«Мистраль» и матрешка

12 марта, 2010, 19:20 Распечатать

Считается, что c помощью группы десантных вертолетоносцев Россия укрепит ударную мощь десантно-штурмовых сил своего флота...

Россия планирует приобрести у Франции два десантных вертолетоносца типа «Мистраль» и еще два построить у себя по лицензии. Об этом в который раз говорилось во время недавнего визита Дмитрия Медведева в Париж. Ориентировочная цена сделки — не менее 1,4 млрд. евро. Для России этот контракт со страной—членом НАТО может стать крупнейшим после окончания холодной войны и первым со времен Первой мировой войны, когда россияне приобретают на Западе крупный боевой корабль.

Считается, что c помощью группы десантных вертолетоносцев Россия укрепит ударную мощь десантно-штурмовых сил своего флота. Уточню — это силы наступления, а не обороны. Наиболее вероятно появление «Мистралей» в Черном и Балтийском морях как средство проецирования силы. По крайне мере, так считает руководство российского флота, мощь которого скукоживается прямо на глазах. Но это лишь внешняя оболочка. «Мистральный» контракт — как русская матрешка, где у каждой появляющейся фигурки своя гримаса…

Проекция слабости

Чтобы ВМФ РФ не превратился в груду старого железа, россиянам необходимо строить в год три-четыре корабля, в том числе основных классов — крейсеры, эсминцы, фрегаты и корветы. Но с начала 2000-х годов в ВМФ поступили всего четыре но­вые единицы. Все остальное — вре­мен СССР и уже практически полностью выработало свой ресурс. Крайний рубеж — 2015 г. Через два-три года истечет срок службы практически всех ракетных катеров и малых противолодочных кораблей. После их списа­ния Россия остается без кораблей охраны водного района, то есть конт­ролировать и защищать даже ближнюю морскую зону будет нечем. Что ставит крест на во­енном потенциале того же Бал­тийского и Черноморского флотов.

С таким раскладом российское руководство РФ уже не вспоминает о маниловских планах, озвученных президентом России в 2008 г. Тогда, если помните, Дмитрий Медведев поручил министерству обороны разработать программу строительства авианосцев, чтобы приступить к их созданию уже в ближайшие годы. При этом президент рассчитал: «если на создание авианосца уходит в среднем пять лет, то первые результаты можно получить к 2013 — 2015 годам». Речь шла как минимум о четырех авианосцах, которые должны прийти на смену единственному авианесущему крейсеру российского ВМФ «Адмирал Кузнецов», который больше находится в ремонте, нежели в океане.

Но авианосных результатов ни к 2013 г., ни позже в России явно не предвидится. С одной сто­роны, в России авианосцы никогда не строили, верфи для них име­лись только в украинском Нико­лае­ве. С другой — каждый такой корабль обошелся бы Рос­сии в сумму не менее 7 млрд. долл., — с весьма туманными перспективами ввода в строй. При­мер: приоритетное строительство флагмана российского подводного флота «Юрий Долгорукий» на стапе­лях завода «Севмаш», даже при стабильном финансировании, растянулось вот уже на 13 лет. Хо­тя в 80-е годы «Севмаш» строил шесть подводных лодок в год.

На этом фоне покупка французских кораблей класса «Мист­раль» выглядит для России весьма удачным шансом. В отличие от российских бумажных проектов два корабля (Mistral и Ton­nerre) можно будет ввести в боевой состав ВМФ РФ через три-четыре года. То есть к 2014 г. Что касается двух других, то, по французским технологиям, на строительство каждого требуется 22 месяца. Но де-факто будет значительно дольше, так как у России сейчас нет подходящих стапелей для такого проекта. При этом стоимость «Мистраля» в российском воплощении может примерно на четверть превысить стоимость французского аналога с ценой в 450 млн. евро…

Двуликий «Мистраль»

Но так ли грозен «Мистраль» и много ли от него проку будет для ВМФ России? Если верить голым рекламным данным, то в ка­честве боевой загрузки универсальный десантный корабль (УДК) типа «Мистраль» может принять на борт 16 вертолетов, четыре десантных катера и до
70 единиц бронетехники, включая 13 боевых танков, а также
450 полностью экипированных десантников. При этом с покупкой или постройкой такого УДК меняется вся идеология проведения десантных операций. Считает­ся, что УДК может самостоятельно проводить их буквально мгновенно, так как на его борту, кроме морской пехоты и транспортных вертолетов, всегда имеются боевые вертолеты. Это позволяет отказаться от господствующей в СССР и в России наступательной тактики морской пехоты с высадкой на урез воды с помощью
танко-десантных кораблей (ТДК) и лобовой, часто самоубийственной атаки противодесантной обороны. Вертолеты «Мист­раля» поз­воляют охватывать противника с тыла и флангов, повышая шанс успешной высадки десанта.

Но это, скажем так, тоже из области рекламы. Толковая противодесантная и береговая оборона с эффективным использованием минных заграждений, средств ПВО, включая ПЗРК, современных противокорабельных ракетных комплексов сводит на ноль шансы атакующих — с «Мистралем» или без. Просто такую оборону надо иметь.

Также надо помнить о том, что де-факто корабли типа «Мист­раль» проектировались и строятся для нужд французских экспедиционных сил и под технику французской армии. На нем без переделок не могут базироваться российские вертолеты и суда на воздушной подушке, реальная десантовместимость по технике — низкая, до десяти танков, вместимость ангаров — лишь на десять вертолетов. Более того, у «Мист­раля» большая осадка, и он не может осуществлять высадку боевой техники на плав. Так, как это отрабатывала советская морская пехота десятилетиями, а та же российская — на недавних учениях «Запад-2009», так взволновавшими Польшу. Тог­да в высадке пехоты на полигон Хмелевка, расположенном на побережье Балтийского моря, участвовали корабли Балтийс­ко­го, Северного и Черноморского флотов.

Каждому «Мистралю» для переброски и высадки на берег личного состава и техники нужна помощь двух-четырех десант­ных катеров. Кстати, современных десантных катеров «Серна», предназначенных для транспортировки на необорудованный берег или снятия с него боевой гусеничной, колесной и другой военной техники общей массой до 45 т, на конец 2009 г. на весь ВМФ РФ было всего семь: пять катеров — на вооружении Кас­пийс­кой флотилии, еще по одно­му — в Черноморском и Бал­тийском флотах. Для четырех «Мистралей» явно маловато.

Теперь самое важное. Десант­ный вертолетоносный корабль-док «Мистраль» длиной в 200 мет­ров, это как два футбольных поля, шириной в 32 метра и водо­изме­щением в 21 тысячу тонн, по сути, является большим и дос­таточно тихоходным паромом. Сам корабль построен на базе гражданского судна. Значитель­ная часть корпусных конструкций для «Мистраля» и однотипно­го Tonne­re изготавливалась по субподряду польскими верфями. Из-за гражданских корней проектирования живучесть корабля весьма низкая. Он весьма уязвим для атак торпед и противокорабельных ракет. Оборонительное вооружение почти отсутствует. Это означает, что «Мистраль» без эффективного прикрытия — ско­рее братская могила для морс­кой пехоты, нежели боевое средство.

Подытожим: высшее политическое руководство РФ обговаривает с Францией возможность закупки кораблей, появление которых в составе ВМФ ранее не было предусмотрено концептуальными программами. При этом Россия, не имея средств на достройку собственных морских долгостроев, готова пойти на значительную переплату за корабль или корабли, лишь частично удовлетворяющие реальные потребности России в среднесрочной перспективе. Такая странная ситуация может быть только в двух случаях.

Или Москва сильно спешит вооружиться хоть чем-то для действий на море, где она реально слаба. И тогда все можно соединить в одну цепочку: силовые действия на постсоветском пространстве на примере Грузии; наделение президента РФ полномочиями применять российские войска за границей без предварительного разрешения парламента; подписание новой военной доктрины, в которой блок НАТО объявляется угрозой; снижение порога для нанесения упреждающих ядерных ударов; декларация о силовой защите соотечественников за границей. При этом все 58 сухопутных бригад армии России в ходе реформы к концу 2009 г. переформатированы в части постоянной готовности. Это означает, что де-факто они больше не требуют пополнения личным составом и даже заявлено о сокращении офицеров. Но на этом фоне призыв солдат срочной службы в РФ не уменьшился — а увеличился! Так и хочется сказать, что в России присутствуют признаки скрытой мобилизации.

Или правда в том, что подготовка к покупке «Мистралей» — элемент более масштабной игры, где реальные возможности кораблей особой роли не играют.

Троянский заплыв

Гораздо лучше, чем с потенци­альными боевыми задачами, «Мист­раль» уже справился с ролью троянского коня для НАТО и Европы. Во-первых, фактически за 1,4 «корабельных» млрд. ев­ро. Россия покупает у Франции ло­яльность в отношении северного и южного газовых потоков. В их воплощении Москва крайне за­интересована. При этом проект «Се­верный поток» конкурирует с альтернативным проектом поста­вок каспийского газа в Европу «На­букко», который поддержива­ет заинтересованный в диверсифи­кации поставок Европейский Со­юз. Чтобы зацементировать учас­тие Парижа в газовом альянсе с Моск­вой, во время того же французского визита Медведева в дополнение было подписано соглашение о продаже французской компании GDF Suez 9% в проекте «Газпрома» «Северный поток», в рамках которого предусмотрен экспорт российского газа в Европу по газопроводу, проложенному по дну Балтийского моря. Плюс к это­му французская компания To­tal является партнером российс­ко­го «Газпрома» в освоении Штокма­новского газового месторождения в Баренцевом море. И если на этом фоне вспомнить о том, что, кро­ме французских кораблей, Рос­сия ведет разговоры о возмож­ном приобретении подлодок у дру­гого столпа Европы — Германии, то разве не похоже это на скрытые взятки за максимальное содейст­вие газовой атаке на Европу?

При этом лукавство или, точнее, иезуитство, ситуации в том, что деньги за «Мистраль», если он таки будет куплен, России вско­ре вернут сами европейские страны, расплачиваясь за безальтернативный экспортный газ. При­чем вернут сторицей. Так что, если все «Мистрали» вкупе поржавеют и сгниют в российских до­ках, то стратегически для России это все равно будет крайне выгодной сделкой. Ведь именно газ — главное оружие Москвы в завоевании стран Европы, которые вынуждены стоять в очереди за российским природным газом.

Что ж до НАТО, то тут обман­ный троянский дух «Мистраля» в том, что этот ожидаемый контр­акт спровоцировал внутреннюю дискуссию в самом альянсе на базисную для НАТО тему безопасности. А дискуссия показала, что, когда дело затрагивает интересы больших государств, мнение средних и малых не учитывается.

«Нельзя продавать России наступательное вооружение, которое потенциально может быть использовано против нынешних или потенциальных членов альянса», — беспокоились страны, не втянутые в игры с газом. Как та же Польша или три балтийские страны. Именно для них от новой российской трубы будет веять не столько газом, сколько российским военным духом. Газопровод дает России основание и обоснование увеличить свое военное присутствие в Балтийском море. Неважно — с «Мистралем» или без. Как отмечали сами балтийские эксперты, «в будущем против стран Балтии не нужно будет организовывать морской блокады, так как газопровод и его охрана создали бы в Балтийском море, так или иначе, de facto перманентную разделительную линию. Балтия останется в газопроводном мешке от Петербурга до Калининграда. Время на реагирование в случае возможной военной агрессии сократится в несколько раз. Будет не известно, осуществляют ли военные корабли России в этом регионе обычное патрулирование или готовятся к чему-то вовсе иному».

«Продавать оружие России можно», — отвечали обеспокоенным в руководстве НАТО. Оно и понятно. Жизненно важный тыло­вой маршрут в Афганистан, где се­годня воюет альянс, пролегает по территории России и ее стран-со­юзниц из Средней Азии. «Мож­но», — утверждал Саркози, зая­вив, что «Мистрали» будут постав­лять «без боевого оснащения», и добавил, что продажа вертолетоносцев станет служить делу укреп­ления доверия в тот момент, когда западный мир стремится заручиться поддерж­кой России по таким вопросам, как ядерная прог­рам­ма Ирана. Промолчали и США, у которых перезагрузка в отношениях с Россией явно затянулась. США тоже надеются, что Москва поможет остановить иранс­кую программу по созданию ядерного оружия и доведет до кон­ца переговоры по сокращению стра­тегических вооружений. Что ж до «Мистраля», то Вашингтон решил не нервировать и Елисейс­кий дворец, надеясь, правда, ошибочно, что президент Саркози направит в Афганистан дополнительные французские войска. А чтобы немного успокоить своих прибалтийских союзников, руководство НАТО объявило о проведении с 17 по 20 марта на терри­тории Эстонии, Латвии и Литвы военных маневров с участием ист­ребителей «Мираж» ВВС Фран­ции и истребителей F-16 ВВС Поль­ши. Представитель Североат­лан­тического блока сообщил, что предстоящие маневры должны будут «продемонст­рировать соли­дарность с балтийскими странами-членами НАТО». Хотя лучшим проявлением солидарности было бы совсем иное — обеспечить поставку в армии стран Бал­тии современных противокорабель­ных ракет для войск береговой обо­роны. Но как объяснить такие поставки уже самой России? Да, учения и вправду проще провести…

Таким образом, ходом с «Мист­ралем» Москве удалось показать отсутствие равной ответственности в рамках НАТО и единого понимания оптимальной безопаснос­ти по базовому принципу: «один за всех и — всех за одного».

Расшатывание базовых устоев НАТО Москве сейчас на руку. Так как нужно продвигать планы по созданию новой системы безопасности, в основе которых, по версии россиян, должен быть договор о европейской безопасности. Цель уже предложенного проекта — «создать в области военно-политической безопасности Евро-Атлантики единое, нераздельное пространство». Также упоминаются требование «не укреплять собственную безопасность за счет безопасности других». Но эти условия весьма размыты и де-факто это лишь спровоцирует спрос на силу. Как следствие — договор о европейской безопасности, если бы вдруг был принят в российской версии, имел бы достаточно оснований для переформатирования всего европространства с прицелом на создание региональной биполярной системы и с претензией на разделение на зоны влияния.

Не удивительно, что к этой инициативе Москвы и в США, и в НАТО отнеслись настороженно-прохладно. При этом парадоксально: Украина устами окрыленных победой политиков, посетивших Москву, вдруг проявила симпатию к российскому видению европейской безопасности. А зря. Зачем и куда спешить, если в том же российском проекте договора о европейской безопасности просто нет места нейтральности, которая так люба новому нашему Верховному Главно­командую­щему?

Угрожает ли «Мистраль» Украине? Де-юре Черноморские соглашения между РФ и Украи­ной позволяют Киеву заблокировать усиление ЧФ, не допустив ввод корабля в севастопольские бухты. Ни до 2017 г. Ни, тем более, позже. Правда, боюсь, нужно таки дождаться боле детального толкования фразы Вик­тора Януковича, произнесенной в Москве, о будущем ЧФ в Кры­му: «Очень скоро у нас будет ответ на этот вопрос, который удов­летворит и Украину, и Россию». Хотя по мне, раз уж нейтральность, то самое время заняться собственной армией и флотом и, среди прочего, таки действительно построить к 2012 г. новый многофункциональный боевой корабль класса «корвет» с возможностью поражать своим ракетным вооружением морские и наземные цели на большом удалении — до 200 км. Так, на всякий случай. Для еще более уверенной нейтральности. Ведь кто знает, какая следующая фигурка вылупится из российской матрешки… Что ж до нашего корвета, то строить его Украина будет, скорее всего, с той же французской компанией DCNS, у которой Россия собирается покупать «Мистрали»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно