ИРАК — ТЕСТ НА «ЗАПАДНОСТЬ»?

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

Динамичность развития ситуации вокруг Ирака и связанные с ней возможности изменить свое положение на новой геополитической карте планеты заставляет политиков многих стран блефовать и закрывать глаза на риски...

Динамичность развития ситуации вокруг Ирака и связанные с ней возможности изменить свое положение на новой геополитической карте планеты заставляет политиков многих стран блефовать и закрывать глаза на риски. Слишком велики политические дивиденды.

К примеру, по оценкам аналитиков, наибольшие выгоды сегодня удалось получить Польше. После, конечно, самих Соединенных Штатов. Но и риски Варшавы также резко возросли. Хотя заявление на этой неделе бывшего министра обороны Польши Болеслава Коморовского об участии Польши в организации стабилизационной операции в послевоенном Ираке имеет политический подтекст, к нему нельзя не прислушаться. А экс-глава польского оборонного ведомства считает: поскольку «решение о нашем командовании одной из оккупационных зон в Ираке было принято неожиданно быстро, его реализация может вылиться в импровизацию». И, в частности, потому, что Польша не в состоянии выделить в Ирак полноценную бригаду. Поэтому туда поедут подразделения, вычлененные из разных частей, которые перед отправкой не отрабатывали совместные действия. Б.Коморовский также уверен, что у государства нет необходимых финансовых средств и для соответствующего тылового обеспечения. По его мнению, для участия Польши в таких акциях, в ее армии должны быть, по меньшей мере, две хорошо обученные бригады, способные в любой момент присоединиться к зарубежным операциям — так, чтобы одна могла через полгода сменить другую. Но даже Польша, имеющая четырехлетний опыт взаимодействия в рамках альянса, не может себе позволить такой роскоши: согласно информации министра обороны страны Ежи Шмайдзиньского, с 2003 по 2008 гг. оборонные расходы Польши будут урезаны на 13,4 млрд. злотых ($ 3,5 млрд.) по сравнению с предыдущими планами.

Стоит ли полагать, что у украинских ВС, имеющих личного состава почти в три раза больше, а военный бюджет в шесть раз меньше, дела обстоят лучше?

И все-таки эксперты считают, что риски соизмеримы с новыми шансами. Те же польские успехи многие связывают с резким укреплением оси «Вашингтон—Варшава» после соответствующего ослабления опоры Вашингтона на Берлин, и особенно после демарша Парижа. Польские политики быстро сориентировались, и в феврале устами министра обороны страны Ежи Шмайдзиньского неожиданно для многих (например, для России, где это заявление вызвало шок) озвучили готовность размещения в Польше четырех американских баз, которые должны передислоцироваться из ФРГ. Кстати, приверженцы перспектив треугольника «Вашингтон—Варшава—Киев» еще не перевелись и на западе.

Можно вспомнить, что в свое время Греция не была готова к вступлению в ЕС, но из политических соображений основные западные игроки организовали получение такого мандата Афинами. По оценкам военных экспертов, ни одно государство из принятых в НАТО в ходе второй волны расширения не было готово к членству в альянсе. Их столицы лишь выражали готовность следовать натовским принципам и прислушиваться к советам Брюсселя относительно того, как модернизировать армии. Даже Польша, считающаяся наиболее успешным новым членом НАТО, в течение следующих шести лет будет иметь оборонный бюджет в рамках 1,95% ВВП, что ниже уровня, которого придерживаются большинство стран — «старых» членов НАТО. И именно такую стратегию избрала Грузия, имеющая несоизмеримую с Украиной армию, но достигшая больших, чем Украина, успехов в евроатлантической интеграции.

Если принять во внимание исключительно военную плоскость этой проблемы, то и тут есть свои плюсы и минусы. Главный минус — риск гибели украинских военнослужащих. Случайной или в боевой обстановке — не важно, но при нынешней настороженности украинского общества это будет ощутимым ударом по отношению к НАТО внутри государства. Главные плюсы — растущий имидж государства, способного взаимодействовать с НАТО и вообще с державами, имеющими иные стандарты в оборонной сфере. А это и возможность развития сотрудничества в военно-транспортной сфере. НАТО не скрывает заинтересованности в долгосрочном лизинге пяти-шести самолетов Ан-124 «Руслан» «Авиалиний Антонова» или десятка Ил-76 «Украинской авиационной транспортной компании» Министерства обороны Украины. Причем некоторые европейские державы откровенно высказываются против эксплуатации на континенте американских транспортников. И не только потому, что лизинг 12 американских военно-транспортных самолетов С-17 грузоподъемностью 77 т обойдутся в 470 млн. евро (6 млн.) в год, а лизинг пяти-шести самолетов Ан-124-100 грузоподъемностью 120 т будет стоить лишь 67 млн. евро в год. Независимо от того, какие именно украинские подразделения могут принять участие в стабилизационных силах, это повысит возможности получения заказов для украинских саперов, а также для ряда гражданских компаний, занимающихся строительством инфраструктуры. А также возможности принять участие в формировании иракской армии. Тем более что такой опыт у Киева уже есть: в прошлом году на основании постановления правительства №428 от 29.03.02 о безоплатных передачах вооружений и военной техники из арсеналов военного ведомства Украина передала легкое стрелковое вооружение и амуницию Афганистану. В рамках этой помощи было оснащено подразделение афганской армии.

Поэтому, если вклад Украины в виде батальона РХБ защиты стал первой сваей в строительстве моста навстречу западным партнерам (хотя, к примеру, партнеров по ВТС на Ближнем Востоке он больше насторожил), полноценное участие в формировании стабилизационных сил в Ираке и оперативная отправка двух батальонов со штабом бригады может дать в руки Киеву еще довольно много новых возможностей.

Безусловно, для Киева было бы предпочтительнее отправить в Ирак специализированные подразделения. Например, включить в состав своего контингента инженерно-саперный батальон или хотя бы роту. Тут у украинских военных есть определенный опыт — уже с января 2000 г. фактически приступила к выполнению задач украинская часть четырехстороннего инженерного батальона «Тиса» (она, согласно информации МОУ, состоит из двух рот наиболее подготовленных военнослужащих и 60 единиц модернизованной инженерной техники), в рамках которого ныне взаимодействуют военные Украины, Румынии, Словакии и Венгрии. Даже если бы пришлось для отправки в Ирак ослабить западное направление, это выглядело бы оправдано. Украина вполне может рассчитывать на одно из своих подразделений спецназа, где уровень боевой выучки несколько выше, нежели у обычных мотострелков. Наконец, украинские военные могут пойти на хитрость, к которой иногда прибегали во времена СССР: сформировать батальон из полка, включив в него только сержантский и офицерский состав. Так или иначе, Украине придется отправлять разрозненные подразделения. Правда, как утверждают сами военные, разница невелика: в любом случае взаимодействию придется учиться на ходу.

Техники у Украины тоже пока хватает. И если послевоенное восстановление Ирака будет все-таки осуществляться под флагом ООН, рациональнее эту технику было бы передать армии Ирака, получив от международной организации финансовую компенсацию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно