КОНЕЦ СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 21 декабря-28 декабря

Случилось то, что должно было случиться. В минувший четверг президент США Джордж Буш официально предупредил, что в следующем году его страна выйдет из договора по противоракетной обороне...

Случилось то, что должно было случиться. В минувший четверг президент США Джордж Буш официально предупредил, что в следующем году его страна выйдет из договора по противоракетной обороне. По условиям подписанного в 1972 году документа, с этого момента начинается отсчет последних шести месяцев срока действия договора, т.е. соглашение по ПРО уйдет в историю 13 июня 2002 года. В этот день перестанет существовать стратегическое равновесие между США и Россией, сохранявшееся почти тридцать лет.

Соединенные Штаты впервые в новейшей истории вышли из крупного договора по ограничению вооружений, причем это было сделано несмотря на возражения двух ядерных держав — России и Китая. Президент Буш назвал соглашение по ПРО пережитком «холодной войны», заявив, что как главнокомандующий вооруженными силами он не может допустить, чтобы Соединенные Штаты оставались участниками договора, который мешает его стране «развивать эффективные системы самозащиты».

Выход Соединенных Штатов из договора (журналисты уже успели окрестить его «ПРОклятым») ни для кого не стал неожиданностью. Истоки этого шага коренятся в глубинах американского национального характера и миропонимания. Хотя американцы сами в свое время придумали концепцию гарантированного взаимного уничтожения и убедили в ее логике русских, в душе они никогда не могли смириться с мыслью о том, что само существование их страны может всецело зависеть от степени чужого здравого смысла.

События 11 сентября окончательно убедили жителей США, что в мире есть силы, на чье благоразумие полагаться не стоит. Когда имеешь дело с противником, лишенным инстинкта самосохранения, старая добрая доктрина взаимного сдерживания, унаследованная от «холодной войны», оказывается бессильной. Именно поэтому американцы создадут, если, конечно, сумеют, свой противоракетный щит — нравится это Европе, России и Китаю или нет. В конце концов, способность всегда защитить себя самостоятельно и независимо ни от кого является неотъемлемой частью американской мечты.

Оба главных оппонента американских планов — Россия и Китай — весьма осторожно отреагировали на заявление президента Буша. Дипломатической риторике Москва и Пекин предпочли так называемую реальную политику. Кроме того, Буш как нельзя лучше выбрал время для своего заявления. Китай, вступивший на прошлой неделе во Всемирную торговую организацию, занят преимущественно проблемами развития торговых связей, а Россия рассчитывает на повышение собственного статуса в европейской системе безопасности и на новые отношения с НАТО. Можно считать, что в целом сдержанная реакция России и Китая по противоракетному вопросу является результатом искусной дипломатии Вашингтона, которому удалось удержать всех причастных к этой проблеме, как говорится, «в одной лодке».

Конечно, российский фактор является в этом вопросе определяющим. В общем-то у России существовала возможность достижения компромисса, который бы сохранил договор о ПРО. Это можно было сделать, когда у власти в Вашингтоне была администрация Клинтона. Но в тот момент российская сторона, по-видимому, решила, что у нее могут быть лучшие шансы на успех переговоров с новым президентом, а это оказалось ошибкой. Отказ Владимира Путина идти на компромисс сейчас был, судя по всему, результатом трезвого политического расчета. Во время последних встреч с Джорджем Бушем он осознал, что желанных для него уступок от американской администрации он не получит, и, очевидно, решил, что в его политических интересах дать Соединенным Штатам разорвать договор. Путин надеялся, что США в таком случае наверняка стали бы объектом международной критики, а сам он остался бы вне подозрений и критики, и в глазах китайцев, и в глазах своих российских оппонентов.

Однако такое казалось бы серьезное расхождение США и России по принципиальному вопросу ни в коей мере не стало катастрофичным для двусторонних отношений событием, каким бы оно могло быть всего год назад. В ответ на одностороннее решение США президент России назвал такой шаг ошибочным, но не думает, что его результатом станет возникновение новых угроз безопасности России. Мало того, в интервью британской газете «Файнэншл таймс» Путин отметил, что США имели право выйти из договора по ПРО. Опасения же российского президента по поводу возможного начала гонки вооружений в космосе вряд ли можно считать по-настоящему обоснованными. Путин считает Джорджа Буша «надежным партнером» и рассчитывает на продолжение российско-американского сотрудничества в разных сферах.

Но для того чтобы такое сотрудничество действительно продолжалось, российскому президенту придется решить весьма непростую задачу — заставить генералитет своей страны изменить привычный образ мышления. Как ни крути, но высшему военному командованию России все еще присущ «совковый» менталитет и российские генералы привыкли видеть в НАТО кровного врага. И то, что джентльменское соглашение Буша с Путиным о сокращении ядерных боеголовок позволяет сэкономить значительную долю бюджетных средств, является для них слабым аргументом. К тому же президенту России вряд ли простили и то, что во внутрироссийской конкуренции между ракетными войсками и обычными вооружениями он сделал выбор не в пользу ракетчиков.

Но все может быть гораздо проще. Ведь за спокойной реакцией Москвы может таиться скрытая угроза ускорить развертывание ракет с разделяющимися боеголовками. Конечно, это запрещает договор СНВ-2, однако он так и не был ратифицирован, и Россия после шагов США вправе действовать в одностороннем порядке. И все же такой сценарий выглядит маловероятным, в первую очередь ввиду наличия явных затруднений с финансированием российской ракетной программы.

Сейчас все будет зависеть от того, будет ли облечена американо-российская договоренность о сокращении стратегических ядерных вооружений в рамки формального соглашения. Путин фактически потребовал от США зафиксировать все последние инициативы в области разоружения в новом договоре. Теперь слово за Вашингтоном.

Несколько слов о китайском факторе. Первоначальная сдержанная реакция Москвы и Пекина на односторонний шаг США не исключила шквала критики в отношении Вашингтона в мировой прессе и в выступлениях известных экспертов, в том числе и в самих Соединенных Штатах. Несмотря на обилие эмоций и аргументов, самым сильным среди доводов оппонентов Белого дома стало предупреждение о том, что отказ от него подорвет систему международной безопасности. Наиболее часто демонстрировалась такая цепочка — в ответ на американские действия начинает наращивать свою ядерную мощь Китай. Это, в свою очередь, не может оставить равнодушной Индию, вслед за действиями которой начнется активизация ядерных усилий Пакистана.

Отказ Белого дома от договора о ПРО потенциально способен привести к такому результату. Однако реально это вряд ли произойдет. Очевидно, что все здесь будет зависеть от реакции Китая на происходящее. Ведь в чисто практическом смысле именно КНР с ее минимальным ядерным арсеналом может чувствовать себя проигравшей стороной в результате создания противоракетной обороны, потеряв в большой мере возможность угрожать Америке ядерным ударом. И только если Китай начнет увеличивать арсенал, по его пути могут пойти Индия, Пакистан и даже Япония. Прекрасно это понимая, американцы, думается, приложат все усилия, чтобы убедить Пекин отказаться от опрометчивых поступков. Традиционный набор средств в виде кнута и пряника у Вашингтона всегда имеется под рукой.

Что касается Украины, то выход Вашингтона из договора ПРО — как один из возможных вариантов развития событий — не исключался Киевом и ранее. И украинское руководство попыталось использовать свое право на советское наследие в юридической сфере контроля за стратегическими вооружениями для получения политических и материальных дивидендов. Но эти попытки оказались безрезультатными. Поскольку нью-йоркские договоренности 1997 года о правопреемстве бывших советских республик по договору о ПРО не были ратифицированы США, Украина так и не стала полноправной участницей этого договора.

После прихода в Белый дом администрации Джорджа Буша, чувствуя, что кончина многострадального договора не за горами, украинские политики пошли ва-банк. Во всяком случае, именно в таком ключе следует расценивать прозвучавшее где-то полгода назад заявление председателя комиссии по вопросам ОПК Украины В.Горбулина о готовности Украины присоединиться к созданию европейской региональной ПРО и о способности Киева за пять-шесть лет создать собственное ядерное оружие. Действительно, сегодня Украина в кооперации с российскими фирмами способна производить элементы систем С-300 и С-400 для региональной ПРО. В Украине во времена СССР изготавливались и загоризонтные радиолокационные станции, способные обнаруживать пуски баллистических ракет на других континентах. К тому же такие станции развернуты у нас в Мукачево и Севастополе. Нет сомнения и в том, что наша страна обладает достаточным научным, технологическим и сырьевым потенциалом, чтобы изготовить свою атомную бомбу.

Тогда эта явная попытка Киева продемонстрировать американцам свои технологические возможности в надежде заставить их пригласить и украинцев за стол возможных переговоров осталась без внимания. Однако говорить о том, что все потеряно, было бы пока преждевременно. Во всяком случае, недавнее заявление заместителя помощника госсекретаря США Стивена Пайфера о наличии у нашей страны потенциала для участия как в работах по созданию Евро-ПРО, так и ПРО США выглядят обнадеживающими. Надежда умирает последней, к тому же мы с американцами являемся как бы стратегическими партнерами!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно