К КНДР нужны новые подходы

24 апреля, 2009, 16:47 Распечатать

Северная Корея заявила об «укреплении своего ядерного сдерживания». Пхеньян предупредил: если Юж...

Северная Корея заявила об «укреплении своего ядерного сдерживания». Пхеньян предупредил: если Южная Корея присоединится к американской инициативе, провозглашающей борьбу с распространением оружия массового уничтожения, это будет означать объявление войны.

В заявлении, распространенном по каналам государственного телевидения КНДР, указывается, что эта коммунистическая страна готова к следующим шагам в области разработки собственного ядерного оружия и способна дать отпор любым действиям, направленным против Северной Кореи. Однако после этого КНДР предложила провести переговоры с Южной Кореей. Похоже, для международного сообщества первостепенным в этом регионе становится вопрос: что делать с Северной Кореей? Ведь вариантов обезопасить себя от северокорейской ядерной угрозы немного.

Можно, конечно, подискутировать на тему, что режим Ким Чен Ира, возможно, стоит попытаться устранить силой. Но это не совсем серьезно: команда Ким Чен Ира скорее способна взорвать весь окружающий мир, нежели смириться со своим поражением. А введение жестких санкций со стороны международного сообщества может только вызвать голодную смерть сотен тысяч жителей сельских районов КНДР.

Кроме того, нужно иметь в виду , что эта страна чрезвычайно закрыта от любых внешних влияний. За примерами далеко ходить не нужно. Так, в Северной Корее строго запрещено иметь у себя дома приемники, которые можно настраивать на разные волны. За наличие такого приемника его обладателю грозит лагерь. Запрещен Интернет. Список предприятий, где имеются компьютеры с Интернетом, утверждает лично Ким Чен Ир. Те доверенные лица, которые могут получить спецдоступ к пользованию Интернетом, перед этим должны выхлопотать на это право в вышестоящих инстанциях. Само же действо происходит в строго изолированной комнате, которую специально охраняют и в которую строго по допуску разрешают проход спецперсоналу.

Запрещено перемещение населения Северной Кореи между городами и районами. это можно сделать только по спецпропускам. Фактически запрещено все. На зар­плату в КНДР купить практически ничего нельзя, к тому же средняя месячная зарплата составляет всего два-три доллара. При этом пропаганда не устает уверять северных корейцев, что они живут лучше всех на свете и что в Южной Корее простой народ живет намного хуже их.

К сожалению, спустя 30 лет с начала экономических реформ Дэн Сяопина в Китае, которые принесли крупнейшей в мире коммунистической стране, по крайней мере частично, рыночную экономику и «вытащили» сотни миллионов людей из нищеты, и спустя 20 лет после первых свободных выборов в Польше, ознаменовавших начало конца европейского коммунизма, мир по-прежнему стоит перед дилеммой: что делать, чтобы помочь 25-миллионному населению КНДР, последнему реликту сталинской эпохи холодной войны?

Похоже, Ким Чен Ир уже приноровился к своеобразному «сотрудничеству» с Западом. В последнее время он с определенной периодичностью то отказывается от северокорейской ядерной программы, то снова выбрасывает на стол переговоров эту свою козырную карту. Последний ядерный демарш похож на попытку Ким Чен Ира перевести шестисторонние переговоры в форму двустороннего диалога с Соединенными Штатами. Лидеру КНДР кажется, что если США стремятся прийти к взаимопониманию даже с Ираном, то нужно подтолкнуть Америку к двусторонним переговорам.

Но каждый раз Ким-младший нарушает обещания, данные по поводу ядерного оружия и прав человека. Каждый раз КНДР продолжает требовать и получает все большие объемы помощи, якобы являющейся платой за ее «хорошее поведение», хотя на самом деле поведение остается неизменным. Участь жителей КНДР похожа на оруэлловский кошмар лжи, пропаганды и отрезанности от внешнего мира. Сейчас по крайне мере 2,5 млн. северных корейцев изнемогают в принудительных трудовых лагерях, и большинство этих людей оттуда живыми никогда не выйдут.

Однако лидеру КНДР в конце концов придется выбирать между советским путем распада и китайским путем реформ. А пока что существование тоталитарного режима в КНДР ставит международное сообщество перед ужасной дилеммой. Если отрезать эту страну от международной помощи, надеясь на падение режима, то это только усугубит страдания ее населения. Но, с другой стороны, сотрудничество с коммунистическим режимом и наращивание помощи Ким Чен Ир, как и ранее, использует для укрепления своей власти: он будет распределять помощь среди партийной и военной элиты, а не среди голодающих людей.

Впрочем, есть в железном занавесе КНДР одна брешь, дающая хоть какой-то шанс вырваться из этого коммунистического «рая». Это — северокорейско-китайская граница. Но если кому-то и посчастливится прорваться за нее, то беглец сталкивается с неопределенным будущим как непризнанный беженец в стране, не желающей его видеть на своей земле. Возможно, в этом смысле стоит ли вообще говорить о переформатировании отношений с Северной Кореей, пытаясь использовать в качестве рычага влияние и авторитет Китая для Ким Чен Ира?

Речь идет о том, чтобы каким-то образом договориться с Китаем — соответственно побуждая его к этому шагу, — чтобы он прекратил репатриацию северокорейских перебежчиков в КНДР, посылая их тем самым на неминуемую смерть; признал их беженцами и позволил переселиться в Южную Корею. Быть может, для такого переселения необходимо основать международный фонд поддержки беженцев из Северной Кореи и получить разрешение властей Китая на разворачивание его работы в приграничных районах.

Понятно, что уговорить Китай поддерживать беженцев из КНДР будет непросто. Но можно воспользоваться опытом выезда евреев из СССР в начале 70-х годов прошлого века. Евреи из Молдавии могли выехать в Израиль через Бухарест. За это диктатор Чаушес­ку брал за каждого репатрианта одну тысячу долларов. И таким образом многие молдавские евреи смогли покинуть Советский Союз еще до начала массовой алии, состоявшейся после его развала. Если бы вновь образованный международный фонд поддержки беженцев из Северной Кореи предложил китайцам валюту за каждого беженца из КНДР, полагаю, шансов договориться с Китаем стало бы больше.

Возможно, давление нужно усиливать через те страны, которые у КНДР не вызывают особых подозрений. Ведь, несмотря на большую закрытость, сегодня в КНДР уже стала доступной мобильная связь. Правда, количество абонентов еще не превышает
20 тысяч, и пользование мобилкой доступно по цене только представителям высших кругов северокорейского общества, однако можно говорить об определенном прорыве. Он стал возможен благодаря компании из Египта, которая помогла созданию в Северной Корее сети мобильной связи.

Похоже, изменить ситуацию в КНДР к лучшему можно лишь эволюционным путем. Ведь, несмотря на полную закрытость страны, в последнее время, благодаря контрабанде DVD с южнокорейскими фильмами, в КНДР начала распространяться информация о процветании Южной Кореи. Коммунис­тический режим сталинского типа можно разложить только изнутри, а для этого нужно прорвать информационную блокаду. Если у северных корейцев появится хоть малейшая возможность «голосовать ногами» против режима Ким Чен Ира, то уже это способно стать предвестником краха коммунистического режима.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно