние уезды.

Как бы Воронин и коммунисты ни пытались изолировать прорумынскую оппозицию от принятия решения по Приднестровью, им это сделать не удастся, поскольку за ней стоит 65% румыноязычного населения Молдовы и 41% — Приднестровья.

Позиция и интересы России

При любых обстоятельствах и любых изменениях в отношении к Кишиневу или Тирасполю Россия ни за что не захочет терять свою геополитическую диспозицию в этом регионе мира. Договариваться об этом придется скорее всего со США, нежели с Молдовой или Приднестровьем. С Кишиневом у нее стратегическое партнерство, а в Тирасполе — оружие, военные и пятая колонна. Коммунисты Молдовы дружат с Москвой против Бухареста, а лидеры Приднестровья не перестают напоминать российским политикам: не дураки же были российские императоры, когда осваивали эти регионы, а вы отсюда уйдете?.. Об этом Россия и сама хорошо помнит.

Позиция и интересы Украины

Первый (ближайший и стратегический) интерес — иметь крепкую границу и надежного прогнозируемого соседа-партнера. Второй — быть готовыми, что при определенных обстоятельствах Транснистрия может попроситься в лоно Украины. Третий — помнить, что отсюда может когда-нибудь начаться процесс собирания румынских территорий. Политику и имидж нужно строить на первом, а второй и третий — просто иметь в виду. Имеет ли сама Украина в Молдове имидж надежного партнера и страны-гаранта, действующего принципиально, то есть без двойной игры и заигрываний с Тирасполем? Об этом тоже писалось и в молдавской, и в украинской прессе.

Почему приутих Бухарест

Официальный Бухарест почти не комментирует последние события в Кишиневе, поскольку не хочет навредить себе накануне саммита в Праге. Но он неоднократно повторял, что никогда не смирится с завоеванием Советским Союзом румынских территорий, в том числе и бывшей Бессарабии. Румыния еще просто пытается угодить США — она всячески заискивает перед Белым домом. В Вашингтоне говорят, что поддерживают проект федерализации Молдовы как единого государства, в котором Приднестровье будет иметь самую широкую автономию. Что ж, мы готовы сотрудничать, отвечает на это глава внешнеполитического ведомства страны Мирча Джоанэ. Станем членами НАТО, Европейского Союза, а там будет видно. Пока что часы унионизма и унификации между Румынией и Молдовой, запущенные сразу после распада СССР, продолжают отсчитывать время. Будущее покажет, работали ли они на Бухарест.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно