Что на блюдечке с урановой каемочкой?

21 января, 2011, 15:08 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

Заявление Виктора Януковича на Вашингтонском ядерном саммите о готовности Украины вывезти со своей территории весь имеющийся у нее высокообогащенный уран называют одним из основных внешнеполитических событий минувшего года.

Заявление Виктора Януковича на Вашингтонском ядерном саммите о готовности Украины вывезти со своей территории весь имеющийся у нее высокообогащенный уран называют одним из основных внешнеполитических событий минувшего года. И одним из самых громких. Впрочем, страсти улеглись достаточно быстро (их тут же затмили страсти вокруг харьковских договоренностей по Черноморскому флоту), и, как водится, тема вновь вернулась в узкий круг экспертов, дипломатов и ученых. Выполнение же одного из взятых Украиной обязательств — до конца 2010 г. вывезти значительную часть имеющихся запасов высокообогащенного урана (ВОУ) — прошло без лишнего шума и огласки и, по сути, осталось незамеченным большинством граждан Украины, усиленно готовившихся к Новому году.

30 декабря из Харьковского физико-технического института в Россию под контролем МАГАТЭ была вывезена первая партия (15 кг) хранившегося там ВОУ. Незадолго до этого, 25 и 28 декабря, в РФ двумя спецавиарейсами партии высокообогащенного урана (всего 35 кг) были отправлены из Севастопольского национального университета ядерной энергии и промышленности и Киевского института ядерных исследований. Соединенные Штаты также выполнили часть своих обязательств: накануне, перед вывозом ВОУ из Украины, двумя авиарейсами в нашу страну было доставлено эквивалентное количество низкообогащенного ядерного топлива для нужд этих институтов.

С учетом отработанного ядерного топлива, 56 кг которого, по информации «ЗН.У.», еще в мае вывезли из Киевского института ядерных исследований, общий объем вывезенных из Украины в 2010 г. ядерных материалов составил 106 кг.

Барак Обама поздравил Виктора Януковича с успешной транспортировкой из Украины в Россию партии высокообогащенного урана. «Эти действия, — подчеркнул он, — свидетельствуют о том, что Украина по-прежнему лидирует в стремлении не допустить попадания ядерных вооружений в руки террористов, как и в стремлении прийти к миру, в котором не было бы ядерного оружия». Американские СМИ оживленно обсуждали рассказанные им американскими же официальными лицами некоторые подробности удачно проведенной секретной спецоперации. Украинские массмедиа довольствовались сухим заявлением отечественного МИД, в котором, в частности, говорилось, что «дальнейшее сотрудничество Украины и США на этом направлении будет содействовать развитию отечественного потенциала в сфере прикладной ядерной физики, позволит получить значительную финансовую и технологическую помощь, а также активизирует привлечение нашей страны к современным инновационным процессам в области мирной ядерной энергетики».

Дабы разобраться, что кроется за этими официальными фразами и что на самом деле Украина уже получила и получит в будущем взамен вывезенного ВОУ, мы обратились к экспертам.

Комментируя выполнение первого этапа договоренностей, взятых Украиной на Вашингтонском саммите, а именно вывоз накануне Нового года 50 кг высокообогащенного урана с трех ядерных объектов Украины, научный сотрудник отдела техногенной и экологической безопасности Национального института стратегических исследований Сергей Кондратов подчеркнул, что подготовительная работа к этой сложной операции, в которой, по информации американской стороны, кроме США и Украины принимали участие также МАГАТЭ, Россия и Великобритания, прошла успешно. «Что же касается того, что взамен получила и получит Украина, то не хотелось бы, чтобы значение этого мероприятия сводилось лишь к своеобразному бартеру, «мы им — материал, они нам — установку или еще что-то», — заметил эксперт. — Этот шаг Украины получил положительную оценку в мире, наша страна внесла весомый вклад в уменьшение глобальной угрозы (т.е. угрозы и для нашей страны, как члена мирового сообщества) ядерного терроризма, она существенно улучшила свои отношения с США и Россией и т.д. Не думаю, что эти моменты стоит игнорировать, особенно, c учетом того, что Украина искренне разделяет озабоченность и тревогу мирового сообщества по поводу ядерного терроризма и ядерного распространения и действительно хочет занять достойное место на международной арене. Другое дело, что позитивный импульс от такого шага Украины не должен быть попусту растрачен, как это, отчасти, произошло с отказом Украины от ядерного оружия. Для этого такие действия нашей страны должны быть «вмонтированы» в четко сформулированную реалистическую и последовательную ядерную политику государства, с учетом всех «ядерных» аспектов — и развития ядерной энергетики, и ядерного разоружения и поддержания режима ядерного нераспространения, и противодействия ядерному терроризму. Масштабы полученных от этого решения Украины выгод, прямых и косвенных, во многом зависят от того, как наша страна сумеет воспользоваться потенциалом, созданным этим решением».

Но с использованием потенциала у нас всякий раз получается как-то не очень — и после отказа от третьего в мире ядерного потенциала, и после отказа от Бушерского контракта. Положительный имидж страны и благосклонный взгляд Вашингтона (пусть и мимолетный) в сторону Украины и ее лидера — вещи, конечно, хорошие, но нестойкие. Вышеуказанные жертвы отнюдь не спасли нашу страну и президента Кучму от «ледникового периода» в отношениях со Штатами в результате кассетного и кольчужного скандалов. Точно так же миролюбивость Украины и ее «значительный вклад в дело противодействия ядерному терроризму» не смогут заретушировать в ее имидже темные пятна вроде коррупции и наличия политических беженцев, а благодарность за вывезенный уран не станет индульгенцией Януковичу и его команде за сворачивание демократии и свободы слова в стране.

Поэтому, да простят нам все же наш утилитарный подход, хочется понять, что кроме имиджевых бонусов получает Украина в результате отказа от своих запасов высокообогащенного урана. И, кстати, какова их стоимость?

Как утверждают эксперты, цены у этого материала нет. Не в том смысле, что он бесценен, а потому что в мире просто не существует рынка высокообогащенного урана. Его нельзя купить или продать на бирже или в магазине. Конечно, можно продать его, например, Северной Корее или Ирану по очень высокой цене, но в этом случае цена наложенных на Украину санкций будет тоже очень высокой.

В комментарии «ZN.UA» заместитель генерального директора Национального научного центра «Харьковский физико-технический институт» член-корреспондент НАНУ Иван Карнаухов сообщил: «Учетная стоимость вывезенного урана была очень низка, потому что, например, в Харькове он хранился в виде отходов после наших исследований. Конечно, его можно было выделить, но это стоило бы очень дорого».

Сторонники решения о вывозе из Украины высокообогащенного урана убеждают, что современные достижения науки позволяют «абсолютно безболезненно» отказаться от использования высокообогащенных ядерных материалов. И поэтому сегодня в мире «наблюдается глобальная тенденция активного перехода к использованию низкообогащенного ядерного топлива». На вопрос
«ZN.UA», был ли еще нужен украинским ученым для каких-то целей высокообогащенный уран?, И.Карнаухов ответил следующим образом: «Сейчас в мире под эгидой МАГАТЭ рекомендовано использовать в мирных целях только низкообогащенный уран. То есть все исследования нужно проводить только с таким видом топлива. И лишь оружие делается из высокообогащенного урана. Если Украина заявила о своем безъядерном статусе, она обязана выполнять свои обязательства. Иначе мы окажемся под санкциями».

Ядерное оружие Украина производить не собирается, свои обязательства безъядерного государства выполняет и, как мы видим, взяла на себя еще и дополнительные, прямо не вытекающие из ее безъядерного статуса, но более чем активно простимулированные разными методами нашими американскими партнерами. Так какова же величина обещанного «пряника»?

Как сообщили «ZN.UA» источники в исполнительной власти, близкие к решению уранового вопроса, Соединенные Штаты готовы предоставить нашей стране компенсационный пакет на общую сумму около 40 млн.долл., что, как утверждается, существенно превышает оценочную стоимость украинского ВОУ. Рассказывают, что мудрые головы в Украине настояли: компенсацию нужно брать оборудованием, технологиями, низкообогащенным ураном, но только не деньгами. Ведь, учитывая наши реалии, деньги, как обычно, разворуют, а украинские ученые снова останутся ни с чем. Это пожелание учли.

Выделяемые американцами средства планируется использовать следующим образом. В Севастопольском университете ядерной энергии и промышленности (СНУЯЭП) будет усилен уровень безопасности научно-исследовательского реактора. Как нам пояснили, этот реактор всегда работал на низкообогащенном топливе и не нуждается в ВОУ. А высокообогащенный уран, находившийся на балансе университета, было невозможно использовать для исследований, так как для его очистки от лишних химических элементов требовались сложные и дорогостоящие радиохимические технологии. По свидетельству наших источников, американская сторона уже начала мероприятия по усилению технического потенциала СНУЯЭП, в частности украинский университет уже заключил контракт с Окриджской национальной лабораторией США на выполнение работ по модернизации исследовательского реактора IP-100.

Для Киевского института ядерных исследований (КИЯИ) на американские средства приобретается низкообогащенный уран для находящегося там реактора ВВР-М. Как писало «ЗН» («Страсти по урану», № 17 (797) от 30.04.10), этот реактор уже работал частично на низкообогащенном топливе и был сертифицирован для его использования. Нам также пояснили, что в апреле 2010 г. в КИЯИ оставалось ВОУ всего на несколько месяцев, поэтому американское предложение полностью перевести этот реактор на низкообогащенное топливо оказалось весьма кстати. Оно дало возможность украинским ученым продолжать экспериментальные работы. Если бы это решение не было принято, киевский реактор пришлось бы остановить. «Топливо в исследовательском реакторе в Киеве заканчивалось, — подтвердил «ZN.UA» И.Карнаухов, — и поэтому вместо небольшого количества высокообогащенного материала им поставлено топливо на 15 лет. А ведь, как известно, срок работы реактора продлен еще на 15 лет, то есть появилась возможность продолжать работу и проводить масштабные исследования, это большие деньги».

Свою часть выделенных американцами средств должен получить и Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт» (ХФТИ). Уже названную его руководством сумму 25 млн. долл. планируется направить на создание на его базе современной ядерной установки — уникального источника нейтронов, основанного на подкритической сборке, управляемой электронным ускорителем. Американцы называют ее «изысканной», а харьковские ученые — «прообразом самого безопасного ядерного реактора будущего» и обещают, что нейтронный источник «быстро продвинет Украину на много лет вперед — в будущее поколение ядерной энергетики» (см. «ЗН» № 15 (795) от 17.04.10).

«Мы получаем от американцев очень много технологий. У них больший опыт в ядерной сфере, и они дают нам программы, базу данных, которые стоят миллиарды, — свидетельствует руководитель проекта создания новейшей установки И.Карнаухов. — У нас огромная ядерная энергетика. И это большое благо для нашей страны. Поэтому необходимо разрабатывать для нее новые безопасные системы. Кроме того, в мире сейчас бурно развивается ядерная медицина — как диагностика, так и лечение. Эта установка даст нам возможность производить весь спектр медицинских изотопов, осуществлять нейтронно-захватную терапию, кроме того — все исследования на нейтронных каналах. Эта установка перспективна в качестве прототипа будущей безопасной экологически чистой ядерной энергетики».

Не исключают эксперты возможность использования нового нейтронного источника и для производства трековых мембран, применяемых в уникальной технологии очистки воды. В настоящее время единственным в мире производителем водоочистных устройств на основе этой нанотехнологии является симферопольское научно-производственное предприятие «Симпекс». Кстати, оно имеет статус официального поставщика фильтров для Международной федерации Красного Креста, ЮНИСЕФ и других гуманитарных организаций, работающих в районах стихийных бедствий, военных действий и техногенных катастроф. Пока «Симпекс» использует в своих устройствах трековые мембраны, изготовленные в Объединенном институте ядерных исследований в российском г. Дубна. Но, возможно, уже через какое-то время это украинское предприятие не будет зависеть от своих российских партнеров и сможет использовать мембраны, изготовленные в Харькове.

Таким образом, делают вывод сторонники отказа от ВОУ, благодаря принятому решению появились необходимые предпосылки для оживления отечественной атомной науки и создания привлекательных условий для работы украинских ученых. Кроме того, открываются возможности для «беспрецедентной активизации» сотрудничества со США в области использования атомной энергии в мирных целях на основе соответствующего межправительственного соглашения, заключенного еще в 1998 году (подобные документы американцы подписали с очень ограниченным числом стран, представляющих для них интерес в ядерной сфере). Это, в свою очередь, будет способствовать решению чувствительного для Украины вопроса диверсификации источников ядерного топлива для АЭС.

Среди аргументов в защиту принятого решения о вывозе из Украины всех запасов высокообогащенного урана его сторонники упоминают также аспект безопасности. С одной стороны, говорят они, наша страна теперь не будет потенциальным объектом нападения террористов, находящихся в постоянном поиске материалов для создания атомной или «грязной» бомбы. С другой стороны, поскольку высокообогащенные материалы являются источником экологической опасности, их вывоз минимизировал теоретическую угрозу нештатных ситуаций при их использовании.

Однако некоторые эксперты воспринимают подобные аргументы весьма скептически, поясняя нам, например, что непонятная и загадочная для непрофессионалов харьковская «подкритическая сборка» — это тоже атомный реактор. И вокруг него должна быть санитарная зона радиусом шесть километров, в которой не может быть ни одного жилого здания. Если же новая установка будет построена в черте Харькова, то о каком повышении экологической безопасности может идти речь, ведь от нештатных ситуаций не застрахованы даже самые современные атомные объекты? Что же касается потери интереса к Украине со стороны террористов, рыщущих в поисках материалов для атомной бомбы, то, как утверждают эти эксперты, на новой установке будет попутно нарабатываться и оружейный плутоний-239.

Далеко не радужно оценивают последствия отказа нашей страны от ВОУ противники этого решения, в том числе и из когорты ученых, положивших на алтарь украинской ядерной физики десятилетия труда и собственное здоровье. По понятным причинам не называя фамилий, приведем некоторые соображения несогласных. Во-первых, утверждают они, были все возможности убедить американцев в необходимости использования Украиной высокообогащенного урана для научных целей. Предложения избавиться от ВОУ поступали от Вашингтона, начиная с 1995 г., и обсуждались на двустороннем уровне регулярно каждые пять лет. На протяжении предыдущих пятнадцати лет украинской стороне удавалось найти достаточно аргументов для отказа, и американцы с ними соглашались. Но в 2010 г. все совпало: Обаме позарез нужен был успех на Вашингтонском саммите, Януковичу позарез нужно было внимание Обамы, и тут как раз истек очередной пятилетний срок переноса решения вопроса «украинского урана». Кроме того, у американцев был убийственный аргумент: регулярные проверки МАГАТЭ показали, что, например, в Харькове, за 15 лет не было ни одного случая движения материала, то есть за все это время из специального сейфа украинцы не достали ни одного грамма высокообогащенного урана. Так о каких исследованиях с его использованием вы тогда нам говорите, резонно возмутились американцы.

Почему высокообогащенный уран не использовался целых 15 лет? Одни в качестве причины называют отсутствие необходимых средств для проведения исследований, другие — недостаток квалифицированных кадров, третьи — нежелание руководства заниматься хлопотным делом. Но главное, указывают они, что за все годы независимости ни в профильных институтах, ни в Национальной академии наук, ни в стране в целом так и не была выработана политика научного сопровождения ядерного топливного цикла в Украине.

Наши собеседники из числа скептиков не согласны с тем, что нашей стране не нужен высокообогащенный уран. Потому что только ВОУ мог обеспечить эффективный и быстрый результат целого ряда экспериментов. В частности, для разработки отечественного усовершенствованного ядерного топлива и обоснования его работоспособности, в том числе и в реакторных условиях, для АЭС. При использовании низкообогащенного урана результатов подобных экспериментов придется ожидать долгие годы, что сделает их почти бесполезными. Высокообогащенный уран, считают наши собеседники, мог бы послужить для разработки ядерного топлива как для существующих реакторов, так и для реакторов будущего поколения. С помощью ВОУ можно было бы, например, реанимировать реактор для подводных лодок в севастопольском центре подготовки подводников и зарабатывать, обучая россиян (особенно, если учесть, что пребывание ЧФ РФ продлено до мая 2042 г.). Кроме того, понизив обогащение ВОУ примерно до 19,7% и ниже, можно было бы обеспечить киевский исследовательский реактор топливом лет на 50. А еще лучше, уверены «несогласные», было бы заменить эту допотопную установку, которую все равно довольно скоро придется выводить из эксплуатации, современным высокопоточным исследовательским реактором (и это предложение озвучивалось ранее). Таких установок в мире сегодня всего три — в США, Нидерландах и России, киевская могла бы стать четвертой, но теперь уже не судьба. А ведь, как утверждают наши собеседники, с помощью такого реактора можно было бы изучать новые свойства материи, исследовать ее поведение при высокодозовых нагрузках, создавать новые материалы с повышенной радиационной стойкостью для космоса, народного хозяйства, ядерной индустрии.

Теперь же, пессимистично прогнозируют скептики, с «большой» физикой Украине придется распрощаться, и у нас останется лишь академическая наука.

Кто был прав, а кто ошибался, «загнется» отечественная ядерная физика или рванет вперед, останется Украина ни с чем или получит мощный импульс для развития разных сфер науки благодаря новой установке, мы узнаем только со временем. Но, в любом случае, для того чтобы эта установка стала реальностью, украинским дипломатам, чиновникам и ученым предстоит очень серьезно поработать, в том числе и с американскими партнерами, дабы не повторилась история с ликвидацией SS-24 — шахты взорвали, ракеты разобрали, а высокотоксичное твердое топливо, находящееся в Павлограде, до сих пор не утилизировано.

В нынешней ситуации с вывозом высокообогащенного урана также есть один подводный камень. Как подтвердил нам И.Карнаухов, запустить новую установку в Харькове американцы обещают в 2014 г., а вот вывезти весь ВОУ вынудили нас взять на себя обязательство до следующего ядерного саммита, то есть до апреля 2012 г. Каким образом будет гарантировано выполнение своих обязательств американской стороной после того, как последний килограмм высокообогащенного топлива покинет Украину (а его в Харькове еще немало, до вывоза первой 15-килограммовой партии в американских открытых источниках фигурировала цифра
75 кг)? То ли нам придется положиться на честное слово наших партнеров, то ли они согласятся на подписание какого-то документа, пока точно не известно. Подготовка такого документа достаточно сложна, поскольку требует очень подробного описания последовательности действий сторон: когда и сколько ВОУ вывозит Украина, когда и что завозят нам американцы. Но гарантии нам нужны обязательно, и желательно поскорее, учитывая все более жесткий тон заявлений Вашингтона по поводу недемократических процессов в Украине, свидетельствующих о наметившемся очередном похолодании в двусторонних отношениях.

На сегодняшний день, по свидетельству руководителя проекта И.Карнаухова, создание установки находится на этапе проектирования здания и подготовки рабочей документации основного оборудования. Дабы гарантировать запуск установки в 2014 г., считает ученый, «к моменту вывоза последней партии ВОУ в 2012 г. должно быть построено здание, заключены все контракты, изготовлено все оборудование, а если американцы не успеют что-то изготовить, нам должно быть все оплачено».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно