Черноморский шельф на предъявителя - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Черноморский шельф на предъявителя

16 мая, 2008, 16:00 Распечатать

Если бы Министерство охраны окружающей природной среды Украины не аннулировало недавно специаль...

Если бы Министерство охраны окружающей природной среды Украины не аннулировало недавно специальное разрешение (которое для простоты многие называют лицензией) на пользование недрами, выданное компании «Венко Прикерченская Лтд.», то, скорее всего, мы бы еще долго не знали, кто входит в первый эшелон инвестиционного пула, созданного для реализации проекта разработки Прикерченской нефтегазоносной территории на континентальном шельфе Черного моря. А так 15 мая стало известно, что финансовыми партнерами Vanco Energy Company вместо J.N.R. оказались три другие компании: «Донбасская топливно-энергетическая компания» («ДТЭК», Донецк), созданная специально под этот проект инвестиционная компания Shadowlight Investments Limited российского бизнесмена Евгения Новицкого, а также малоизвестная австрийская Integrum Technologies Limited, представляющая интересы частных инвесторов.

Изначально основным финансовым партнером прикерченского проекта выступала именно компания J.N.R., принадлежащая фонду Ротшильдов. Именно этот фонд на этапе подачи заявки Vanco на участие в тендере на право геологического изучения и разработки почти 13 тыс. квадратных километров обещал финансовые гарантии. Однако потом почему-то передумал. Это не помешало правительству в 2007 году заключить соглашение о разделе продукции (СРП) и Минприроды выдать спецразрешение на недропользование, но не хьюстонской ком­пании Vanco Energy Company, и даже не ее 100-процентной дочерней компании Vanco International Ltd. (зарегистрирована на Бермудах), которая и выиграла тендер, а компании Vanco Prykerchenska Ltd, которая прописалась на Британских Виргинских островах и была создана исключительно для проекта СРП в украинской части континентального шельфа Черного моря.

Но и это еще не все. Недавно премьер Юлия Тимошенко заявила, что ей известно о том, что якобы ведутся переговоры с российским «Газпромом» о продаже ему час­ти акций компании, имеющей право на разработку Прикер­чен­ского неф­тегазоносного участка. Од­нако после оглашения имен участ­ников инвестиционного пула в ходе пресс-конференции 15 мая многие сделали вывод, что вся проблема даже не в этом, а также не в том, что компа­нию Vanco Prykerchenska Ltd. («Венко Прикерченская Лтд.») лишили спецразреше­ния на недропользование, а в том что «Донбасская топливно-энергетическая компания» Рина­та Ахметова стала одним из четырех названных участников инвести­ционного пула. Тем более что, как сообщил гендиректор «ДТЭК» Максим Тимченко, предложение поучаст­вовать в инвестиционном пуле эта ком­пания получила от Дойчебан­ка еще в мае 2006 года в Хьюстоне. С учетом этой информации многие пришли к выводу, что, мол, таким образом Ю.Ти­мошенко пытается сло­мать бизнес своего политическо­го оппонента. Не более того. И при этом как-то забыли, что конфликты с компанией Vanco уходят корнями в 2005 год. Но обо всем по порядку.

Vanco со шлейфом

Увеличение собственной добычи углеводородов — задача, которую едва ли не каждое правительст­во определяет как приоритетную в своих планах. Какова была радость государственных мужей, когда в акваториях Черного и Азовского морей совокупность начальных суммарных ресурсов углеводородов оценили в 1,53 млрд. тонн условного топлива.

Для нашей страны разработка Черноморского шельфа вполне может стать той соломинкой, которая спасет энергетическую безопасность страны. Однако… Ук­раи­на остается единственным государством Черноморского бассейна, которое сегодня не ведет добычу полезных ископаемых на своей части глубоководного шельфа. И который год подряд пытается привлечь иностранный капитал для этого. В 1997 году специальное разрешение на разработку шельфа в районе структуры Штор­мовой получила компания Shell. Впрочем, этот проект закончился фиаско — полезные ископаемые так и не были найдены. В следующий раз лицензия на разработку Черномор­ского шельфа была выдана в 1999 году английской компании JP Kenny. Опять же безрезультатно.

Первые реальные шаги по освоению глубоководного шельфа со стороны украинских компаний были предприняты лишь весной 2005 года. ГАО «Черноморнефтегаз» была выдана лицензия на освоение среднеглубокой нефтегазоносной структуры Субботино, расположенной на глубинах от 50 до 100 м.

В свою очередь, «Черноморнефтегаз» заключил соглашение о совместной деятельности с американской корпорацией Hunt Overseas Oil Inc. по доразведке и опытно-промышленной эксплуатации перспективных месторождений на площади 12 тыс. кв. км южнее Керчен­ского пролива. Но и этот проект, как и два предыдущих, закончился неудачно из-за отсутствия соглашения о разделе продукции.

Надо отметить, что к моменту прихода компании Vanco в Украине уже был принят Закон «О соглашениях о разделе продукции». Однако на практике ни одного такого согла­шения заключено не было. А само по себе соглашение о разделе продукции — это документ, в котором четко оговорены условия работы и распределения прибыли меж­ду государством Украина (Кабмином) и иностранным инвестором, их долевое участие, этапы разведки и добычи, а также объемы финанси­рования добывающих проектов. СРП призвано обеспечить взаимоприемлемые условия работы инвестора на территории Украины и ее шельфов и защитить интересы государства. Такие соглашения — стандартная практика в мире, с той лишь разницей, что цивилизованные страны отстаивают максимальную долю при разделе продукции для государства. Чем более «банановая» страна, тем ниже доля государства…

Очередную попытку начать разработку Черноморского шельфа Украина предприняла в декабре 2005 года. Был объявлен первый в своем роде конкурс на право геологической разработки и добычи углеводородов на Прикерченском участке украинской части шельфа Черного моря.

На первоначальной стадии про­ведения конкурса интерес к участию в нем выразили 15 компаний. Среди них были как общепризнанные добывающие «монст­ры», так и новички. Одним из сюрпризов ста­ла весть о приобретении ознакомительной документации компанией RosUkrEnergo A.G., которая по сей день не имеет опыта по освоению глубоководного шельфа.

Впрочем, своевременно подали заявки только пять претендентов, которые создали достаточно неожиданные союзы. Отдельные заявки на участие в конкурсе подали компании Hunt Oil Company of Ukraine (Польша), Vanco International Ltd. (США) и украинская ОАО «Укрнефть», общие — компании Shell, Exxon Mobile (США), Turkiye Petrolleri A.O. (Турция) и Alphex One Ltd (Великобритания).

Интересно, что Shell и Exxon — конкуренты на мировом рынке эноргоносителей — очень редко объединяют свои усилия. Последний такой прецедент имел место несколько лет назад, когда эти компании объединились для получения контроля над рынком газа в Германии. Именно этому союзу большинство экспертов пророчили победу. Но ошиблись. Возможно потому, что к компании Shell также имеет отношение фонд Ротшильдов, как и к компании Vanco. Это дает основания предположить, что Shell играла в тендере на выигрыш Vanco. Турецкая компания, скорее всего, участвовала в конкурсе ради спортивного интереса. «Укрнефть» — за компанию, ибо вряд ли могла предложить что-то серьезное в смысле технологий и опыта глубоководного бурения (а не только денег).

Межведомственной комиссии хватило 25 дней, чтобы определиться с победителем конкурса, который и был назван. Никого из 19 членов комиссии не смутило, что заявку на участие в тендере подавала одна компания — Vanco International Ltd. (Бермуды), а комиссия оценивала опыт и финансовые гарантии совсем другой — Vanco Energy Company (США).

Комиссия представила свои выводы по анализу предложений участников на рассмотрение правительства, которое, в свою очередь, признало победителем Vanco International Ltd. У некоторых участников конкурса такое решение вызвало, мягко говоря, удивление и разочарование. Однако от официальных комментариев отказались все.

Удивление известных компаний можно понять, взглянув на историю развития Vanco. В период с 1973-го по 1996 год компания работала на Северном море и открыла несколько месторождений нефти и газа на шельфе Нидерлан­дов. Это, вне всякого сомнения, можно записать ей в плюс. Однако с изменением мировой конъюнктуры на рынке углеводородов (резким увеличением спроса и как следствие — адекватным скачком цен на ресурсы) компания была вытеснена из этого благоприятного региона более именитыми конкурентами. После чего перебазировалась на новое направление — глубоководную разведку недоразведанных зон шельфа Западной Африки.

Многие специалисты называют Африку задворками мировой нефтедобычи, а ведущие компании очень неохотно идут туда работать. Во-первых, из-за достаточно большой угрозы терактов, а во-вторых, не чета украинской коррупция в африканских странах. Однако даже при отсутствии конкурентов Vanco не смогла достичь особенных результатов.

Кстати, среди экспертов бытует мнение, что победу малоизвестной компании в столь серьезном для страны тендере принесли тесные связи с отдельными министрами Кабмина Юрия Еханурова, в частности с тогдашним министром охраны окружающей природной среды. А еще, видимо, не осталась без внимания трепетная забота посла США Уильяма Тейлора о своих соотечественниках из Vance. А также патронат президента Украины Виктора Ющенко, который спустя некоторое время после тендера, осенью 2007-го, в интервью «ЗН» заявил, что считает подписание СРП с компанией Vanco большим достижением и огромным шагом вперед на пути освоения углеводородных месторождений шельфа Черного моря и энергетической независимости страны в целом. Конечно, президент страны не обязан вникать в детали СРП. Но кто-то же ему готовит информационные справки, которыми он пользуется?

Правда, почему-то аналитические материалы СБУ на нефтегазовую тему президент традиционно игнорирует. Так было с «РосУкрЭнерго», когда президент отмахнулся от 19 аналитических записок о последствиях укрепления на украинском рынке этой компании с «неизвестными» собственниками. Так было и с информацией спецслужб о том, чем обернется для Украины подписание на таких условиях СРП с компанией Vanco.

Предполагалось несколько вариантов развития событий. Первый — все равно придется денонсировать СРП с такими условиями, как хотел тогда еще участник тендера. Второй — у победителя тендера могут возникнуть проблемы с выполнением лицензионных условий. Третий — добыча углеводородов может сознательно затягиваться победителем тендера. Фактически, к этому все и свелось. Хотя Vanco в затягивании начала разработки Прикерченской нефтегазоносной структуры обвиняет правительство Украины. Мол, не хотят специально план утверждать на 2007—2008 годы…

Матрешка, или «РосУкрЭнерго»-2?

В то же время стоит отметить, мягко говоря, «неадекватное» поведение Vanco, которое еще на начальном этапе не способствовало ускорению процесса подписания СРП с правительством Украины. В частности, руководство компании неоднократно пыталось диктовать свои условия разработки шельфа, даже игнорируя международную практику заключения и реализации соглашения о разделе продукции. Проблемы с этой компанией начались сразу же после проведения тендера.

В своем первом проекте СРП Vanco предлагала нереальные проценты: на этапе разработки месторождения она хотела иметь 80% продукции, а Украине оставляла 20, на этапе же добычи продукции Vanco нацелилась на 60%, а Украине «жертвовала» 40. Но после всех переговоров согласилась и на меньшее: Украина получит 65, Vanco International Ltd. (США) — 35% продукции при разработке с Прикерченского участка континентального шельфа Черного моря. Формально — это в пределах мировой практики. Более того, г-н Митчел, представляющий интересы группы Vanco, 15 мая заявил, что государство Украина вообще получит все 70% добываемой продукции (в виде углеводородов и налоговых платежей). Правда, украинские специалисты говорят об обратном. На первом этапе — а это восемь лет — инвестор будет получать 70%. А затем в случае открытия промышленного месторождения доля государства постепенно может увеличиться. Но пока на ближайшее десятилетие рассчитывать на прибыль Украине не приходится — ее доля составит максимум 15% с учетом налогов…

Но это далеко не все «примхи» этой компании. В частности, Vanco в проекте СРП пыталась как инвестор самостоятельно, без одобрения государства, принимать решение о производственных программах деятельности и определять коммерческую ценность месторождений. Во-вторых, намеревалась закрепить возможность продления периодов разведки на неопределенный срок и ограничить государство в праве проведения проверок деятельности инвестора. В-третьих, в проекте СРП пыталась предусмотреть задержку передачи государству права собственности на имущество.

В-четвертых, руководство Vanco хотело схитрить, предлагая сначала пробурить первую разведывательную скважину в северо-восточной части Прикерченского участка, то есть на небольших (70—200 м) глубинах моря, где геологические структуры и так были обнаружены сейсмическими исследованиями украинских геофизиков. Это при том, что две первых скважины компания должна была пробурить на глубоководных участках (конкретно — на Тетяевской и Судакской площадях), поскольку именно освоение ресурсов углеводородов глубоководной части Черного моря декларировалось как основная цель предоставления Прикерченского участка инвестору на условиях заключения СРП.

Не хотела Vanco нести риски и при поисковых работах, которые согласно устоявшейся международной практике берет на себя исключительно инвестор, а не перекладывает их на государство.

К счастью, большинство из вышеперечисленного в подписанном соглашении своего отражения так и не нашло (кроме реального процентного соотношения в пользу отнюдь не Украины). Казалось бы, на этом история многострадального СРП должна была закончиться и начаться нормальная работа. Тем более что новое правительство снова возглавила Юлия Тимошенко, которая неоднократно выступала за привлечение иностранных инвестиций.

Да не тут-то было. Первые тревожные звоночки поступили в середине марта текущего года. Министр охраны окружающей среды Георгий Филипчук заявил о необходимости привлечь международных арбитров, чтобы те дали оценку работы Vanco в Украине.

«Волну», поднятую Минприроды, поддержала и Юлия Тимошенко, которая, выступая в Верховной Раде на мероприятии под названием «Час правительства», сообщила народным избранникам «пренеприятнейшее известие». «Украина все это богатство отдала одной компании. Когда разобрались, то выяснилось, что она зарегистрирована на четырех студентов в возрасте от 20 до 22 лет в офшорах», — негодовала Юлия Владимировна. Премьер сослалась на Госфинмониторинг как источник такой информации и предложила парламенту в будущем выслушать правительство по этому вопросу, чтобы «принять решение». По ее словам, передача такого большого участка, тогда как другие страны «раздают шельфы инвесторам по квадратным сантиметрам», граничит с «глобальными преступлениями». И хотя в ходе выступления она не назвала компанию, известно, что СРП Украина заключила только с Vanco International Ltd.

Ю.Тимошенко умеет эпатировать публику. Зрителей — внешним видом, слушателей — резкостью заявлений. Так было и в случае с Vanco. Но когда я читаю нотариально заверенную доверенность на имя четырех молодых украинок, то только диву даюсь. Хоть одна из них хотя бы приблизительно знает, чьи конкретно интересы согласилась представлять? Или это в стиле «шерше ля фам», чтобы не искали других (или других причин)? До­веренность на гербовой бумаге нотариально заверена и выдана на право представлять интересы «Венко Прикер­ченская Лтд.» Алек­сандрой Соловьевой четырем молодым гражданкам Украины: Екатерине Михеевой, Олесе Чекал, Татьяне Федорчук и Татьяне Маленькой. Не суть важно, знакомы ли эти гражданки между собой и что они знают о нефтегазодобыче вообще и о глубоководной добыче на шельфе в частности, не говоря уж о трехмерной сейсмике. Но получается, что именно с ними изначально межведомственная комиссия и правительство Украины должны были вести все переговоры относительно «Венко Прикерченская Лтд.», в частности и о спецразрешении на недропользование.

Тем не менее не антифеминистическими и, похоже, не антиахметовскими настроениями руководствовалось Минприроды, когда взялось рассматривать условия выполнения спецразрешения на недропользование компании Vanco Prykerchenska Ltd. (Виргинские острова).

На деревню «дяде Vanco»

Еще в марте 2007 года правительство в лице Минприроды усомнилось в том, как говорится, а был ли мальчик. То есть кому конкретно и почему было выдано (тем более в срочном порядке) специальное разрешение на недропользование. И почему Vanco International Ltd. (Бермуды) с 12 тыс. долл. уставного фонда признана победителем тендера, если фингарантии представила американская Vanco Energy Company с уставным фондом в 67 млн. долл. И уж тем более странно, что через несколько дней после подписания СРП с победителем тендера (19 октября 2007 года) Vanco International Ltd. переуступила свои права третьей компании — Vanco Prykerchenska Ltd.

И именно ей 2 декабря 2007 года тогдашний глава Минприроды Василий Джарты выдал лицензию — то самое спецразрешение на недропользование.

Примечательная деталь. Vanco Prykerchenska Ltd. для получения специального разрешения на пользование недрами Прикерченской нефтегазоносной площади почти в 13 тыс. квадратных километров предъявила Минприроды и другим госорганам регистрационные документы Виргинских островов и свой устав, в котором сказано, что акции этой компании выданы НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ. Таким образом, выходит, что получить право на недропользование 13 тыс. квадратных километров украинского континентального шельфа Черного моря мог… любой предъявитель акций Vanco Prykerchenska Ltd.!!! Вот вам и шельф на предъявителя.

Министр охраны окружающей среды Георгий Филипчук обратился за разъяснениями и к посольству США, которому небезразлична судьба американской компании. И американский посол Уильям Тейлор в апреле 2008 года передал украинской межведомственной комиссии информацию, проверенную службами США.

Таким образом выяснилось, что в Хьюстоне (штат Техас, США) действительно зарегистрирована Vanco Energy Company. И она действительно является на 100% материнской компанией для Vanco International Ltd. В свою очередь, последняя учредила на Бермудах компанию «Венко Блек Си», а уже та — компанию «Венко Украина», зарегистрированную на Британских Виргинских островах и созданную якобы специально для реализации проектов в Украине. Но тут же выясняется, что «Венко Украина» является на 100% дочерней компанией некого инвестпула, о котором раньше ничего не было известно и о котором посольство США тоже ничего не сказало. Тем не менее сообщило, что «Венко Украина» является 100-процентным учредителем компании Vanco Prykerchenska Ltd.

Теперь — внимание: для того чтобы Vanco Prykerchenska Ltd. могла законно владеть спецразрешением на недропользование в Украине, она по условиям СРП должна иметь в своем уставном фонде не менее 10% капитала материнской компании, выигравшей тендер, т.е. Vanco International Ltd. Но до сих пор не ясно, является ли Vanco Prykerchenska Ltd., владевшая спецразрешением на недропользование, на 10% связанным лицом с победителем тендера — компанией Vanco International Ltd.

Формальный повод переуступки права на спецразрешение якобы был. Это предусмотрено в пункте 2 статьи 37 соглашения между Кабмином Украины и победителем тендера — компанией Vanco International Ltd., которое 19 октября 2007 года по поручению тогдашнего премьера Виктора Януковича в присутствии президента Виктора Ющенко подписал вице-премьер-министр Андрей Клюев. Однако, как отмечают в Минприроды, хотя соответствующий пункт в СРП и позволяет переуступку прав и обязанностей, он не предполагает переуступку именно спецзразрешения на недропользование!

«ЗН» поинтересовалось у главы Минпри­роды Георгия ФИЛИПЧУКА:

— Чем руководствовалось Минприроды, когда аннулировало специальное разрешение на пользование недрами, выданное компании Vanco Prykerchenska Ltd.?

— Прежде всего тем, что процедура переуступки прав победителем тендера не предполагает автоматической переуступки и права на получение другой компанией специального разрешения на недропользование. Вы же знаете, как сейчас обстоят дела с нарушениями вопросов землеотводов и землепользования. К сожалению, случай с Vanco Prykerchenska Ltd. — не исключение.

Кроме того, что была грубо нарушена процедура переуступки специального разрешения, компания Vanco Prykerchenska Ltd. не соответствует квалификационным условиям конкурса. Она была создана буквально накануне подписания СРП и не имеет достаточного опыта работы на больших глубинах, а также не имеет достаточно подтвержденного финансового обеспечения. До сих пор мы не получили официального подтверждения ни финансового, ни технологического, ни технического обоснования от этой компании!

— После аннулирования спецразрешения представители Vanco направили правительству уведомление о возбуждении арбитражного разбирательства. А заодно и огласили имена компаний — участников инвестиционного пула. Для вас это была новость?

— Мне приятно, что хотя бы аннулирование специального разрешения на недропользование вынудило участников так называемого пула, как говорится, выйти с открытым забралом. Впрочем, это, что называется, только первый эшелон.

Что же касается предупреждения о начале арбитражной процедуры, то они просто избавили нас от необходимости самим инициировать ее возбуждение. Министерство охраны окружающей природной среды привлекло к независимому юридическому анализу СРП с Vanco International Ltd. одну из ведущих британских компаний, специализирующуюся на международно-правовых вопросах в сфере энергетики и решении арбитражных споров Barlow Lyde & Gilbert LLP) и международную юридическую группу «Astapov Lawyers». И уже предварительные результаты говорят о том, что мы действуем правильно.

— Известно ли вам, кто стоит за австрийским инвестфондом Intergrum Technologies Ltd.? Не фигурируют ли среди его учредителей фамилии Петра Ющенко и братьев Клюевых?

— Официального подтверждения мы не имеем, да и не функция Минприроды это выяснять. Но коль себя уже публично назвали участниками проекта, кроме Vanco Energy Company, Vanco International Ltd. и Vanco Prykerchenska Ltd., еще и три другие компании, надеюсь, они и заявят официально о своем участии в инвестиционном пуле с Vanco.

— Какими будут последующие действия правительства и Минприроды в отношении Vanco и СРП?

— Мы направили совместно с Министерством экономики предложения по внесению дополнений и изменений в действующий Закон Украины «О соглашениях о разделе продукции». В частности, я настаиваю на том, чтобы была кардинально увеличена доля государства в СРП — до 70% (сегодня она реально не превышает 11%). Мы предлагаем также ограничить участки, выставляемые на тендер, до 500 квадратных километров — на суше и до 1000 — на шельфе. Куба, к примеру, поделила 112 тыс. км на участки по 2 тыс. км и уже получила инвестиционный поток в
3—5 млрд. долл.

И самое главное: мы готовы к работе с инвесторами. Но хотим играть на равных и по прозрачным и понятным правилам. Тем более на своем поле, т.е. на шельфе.

* * *

До реального арбитражного разбирательст­ва дело вряд ли дойдет, что подтвердили на пресс-конференции и участники инвестиционного пула в составе Vanco International Ltd. (Бермуды), «ДТЭК» (компания Р.Ахметова), инвестиционная компания Shadowlight Investments Limited российского бизнесмена Евгения Новицкого, а также малоизвестная австрийская Integrum Technologies Limited, представляющая интересы частных инвесторов.

Кто стоит за австрийской компанией, представляющей интересы частных лиц, — неизвестно. Ее представитель Герхард Экерт заявил, что если правительство захочет получить информацию о частных акционерах фонда, пусть обращается официально.

Думаю, правительство Украины обратится с запросом к участникам пула. Тем более что они говорят, что доли их участия равны (выходит по 25% на каждого). Финансовые взносы, как говорят, тоже приблизительно равны. Но конкретную цифру уточнил только Герхард Экерт: финансовый взнос в Прикерченский проект компании Integrum Technologies Limited составляет 330 млн. долл. Возможно, это совпадение, но на такую же сумму в самом начале выдавала финансовые гарантии компания J.N.R (входит в фонд Ротшильдов)…

Кабмин может, конечно, обратиться за дополнительной информацией о соучредителях и владельцах участников пула. Да только результат может оказаться предсказуемым. Помните, так было и с учредителями «РосУкрЭнерго». И обращались, и спрашивали, а правительству в ответ — общие фразы о двух холдингах.

А еще можно официально и не предъявлять акции на украинский шельф, а просто при этом присутствовать…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно