МАCТЕР ПО ЛИФТАМ

28 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Председатель комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы РФ Константин Затулин был со своими гостями из Киева сдержан, но суров...

Председатель комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы РФ Константин Затулин был со своими гостями из Киева сдержан, но суров. Выражение лица — генерал-губернаторское. Слова — веские. Во время разговора Затулин несколько раз покидал кабинет, чтобы выяснить, как голосуют в Симферополе дружественные парламентарии... Журналисты на встречу затулинского комитета с делегацией ВС Украины во главе с Олегом Деминым допущены не были и мялись у таблички с надписью «Константин Федорович Затулин». Вышедший из кабинета некий депутат с трехцветным флажком на лацкане бросил им: «И не ждите! Украинцы все равно ничего вам не скажут! Константин Федорович объяснил им, что будет, если покусятся на крымский парламент...» Украинская делегация была, однако, весьма словоохотлива, хотя и отделывалась общими выражениями о конструктивном подходе — видно, беседа с Иваном Рыбкиным и обед с его заместителем Геннадием Селезневым, отвечающим в Думе за российско-украинские отношения, вдохновил гостей из Киева больше, чем встреча у Затулина... Пожелавший остаться неназванным участник встречи с российской стороны определил поведение своего шефа на встрече лаконично: «Хамил». Впрочем, этот глагол стал уже весьма точным определением тактики, избранной Константином Затулиным в российско-украинском диалоге. В конце концов, у каждого политика здесь — своя роль...

Если бы не Константин Затулин, о российской реакции на происходящее вокруг Крыма говорить бы не пришлось. Именно этот российский парламентарий стал инициатором новой антиукраинской кампании, реанимировал связи Государственной Думы с руководством Верховного Совета Крыма, выступил с провокационным предложением о вотуме недоверия российскому правительству (!) в связи с подписанными Олегом Сосковцом в Киеве документами. Хотя, по большому счету, деятельность Затулина особого значения не имеет, а все же именно ему пришлось сыграть в Крыму роль Жириновского: Владимир Вольфович в автономию не поехал, а Затулин — поехал. От всего этого остается неприятный осадок: слишком уж истов Затулин, слишком уж с остекленевшими глазами проводит он свои пресс-конференции «по украинским вопросам», провозглашает реплики в Думе... Был бы Константин Федорович коммунистом, жириновцем — его поведение выглядело бы в порядке вещей. Однако Затулин «как бы» демократ, в Думу он прошел по спискам Партии российского единства и согласия (ПРЕС) Сергея Шахрая, был, между прочим, одним из создателей общества дружбы с Украиной... Поэтому постороннему наблюдателю такая шовинистическая вакханалия кажется чуть ли не предательством. А между тем — никакой непоследовательности в деятельности Константина Затулина нет. Он не стал самим собой, он остался самим собой — человеком конъюнктуры, мало заинтересованным будущим России, Украины или Крыма, зато всегда озабоченным собственной политической или деловой карьерой и готовым использовать любой удачный повод для неловкого напоминания о себе. Таких политиков на всем постсоветском пространстве немало, и Затулин — отнюдь не самый яркий пример.

Затулин относится к достаточно многочисленной группе жителей бывшего СССР, у которых, собственно, и нет никакой родины. То есть политическая была — Советский Союз, а вот подлинная... Родился он в семье офицера пограничных войск, входивших тогда, как известно, в стройную структуру КГБ СССР. Пограничные городки, неказистый быт, гарнизонные интриги... Зато в таких местах дети хотят одного: вырваться поскорее. И точно понимают, как делать карьеру. Поэтому неудивительно, что после школы Костя Затулин поступает на заочное отделение истфака МГУ. Правда, уже через год, как сообщают дотошные биографы Константина Федоровича из агентства «Панорама», по ходатайству одного из заместителей председателя КГБ СССР переведен на дневное отделение и начинает специализироваться по кафедре истории КПСС. На дворе 1977 год. Расцвет застоя, праздник возбужденного карьеризма. Студент Затулин начинает нелегкую работу в оперотрядах. Диплом о высшем образовании Затулин получил, защитив работу на тему «Критика в советской историко-партийной литературе буржуазных фальсификаций ленинского учения об империализме как кануне социалистической революции». Уровень подготовки партийного историка настолько высок, что его принимают в аспирантуру истфака, где Затулин работает над диссертацией о руководящей роли КПСС в развитии промышленности. Однако, даже уйдя из аспирантуры, он получает работу и комнату в высотном здании МГУ, формально — как мастер по лифтам в Управлении хозэксплуатации МГУ, а фактически — как руководитель все того же пресловутого оперотряда.

Карьерная прямая приводит Затулина, естественно, в ЦК ВЛКСМ — он становится помощником секретаря ЦК Иосифа Орджоникидзе — отца «комсомольской экономики». Последней акцией в роли «папы» оперотряда для Затулина стало руководство разгоном митинга студентов университета, поддерживавших опального Бориса Ельцина. Но больше к идеологии Затулин уже не возвращается: бизнес! Историкам «нового класса» придется еще признать, что холеные бизнесмены перестройки появились не из ничего. Они пришли из комсомольских кабинетов, они были идеологами и стукачами, словом — лучшими учениками Дракона. И Дракон отдал им свои деньги. Затулин становится директором Ассоциации молодых руководителей предприятий (вскоре — Международная ассоциация руководителей предприятий), к 1989 году относится его медленный дрейф к демократам. Уже в 1990, на выборах в депутаты Моссовета доверенными лицами Затулина становятся Сергей Станкевич и Гавриил Попов, его поддерживает Николай Травкин. Еще больше возросла ценность Затулина для демократов, когда он стал одним из руководителей Московской товарной биржи. С этого же времени начинается острая конфронтация Затулина с другим биржевиком, мечтающим о политике, — лидером Российской товарно-сырьевой биржи Константином Боровым. Примечательно, что у соперников была одна и та же репутация. Предприниматели считали их разговорчивыми политиками, политики — неискушенными бизнесменами. И тем не менее Затулин попал в парламент именно под предпринимательским флагом: незадолго до выборов в Государственную Думу Константин Федорович предстал в ипостаси главы объединения «Предприниматели за новую Россию». Объединение это создавалось на базе группы «Предпринимательская политическая инициатива», среди участников которой были такие видные российские бизнесмены, как Марк Масарский, Владимир Гусинский, Владимир Виноградов, Михаил Ходорковский. Но вот в новом объединении имен уже не фигурировало, «Предприниматели за новую Россию» ничем себя не проявили ни до, ни после выборов. Однако инструкция «включать предпринимателей» оказалась для российской политики столь же постоянна и губительна, сколь и стремление приглашать военных на вторые роли. Вспомним, как намучился Ельцин с Руцким, а ведь он пригласил полковника в вице-президенты не за красивые глаза или умные мысли, а за пышные усы и погоны... Словом, перед выборами Затулин метался между трех списков. Григорий Явлинский, очевидно, слишком хорошо знал ему цену, Аркадий Вольский уклонился от предоставления Затулину позиций в списке «Гражданского союза» и только нуждавшийся в хоть каких-нибудь личностях Сергей Шахрай пустил Затулина на третье место, за собой и Александром Шохиным, в список Партии российского единства и согласия. Вице-премьер еще горько пожалеет об этом. В Думе Затулин вместо того, чтобы быть главным предпринимателем, возвращается к идеологическому прошлому. Он возглавил комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками и с детской непосредственностью стал раздувать щеки, претендуя на лавры главного специалиста по содружественным делам — то есть на роль, которую еще недавно пытался играть сам Шахрай. Главным экспертом в комитете Затулина стал политолог с большим прошлым Андраник Мигранян, маленький Киплинг погибающей империи, мало интересующийся реально происходящими событиями, зато с эстетическим наслаждением подгоняющий происходящее под собственные мечты. Нельзя сказать, что Затулин доверился Миграняну всецело, однако направление он избрал то же, киплинговское. По этому поводу можно было иронизировать, пока предложения Затулина не начали на некоторых участках содружественного фронта совпадать с линией силовых министерств, как, впрочем, и некоторые мысли новоиспеченного подполковника Жириновского. Так что остается констатировать, что сегодня и эксцентричный Жириновский, и его новый союзник малозаметный Затулин так же опасны для России, как ее собственная армия.

В отличие от Жириновского Украиной Затулин всегда интересовался страстно: возникало ощущение, что уже здесь-то он точно хочет побывать генерал-губернатором. Команда претендента Кучмы использовала Затулина на все сто: председатель комитета по делам СНГ дошел в своих симпатиях до того, что на пресс-конференции в парламенте призвал российских журналистов поддержать Леонида Кучму, обещая, что после победы последнего на выборах настанет медовый месяц в российско-украинских отношениях... Справедливости ради стоит отметить, что всей прелести допущенной ошибки Затулин не признает даже сейчас: он уверяет, что победа Кучмы символизировала «силу России» (!). Скорее всего, это все-таки поза. Вскоре после победы Леонида Даниловича Затулина, вознамерившегося было ездить в Киев «консультировать», перестали пускать дальше прихожей. Теперь выпускник кафедры истории КПСС угрожает украинскому президенту Страшным судом (раньше сказали бы — парткомом) за невыполнение предвыборных обещаний.

Конечно, все это губернаторское раздувание щек, все эти патриотические инвективы выглядят комично, если увидеть, что исходят они от человека, никогда не имевшего абсолютно никаких взглядов, менявшего убеждения, как носовые платки, и не то чтобы стремящегося наверх, а прямо-таки нахраписто рвущегося туда, расталкивая всех локтями. Однако: что делать Затулину? С Шахраем он поссорился напрочь, в демократические коалиции его не возьмут: даже сотрудники по комитету из демократических фракций с ним брезгливо не разговаривают. Остается искать новых союзников — слева, в красно-коричневой среде и чтоб к выборам признали своим, быть святее самого папы Жириновского. Авось опять поверят, теперь уже не те, так эти, возьмут в список, дадут комитет. А там опять надувание щек и новые президентские выборы где-нибудь в Малороссии...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно