ИРАК. БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

3 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 3 октября-10 октября

Гибель в Ираке командира комендантского отделения старшего сержанта контрактной службы Юрия Койдана стала первой (и, дай бог, последней) потерей 5-й механизированной бригады...

Гибель в Ираке командира комендантского отделения старшего сержанта контрактной службы Юрия Койдана стала первой (и, дай бог, последней) потерей 5-й механизированной бригады. Легкое ранение получил еще один военнослужащий, остальные члены экипажа БРДМ-2 не пострадали. Пока следствие устанавливает, почему перевернулась семитонная бронемашина, в качестве основной версии рассматривается нарушение правил вождения. Собственно, в самих войсках неустойчивость этих БРДМов (бронированных разведывательно-дозорных машин второй модификации на базе ГАЗ, принятых на вооружение Советской армии в мае 1962 года и производимых Горьковским автозаводом вплоть до 1989 года) хорошо известна. Как и то, что патрулирование в темное время суток требует от водителя повышенного внимания и полной собранности. Кстати, согласно ТТХ, место механика-водителя БРДМ-2 должно быть оборудовано прибором ночного видения ТВНО-2 Б. Дороги в районе аэродрома Эль-Кут, где и находится главная база нашей 5-й бригады, имеют достаточно качественное покрытие и во многих местах перегорожены искусственными насыпями, так называемыми «спящими полицейскими», специально для того, чтобы водители не гоняли по лагерю, подвергая опасности жизнь и здоровье военнослужащих. Тем не менее в этот раз спасти парня не удалось. Другому сержанту 5-й бригады, Александру Сахно, повезло больше — он с ранениями внутренних органов проходит лечение в американском госпитале в Германии после случайного выстрела из снайперской винтовки СВД своего же сослуживца. Здесь налицо вопиющие нарушения элементарных правил безопасности при обращении с оружием: снайпер по возвращении в базовый лагерь оставил патрон в патроннике, другой военнослужащий взял чужое оружие, а сержант Сахно просто случайно оказался на линии огня. Слава богу, выжил. На сухом языке военной статистики все это называется — небоевые потери. То есть гибель и ранения не на поле боя и не в результате вражеского огня, а как следствие нарушений служебных инструкций, правил обращения с оружием, использования военной техники, несчастного случая наконец. Согласно последним официальным данным, озвученным командующим группировкой бригадным генералом США Рикардо Санчесом, в Ираке среди всех погибших в войсках коалиции небоевых потерь достаточно много — почти треть. Их динамика напрямую зависит от количества войск группировки, сосредоточенных в районе вооруженного конфликта и его интенсивности. Зависимость прямая — чем больше войск и чем активнее бои, тем больше солдат гибнет по халатности, невнимательности, в результате болезней в конце концов. Как сообщает Интерфакс, небоевые потери российской группировки в Чечне в 2002 году составили более двух тысяч человек, а с начала этого года, по словам военного прокурора ВС РФ, во всей российской армии «небоевые» составляют 2465 человек.

Сколько украинских солдат гибнет в мирное время в своей стране, узнать не удалось — как сообщили в пресс-центре Минобороны Украины, подобная статистика у нас является информацией для служебного пользования. «К сожалению, в армии нету ничего, что бы не убивало», — кощунственно, но резонно заметил экс-министр обороны Александр Кузьмук на одной из пресс-конференций после первого серьезного звонка для ВС — попадания тактической ракеты «Точка-У» в жилой дом в Броварах весной 2000 года. При Союзе даже был специальный норматив, допускающий минимальный уровень «небоевых» на каждом серьезном военном учении — обязательно где-то кого-то придавит или кто-то не туда пальнет. Действительно, полностью обезопасить армию от нелепых трагедий невозможно. Но свести этот риск к минимуму как раз и должны мудрые командиры и обученные солдаты — в большинстве случаев именно пресловутый «человеческий фактор» становится причиной гибели личного состава. В каждом подобном случае возбуждаются уголовные дела, расправляют плечи военные прокуроры, летят командирские головы. Военный коллектив — сложный организм со своими устоями и правилами. Зачастую невыполненный до конца приказ, непонятая команда или банальная невнимательность могут стоить человеческой жизни. Тем более при выполнении боевой задачи.

Кстати, согласно принятым мерам по усилению безопасности, озвученным министром обороны Евгением Марчуком во время его инспекционной поездки в базовый лагерь 5-й бригады, во время патрулирования в темное время суток экипаж обязан находиться внутри бронемашин, а не на броне. На этот шаг командование вынуждено было пойти после подрыва фугаса возле одной из наших бронемашин 52-го батальона в районе Ас-Сувейры недалеко от Багдада. Тогда все обошлось незначительными повреждениями техники, но командование резонно рассудило: людей надо беречь, но днем в сорокаградусную жару загнать экипажи внутрь бронемашин — сущая пытка, а вот в темное время суток температура падает, а риск как раз увеличивается — значит, всем спрятаться за броню. Где именно находился старший сержант Юрий Койдан во время ДТП? Судя по всему, если бы внутри БРДМ, то остался бы жив. С другой стороны, основная техника и 5-й бригады, и всей нашей армии — бронемашины советского производства БТР, БРДМ и УАЗ — в сравнении и с американскими «хаммерами», и с новыми польскими джипами, мягко говоря, не отличается особыми удобствами для личного состава. Тем более в условиях иракской жары. Экипаж, когда не в бою, всегда рассаживается на броне, в крайнем случае, в люках. Гибель старшего сержанта Юрия Койдана — нелепая трагедия, которая вместе с другими ЧП в 5-й бригаде невольно заставляет говорить о степени готовности контингента к выполнению сложнейшей иракской миссии.

«Сколько мы уже бумаг отослали в Генштаб, все детально расписали и про форму, и про обувь, и про «броники» как видите, все без толку», — сокрушались «ветераны» — офицеры
19-го батальона РХБЗ, который с мая находится в Кувейте и успел на своей шкуре прочувствовать все особенности ратной службы в Заливе. Все началось с элементарного, с армейских ботинок. Черная кожа как магнит притягивает солнечные лучи: через пару часов, проведенных в песках, даже неловко говорить о состоянии солдатских ног. Не говоря уже про внешний вид. Солдаты, кто пошустрей, сразу договариваются на «чейндж» с американскими вояками: они нам — свои легкие замшевые ботинки песочного цвета, мы им — раритеты советского образца — тельняшки или планшеты. Качество армейской обуви, кстати новых опытных образцов, изготовленных специально для обкатки в Ираке, на себе испытал и министр обороны во время визита в Ирак: Евгений Марчук не постеснялся перед телекамерами пожаловаться на кустарное качество собственных ботинок. Не приспособленный к иракским температурам камуфляж практически не проветривает тело и расползается по швам после нескольких стирок. Наши броне- и разгрузочные жилеты очень неудобно одевать через голову, к тому же «броники» вчетверо тяжелее, но малоэффективней тех же американских образцов, которые выдерживают прямое попадание из «калашникова». Поляки также экипированы значительно лучше наших солдат. К слову, говорят, что форму им пошили на одной из львовских фабрик... Бензиновая техника (ее, правда, в нашем контингенте не более 10%) полностью доказала свою неприспособленность на 600-километровом марше из Кувейта в Ирак. Непонятно, как вообще выдержали на броне не прошедшие акклиматизацию бойцы при температуре под 60 градусов, когда тепловые удары валили с ног и пацанов-водителей, и опытных офицеров. Практически вся техника войск коалиции оборудована дизельными двигателями, которым не страшны высокие температуры. О таких естественных для воюющей в Ираке американской армии вещах, как кондиционеры в бронемашинах, в нашем случае речь не идет вообще. Показательная порка — увольнение Евгением Марчуком двух генералов, ответственных за подготовку 5-й бригады, начальника тыла Колотова и зама по вооружениям Стеценко хоть и справедлива, но все-таки это слабое утешение. Как, собственно, и слова министра о недостаточном экспедиционном опыте наших Вооруженных сил в сравнении с той же американской армией. Несмотря на все это, украинская 5-я бригада самой первой из состава многонациональной дивизии «Центр — Юг» прибыла в район сосредоточения, развернулась и взяла под свой контроль провинцию Васит. Практически все это время выполнение задач в зоне ответственности украинцев высоко оценивалось командованием дивизии: изъято более 100 стволов оружия, задержано почти 200 нарушителей, уничтожено более 23 тысяч боеприпасов, от которых очищено более 20 квадратных километров территории. Налажены тесные контакты с местными властями. Фактически бригада является гарантом безопасности в провинции.

Несмотря на все усилия сил коалиции, Ирак остается источником преимущественно плохих новостей. Главный из вашингтонских «ястребов» министр обороны Доналд Рамсфелд в своей статье в «Нью-Йорк таймс» описывает нарекания американских солдат: дескать, мы ежедневно восстанавливаем десятки мостов, и об этом никто не говорит, но стоит этим партизанам подорвать один, как это сразу попадает на первые полосы. В так называемом «суннитском треугольнике» Тикрит — Рамади — Баакуба на северо-запад от Багдада и в самой иракской столице подрывы и обстрелы ежедневно забирают жизни и солдат, и самих иракцев. Налицо кризис доверия к оккупационным властям. Похоже, единственное, что может помочь США выровнять ситуацию, — это, по сути, отсутствие права на неудачу. Коалиция допустила огромное количество тактических ошибок, но не может позволить себе проиграть стратегически. Для США Ирак — это билет в один конец. Украина — в роли попутчика и без шансов спрыгнуть на ходу с поезда. Куда он вывезет, сегодня не знает даже сам машинист.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно